Сегодня 24 января 2017 г., вторник, 14:08USD 59.21 -0.2866EUR 63.62 -0.3199
Общественные и социальные новости

Дом, где живет свобода

28 февраля 2016
hits 915

У детей-инвалидов по окончании дома-интерната зачастую путь только один - в психоневрологический интернат (ПНИ). Разорвать этот порочный круг решили сотрудники Санкт-Петербургской благотворительной организации «Перспективы» совместно с психоневрологическим интернатом №3.

В феврале в Северной столице начала работу «Тренировочная квартира». Уникальный проект, цель которого доказать, что воспитанники ПНИ могут жить вне стен интерната. Могут и очень хотят. И, главное, это возможно! Все, что нужно, - немного помочь, в чем лично убедился и корреспондент «Мира Новостей», побывав в Санкт-Петербурге.

ХОРОШАЯ КВАРТИРА

На первый взгляд обычная квартира в новостройке. Просторная, с хорошим ремонтом. Заметить отличия можно, только если их поискать. Например, нож, которым девушка, сидящая в инвалидном кресле, на кухне режет салат, какой-то странной формы - больше похож на... квадратный серп!

- Никогда не видели такого? - улыбается куратор программы «Тренировочная квартира» Надежда Сота. - А это специальный нож для ребят со спастикой (это нарушение нервно-мышечной деятельности, при котором конечности не слушаются, становятся жесткими или, наоборот, слабыми, часто сопровождающееся болезненными ощущениями). Как только мы поняли, что Дине неудобно резать обычным ножом, сразу же купили ей такой. Так же как когда поняли, что Юля боится плиты, приобрели мультиварку. А когда увидели, что Дине и Юле неудобно готовить на обычном столе, принесли им более удобный. На нем можно готовить, сидя на инвалидной коляске. Собственно, для этого мы - кураторы, педагоги и психологи - и находимся рядом с ними. Не для того, чтобы делать за них, и даже не для того, чтобы их страховать. А чтобы оптимизировать их пространство, делать его комфортным, а значит, не враждебным для них. Так они смелее и быстрее осваивают его.

Объясняя это, Надежда указывает на низкий стол на кухне. Только теперь мне становится понятно, зачем он тут нужен, ведь в общей экспозиции интерьера он выглядит как-то странно. Однако интерьер не главное для таких людей, как Дина и Юля, ведь обе они колясочницы. И пока мы - обычные люди - капризничаем в дизайнерских мебельных магазинах, у Дины и Юли цель совершенно другая: доказать, что они могут жить как все - самостоятельно, в собственной квартире, а не в казенных стенах.

Ради этого в феврале этого года в Петергофе и была организована эта «тренировочная квартира», а в нее заселились четыре «первопроходца» - Дина, Юля, Андрей и Володя - воспитанники психоневрологического интерната №3 города Петергофа.

МОЙ РОК-Н-РОЛЛ

Идея «тренировочной квартиры» вызревала уже давно, как плод многолетнего сотрудничества ПНИ №3
г. Петергофа и знаменитой в Санкт-Петербурге благотворительной организации «Перспективы».

С 2008 года сам психоневрологический интернат №3 реализует программу «Добро пожаловать домой», в ходе которой получили квартиры и вышли в самостоятельную жизнь уже 23 воспитанника. Ну а в наступившем году смогли пойти дальше - запустили совместный с общественной организацией проект «Тренировочная квартира».

Его идея сложна и лаконична одновременно: после 4-месячного курса «теории обычной жизни» четыре отобранных «пионера» под присмотром куратора, психолога и трех социальных педагогов пройдут здесь «практический курс обычной жизни», для того чтобы в итоге доказать комиссии в ПНИ, что они смогут жить и обслуживать себя самостоятельно. Ну а после первой четверки своей очереди ждут еще 28 человек.

А нужно ли им это? А справятся ли они? Пока куратор Надежда объясняет мне смысл проекта, я не могу избавиться от этих мыслей.

Неожиданно «ответ» приходит сам. И это Володя с гитарой.

- ...И то, что было, набело откроется потом. Мой рок-н-ролл - это не цель и даже не средство...

Голос у Володи приятный, слух отличный. И как-то трогает, что он запел именно эту песню, которую я люблю. Еще больше трогает то, что воспитанник десятой (она считается тяжелой) группы психоневрологического интерната №3 г. Петергофа говорит. И как.

- Играть на гитаре я учусь третий год, занимаюсь раз в неделю и все свободное время. Очень люблю рок-н-ролл. И здесь это не как в интернате, гораздо больше возможностей. Там играть особо не давали. И сердце разрывалось внутри. Здесь другое дело, и я думаю даже про организацию концерта. Но пока стараюсь зарабатывать, ведь за уроки гитары надо платить. Поэтому я работаю в районной больнице санитаром. Там много работы, с которой люди не справляются, а я делаю. Я сам пробиваю себе дорогу и горжусь этим.

Правильные слова, правильный смысл. Нелогично в образе Володи, пожалуй, лишь одно: новый черный пиджак, который, кстати, ему очень идет, в паре со спортивными штанами.

- А это потому, - объясняет Володя, - что пока хватило только на пиджак. Брюки надеюсь купить со следующей зарплаты. Ведь бюджет надо рассчитывать.

ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ

- На самом деле вот это понимание, что бюджет надо рассчитывать, самое ценное! - уверяет Надежда. - Потому что это огромное провисание в сознании каждого из них. Последствия жизни в интернате, где они привыкли жить на всем готовом. И даже если потратишь все деньги, еда и крыша над головой есть всегда. Но в свободной жизни все это совсем не так, поэтому главное, чему приходится им учиться здесь, - это ответственность за свои финансы, за свой желудок, за свои поступки. Вся наша работа сосредоточена как раз на этом. Остальное - даже их диагнозы - нам не важно.

Те же знания упорно осваивает и Андрей, стройный, белокурый парень с правильными чертами лица, с которым мы успели пообщаться до того, как он убежал на работу в пищеблок, где служит грузчиком.

Ведь именно из-за их отсутствия Андрей чуть не попал в беду, купив в кредит дорогой мобильный телефон. На тот момент он еще не понимал и того, что в жизни многое можно, и того, что за все это надо платить. Теперь и ответственности, и возможностей гораздо больше.

За время, в течение которого Андрей живет «как обычные люди», он пробует самостоятельно делать то, чему его учили в ПНИ, - стирать, убирать, готовить борщ, начал изучать компьютер и учиться принимать решения самостоятельно.

Пока Андрей перечисляет мне все свои новые возможности, я ловлю себя на мысли, что уже не задаюсь вопросом: а смогут ли они, а нужно ли им это? Конечно, смогут и, конечно, нужно. Ведь любое живое существо хочет жить, развиваться, радоваться. Ведь, по сути, это и есть смысл жизни. Так разве у нас есть право кого-то этого лишать?

- Почему в обществе считается, что раз эти люди не похожи на нас, особенные, то они должны жить в четырех стенах, в условиях строгого режима? - возмущается куратор Надежда. - Почему мы вообще считаем, что они не смогут жить так, как мы? Чему-то не смогут научиться? Вы же видели, как готовит наша Дина? А еще она прекрасно умеет убирать, складывать вещи, стирать. Все умеет, несмотря на то что у нее спастика рук. Ну и что! Просто она все это делает по-другому, и ей нужны более удобные для нее предметы. А так она такой же полноценный человек. И сейчас, к примеру, она осваивает компьютер. А еще учится читать и писать, чему ее не научили в интернате, считали, что не надо. Ребята все осваивают очень быстро. И радуются всему - каждой новой возможности, каждому мгновению. Посмотрите на это, и вы убедитесь, что лишать их такой нормальной человеческой жизни - преступление.

ВЕРА НАДЕЖДЫ

- Когда я только пришла на эту работу, меня сразу же определили в самую тяжелую палату, - рассказывает Надежда.  - Я тотчас же обратила внимание на мальчика, к которому все боялись подходить. Это был мальчик с зондом. И позже выяснилось, что зонд стоял у него с рождения. Самому же мальчику ростом с трехлетнего ребенка было 18 лет. Именно с ним я начала работать: массаж, гимнастика, провокации. Эта технология называется базальной стимуляцией. Основа ее - осязание, прикосновения. То, что любая мать делает на инстинктивном уровне, поглаживая, обнимая, потряхивая и просто нося на руках своего ребенка. Вот этот мальчик с зондом - лучший пример того, что может стать с человеком без этих материнских прикосновений. И что будет, если их вернуть. Занимались мы с ним очень много, и я знаю, что ему было очень больно, но приблизительно через полгода благодаря стимуляции глотательного рефлекса он научился есть из бутылочки и смеяться! Вы представляете, как это много значит?

Работая с ребятами, я точно знаю, что и их нельзя лишать возможностей. Они должны жить полноценной жизнью. Как и любой из нас. И только так и должно быть.

Хотите помочь проекту «Тренировочная квартира», звоните: +7 (812) 320-06-43.

Марина Алексеева,

фото автора

Просмотров: 915
Поделиться
Магазины у дома закроются... по просьбам трудящихся Далее в рубрике Магазины у дома закроются... по просьбам трудящихся


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.