Сегодня 24 мая 2017 г., среда, 22:42USD 56.27 -0.2809EUR 62.92 -0.6986
Криминальные новости. Чрезвычайные происшествия

Экипаж «Булгарии» спасал себя, а не пассажиров

9 июля 2014
hits 3654

10 июля - годовщина страшной трагедии, случившейся в 2011-м на Волге недалеко от села Сюкеево. Туристический теплоход «Булгария» затонул всего в трех километрах от берега. На борту находился 201 человек, 122 из них погибли, в том числе 28 детей. Корреспонденты «МН» слушали приговор суда и исповеди потерпевших.  В казанском ДК «Юность» на днях огласили приговор. Помещение для заключительного заседания выбрали специально - только концертный зал смог вместить всех родственников погибших пассажиров. Процесс продолжался больше года, и за это время семьи, потерявшие своих близких, узнали о затонувшем теплоходе и причинах трагедии больше, чем любой журналист.

В ожидании окончательного вердикта они постоянно с нами говорили. О том, что судьи опросили 200 потерпевших и 150 свидетелей, ознакомились с результатами 250 экспертиз. Что обвиняемые - субарендатор «Булгарии» Светлана Инякина, старший эксперт Камского филиала Российского речного регистра Яков Ивашов, сотрудники Казанского линейного отдела Ространснадзора Владислав Семенов и Ирек Тимергазиев, старпом капитана теплохода Рамиль Хаметов - так и не извинились перед пострадавшими. Что уголовное преследование в отношении капитана судна Александра Островского и старшего механика Владимира Подъячева было прекращено в связи с их гибелью. Что капитан сухогруза «Арбат» Юрий Тучин и капитан буксира «Дунайский-66» Александр Егоров, летом 2011-го спокойно проследовавшие мимо терпящей бедствие «Булгарии», отделались штрафами. Тучин заплатил за неоказание помощи женщинам и детям 130 тыс. руб., Егоров - 190 тысяч.

Люди, три года оплакивающие своих сыновей, дочерей, мужей, жен, родителей, согласны были говорить о чем угодно, лишь бы ненадолго заглушить боль.

«Мы боимся тишины. Боимся просыпаться утром и, еще не отойдя ото сна, натыкаться взглядом на фотографии в черных рамках. Боимся воспоминаний. У нас каждый день - 10 июля 2011-го, - объясняют потерпевшие. - Вот сейчас готовимся к дню памяти жертв «Булгарии», организаторы собираются отвезти семьи в село Сюкеево - к мемориальному комплексу. А нам бы суд пережить. Не нужны торжества и духовые оркестры, просто выслушал бы кто».

«СУДНО-РАЗВАЛЮХА, ПЬЯНЫЕ МАТРОСЫ»

Потерпевшая Лилия Салахиева: - Следователи и судьи считают, что «Булгарию» погубили шторм, отвратительное техническое состояние судна и неумелый экипаж. Люди, отправившие в рейс развалюху с пьяными матросами на борту, убили мою беременную дочь. Она была на четвертом месяце. Как же мы мечтали нянчить внука, смотреть, как он растет. Дочке было всего 20 лет... Раньше я работала телефонисткой, но после случившегося не могу слышать звонки. Спрашивают номер речного порта - меня словно парализует. Дребезжит телефон - вспоминаю, как муж кричал в трубку: «Мы тонем». В общем, пришлось уволиться. И все равно я из того дня никак не выберусь: крик, ужас, дорога в порт, там толпа напуганных людей. Муж спасся, а дочка... У нее была крошечная тату на шее - скорпиончик. По ней и опознали. У дочки в легких совсем не было воды. Она погибла от случайного удара по голове. Не тонула, как другие. Зять дважды за ней нырял. Спас женщину и 7-летнего ребенка, а жену не успел. Два часа провел в воде с мазутом - искал. Теперь у него заболевание легких - постоянно кашляет.

«ПОСАДИТЬ В КОРЫТО И ПУСТИТЬ ПО ВОЛГЕ»

Потерпевшая Танзиля Сейтгазова: - На «Булгарии» были мой сын и невестка. Последний раз говорила с ними 6 июля. Он сказал: «Мамуль, скоро приедем, столько интересного тебе расскажем». Не они ко мне, а я к ним поехала - сына нашли на второй день, 11 июля, невестку - 10-го. Не хотела верить в произошедшее. До сих пор не понимаю, как он мог утонуть. Сын занимался подводным плаванием... Три года пытаюсь понять, как мне жить, во имя чего. Пусто внутри и вокруг. Холодно. Мне не жаль подсудимых, да они и не раскаиваются. Послали людей на смерть и получили по 5-6 лет жизни в неволе. Но ведь они-то целы и невредимы, а наши дети? Однажды видела во сне сына. Пришел, сел рядом и с усмешкой произнес: «Мы отдохнули, а им, представляешь, 6 лет дают». Я не кровожадная, но хотела бы для виновников гибели 122 человек не колонии, а чтобы их посадили в корыто и пустили по Волге, как наших близких, играть в «утонут - не утонут». Совесть в них не проснулась и вряд ли проснется - поздно.

«КОРМИЛИ ТУХЛЫМИ КОТЛЕТАМИ»

Потерпевшая Фания Миндубаева: - Я была на теплоходе вместе с сестрой и снохой. До «Булгарии» никогда не участвовала в речных круизах, но всегда мечтала о таком путешествии. Наше судно оказалось настолько грязным, что в каюте пришлось бросить под ноги полотенце. Окна не открывались. Пассажиров кормили тухлыми котлетами. Несколько раз мы сталкивались с какими-то пьяными работниками. Сестра сердилась: «Полюбуйся, кому мы доверили жизнь». Когда доехали до Булгара, двигатель сильно гремел, теплоход долго не мог причалить. Позже он сильно просел. Никто не понял, как и почему мы стали тонуть. Все бегали, я надела спасательный жилет, но не знала, как его завязать. Когда хлынула вода, зацепилась за торчащие из стен штыри. Ударила сильная волна, нас куда-то швырнуло, выбросило наверх. Я думала, что вот-вот утону. Ухватилась за незнакомого мужчину, но он меня оттолкнул, и я снова пошла под воду. Тогда зацепилась за женщину в темной футболке. Кто-то кинул веревку, и нас стали поднимать на круг, на нем было много людей. Кругом волны, грохочет гром. Мы увидели плот. Там был Рамиль Хаметов (старпом капитана «Булгарии»), он сказал, что на плоту поместится всего 16 человек. Я намертво вцепилась в него и стала умолять, чтобы взяли меня с собой. Следом подобрали ребенка с переломанными ногами.

«ИЗ НАШЕЙ ГРУППЫ ВСЕ ПОГИБЛИ»

Потерпевшая Гульнара Зарипова: - Я брала путевки в «Интерволге» в третий раз. Хотели ехать в Чебоксары, но оказалось дорого, поэтому приобрела тур на «Булгарию». Поплыла с дочерью и ее подругой Людмилой Корымовой. В тот момент, когда судно стало тонуть, дочь ходила за телефоном - он заряжался. Я бросилась вниз, в трюм. Мы встретились, взялись за руки и больше не отпускали друг друга. Я запомнила старпома Хаметова - он раздавал жилеты. Благодаря им мы и спаслись. Уходя под воду, я видела, как Хаметов пытается открыть двери, завязанные цепями. Меня вытолкнуло наверх. Из нашей группы все погибли, кроме меня и дочери. Очень трудно было жить первый год. Не оставляло чувство вины перед родственниками погибших. Наверняка многие из них задавались вопросом: «Почему эти люди остались в живых, а эти нет?» Тяжело было хоронить знакомых. Понимаю, что не я виновата в трагедии, но не могу избавиться от горьких мыслей.

«НА ПЛОТАХ МЕСТА НЕ БЫЛО»

Потерпевший Николай Макаров: - От нашей организации «Фондстрой» на «Булгарии» было 38 человек. Моя каюта находилась между трюмом и верхней палубой у бара. Перед отплытием нам показывали фото кают. Снимки существенно отличались от того, что мы увидели на судне. Не было указателей, где выходы и спасательные жилеты. Вечером моя жена встретила мертвецки пьяного рулевого и таких же «хороших» механиков. Они лыка не вязали. Когда судно стало тонуть, теплоход так резко накренился, что у нас посыпались вещи со стола. Мы пошли за дочкой. Она бежала нам навстречу и кричала: «Папа, мама, корабль тонет!» Схватили жилеты, помчались на верхнюю палубу. Из дверей хлынула вода, корабль резко пошел ко дну. Не как в фильмах показывают, а быстрее. Меньше чем за минуту. Меня вытолкнуло водой. В задней части корабля фонтаном била не то солярка, не то мазут. Мы все были в этой жиже. Я увидел жену, она кричала, что дочь утонула. Девочка просто выскользнула из пенопластовых полосок с надписью «Украина», она была худенькая. Мы поплыли в сторону плотов, места на них не было. Повисли на веревках. Помню, как за нами прибыла «Арабелла», их команда слаженно действовала. А член экипажа «Булгарии», когда судно тонуло, матерясь, пробежал мимо моей семьи. В принципе он мог спасти людей, но спасал себя.

СУД ВЫНЕС ПРИГОВОР

Суд приговорил субарендатора «Булгарии» Светлану Инякину к 11 годам лишения свободы, старпома Хаметова - к 6,5 года, экс-начальника Казанского линейного отдела Волжского управления Ространснадзора Ирека Тимергазеева - к 6. Его подчиненный, главный государственный инспектор Владислав Семенов, отправился в колонию общего режима на 5 лет. Старший эксперт Камского участка Российского речного регистра Яков Ивашов был осужден на 5 лет лишения свободы, однако его отпустили по амнистии и освободили в зале суда.

Маргарита Подгородова, Анна Бессарабова

Фото РИА «НОВОСТИ»

Просмотров: 3654
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Кто ответит за «Булгарию»? Далее в рубрике Кто ответит за «Булгарию»?


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.