Сегодня 26 марта 2017 г., воскресенье, 02:53USD 57.42 -0.0981EUR 61.86 -0.2323
Криминальные новости. Чрезвычайные происшествия

Анатолий Багмет: “Недоказанная виновность равна доказанной невиновности”

24 августа 2009
hits 604

Ситуация с преступностью в столице меняется постоянно: то кривая преступлений опускается вниз, то вдруг ползет вверх. Мы попросили руководителя Следственного управления по городу Москве Следственного комитета при прокуратуре РФ (СУ СКП РФ) Анатолия Багмета объяснить, почему так происходит, а также дать оценку криминогенной ситуации в городе, рассказать, как обстоят дела с расследованием совершенных преступлений.

- Анатолий Михайлович, как вы оцениваете состояние преступности в Москве по сравнению с другими регионами? 

- Москва - огромный мегаполис, и, конечно, большего количества преступлений, чем в Москве, не совершается ни в одном субъекте Федерации. По состоянию преступности Москва сегодня на первом месте. Второе место занимает Свердловская область. В Москве только официально проживают более 10 млн человек. При этом мы не имеем точной информации о том, сколько в Москве работает и проживает иностранных граждан и приезжих из других регионов России. В прошедшем году нежители Москвы привлечены к уголовной ответственности за совершение более 38 000 преступлений, есть среди них и убийства, изнасилования, похищение человека, незаконное лишение свободы, взяточничество и другое. 

- Вы положительно относитесь к работе своего подразделения? 

- Именно так. В этом году в суд направлено почти на 30% больше дел, чем за аналогичный период прошлого. В 4 раза упала прекращаемость дел. Сокращаются, несмотря на сложность ряда дел, сроки расследования, в 5 раз меньше дел возвращено прокурорами для производства дополнительного расследования, по 95% оконченных дел следователями внесены представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступлений, и они добиваются эффективного их рассмотрения соответствующими должностными лицами и т.д. Таким образом, мы планомерно выполняем возложенные на подразделение председателем Следственного комитета А.И. Бастрыкиным задачи по противодействию преступности, защите прав граждан и неукоснительному соблюдению в следственной работе принципов законности. 

- Могли бы вы привести пример последних ярких московских дел о коррупции? 

- В 2009 году мы привлекли к уголовной ответственности за мошенничество оперуполномоченного по ОВД ГУ МВД России по ЦФО и старшего следователя СЧ ГУ МВД России по ЦФО, за получение взяток задержан ряд судебных приставов-исполнителей УФФСП по 

г. Москве, несколько преподавателей вузов, в частности, заведующий одной из кафедр Московского института коммунального хозяйства и строительства, заместитель проректора Московского государственного горного университета, а также должностные лица Россельхознадзора. Более 10 дел уже возбуждено в отношении недобросовестных врачей, получающих незаконные вознаграждения за выдачу больничных листов и госпитализацию пациентов. 

- Каков порядок возбуждения таких дел? По обращениям граждан или это исключительно внутриведомственная работа? 

- Конечно, все зависит от гражданина и занимаемой им активной гражданской позиции! Без его показаний невозможно доказать вину чиновника. Если мздоимец требует деньги, гражданин должен обращаться в компетентные органы, в ФСБ или МВД. В МВД созданы свои внутренние службы собственной безопасности. Они проводят все необходимые оперативно-разыскные мероприятия, изобличают взяточника, и лишь потом материалы поступают к следователю, который и возбуждает уголовное дело. Более 60% коррупционных дел возбуждается по результатам оперативно-разыскных мероприятий. Незначительная часть по результатам финансово-хозяйственных проверок, проводимых другими ведомствами, и заявлениям граждан. Я постоянно говорю своим следователям о необходимости неукоснительного соблюдения закона, ведь недоказанная виновность равна доказанной невиновности. Невиновный к уголовной ответственности ни в коем случае привлечен быть не должен. 

- Коррупция непобедима, как вы думаете? 

- Конечно, коррупция будет всегда. Вы можете назвать хоть одну страну, где ее вообще нет? Я такой не знаю. А вот снизить ее, безусловно, возможно. Сравните уровень коррупции, например, в 80-е годы и сейчас. Раньше он был существенно ниже по ряду причин. В том числе изменился менталитет, у людей стало больше денег, произошло сильное социальное расслоение, и, к сожалению, не в пользу среднего класса, совершенно другими стали запросы нечистоплотных чиновников. 

- Как вы считаете, что чувствует следователь, когда он изобличил жестокого преступника? 

- Я думаю, глубокое удовлетворение. Я горжусь своими подчиненными, которые совместно с работниками милиции раскрывают тяжкие и особо тяжкие преступления. Например, убийство помощника заместителя председателя Госдумы Беляева. В данном случае оперативно и талантливо сработали и заместитель руководителя СО по ЗАО Дмитрий Павлов, и руководитель УВД по ЗАО Александр Лавочкин. Было выбрано правильное направление работы, и мы моментально раскрыли это дело. Мы также смогли стабилизировать ситуацию с убийствами экстремистской направленности, так как первый отдел нашего управления совместно с сотрудниками МУРа смогли после долгой и кропотливой работы изобличить преступную группу скинхедов, на счету которой десятки убийств по мотивам национальной ненависти и вражды. Сейчас мы пытаемся выявить каналы финансирования таких экстремистских групп. 

К слову, на базе нашего управления нами и Следственным комитетом организован учебный центр по повышению квалификации следователей, в котором уже прошли обучение 83 следователя из ЦФО России. Общаясь со следователями на лекциях, откровенно скажу, что это достойные и преданные делу люди, твердо стоящие на позициях защиты наших граждан и государства. 

- 26 марта состоялось решение Верховного суда, который в качестве формулировки вашего увольнения из органов прокуратуры оставил следующую: “Совершение проступка, порочащего честь прокурорского работника”, несмотря на то что ни Тверской районный суд Москвы, ни Мосгорсуд вашей вины в произошедшем не нашли. Расскажите, если можно, о сложившемся конфликте с прокуратурой подробнее. 

- Когда я был заместителем прокурора Челябинской области, с кафедры уголовного права и криминологии ЧелГУ мне поступило предложение: в свободное от работы время, по субботам, читать лекции студентам. Я согласился. Занятия проходили нормально. И мне, и студентам наша совместная работа приносила удовлетворение. Летом 2005 года мне было предложено продолжить работу по выходным в должности доцента кафедры. 

Когда два года спустя мне была предложена должность руководителя Следственного управления по Москве, Генпрокуратура начала проводить в отношении меня различные проверки. Естественно, скомпрометировать меня не удалось. После повторного предложения возглавить столичное Следственное управление уже в декабре 2007 года была инициирована повторная проверка по обстоятельствам моей преподавательской деятельности. Оказалось, что должностные лица ЧелГУ присваивали своим сотрудникам ученые звания вопреки установленному законом порядку. В частности, приобщали к аттестационным делам выписки из приказов о якобы имеющемся стаже преподавания в филиале ЧелГУ в г. Кустанае Республики Казахстан. Я такого беззакония и представить не мог. Тогда работники Генпрокуратуры и обвинили меня в предоставлении подложных документов для присвоения ученого звания доцента, повлекшего получение необоснованных доплат. Проведенная следователями Следственного комитета при прокуратуре РФ доследственная проверка показала, что я никаких преступных деяний не совершал. Следствие установило, что подделку и использование подложных документов совершили сотрудники ЧелГУ. Состоявшиеся судебные заседания подтвердили, что подложные документы, на основании которых мне было присвоено данное ученое звание, я никому не представлял. Кстати, ученое звание доцента вообще не предполагает каких-либо доплат и не дает привилегий его обладателю. Более того, при рассмотрении дела в ВС РФ представитель Генпрокуратуры признал, что я действительно никаких противоправных действий не совершал, а свою позицию обосновал тем, что я не проверил законность присвоения ученого звания Рособразованием. Хочу отметить, что данное обстоятельство не указано в приказе генпрокурора о моем увольнении и никогда не вменялось мне в качестве дисциплинарного проступка. Проверяют законность ученых званий специально уполномоченные государством органы. 

- Есть ли у вас аттестат доцента? 

- Когда я узнал, что в мое аттестационное дело (на его основании мне присвоили ученое звание) должностные лица ЧелГУ вложили подложные документы, я немедленно обратился с заявлением об аннулировании ученого звания доцента в ученый совет университета. К заявлению я приложил выданный Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки аттестат доцента. 

После того как суд восстановил меня на работе, по указанию Генеральной прокуратуры РФ меня фактически не допустили к исполнению своих служебных обязанностей. Несмотря на то что мне предоставили кабинет, от текущей работы меня изолировали, проигнорировав таким образом состоявшееся решение суда. Тогда я принял решение об уходе на пенсию, и с 28.03.2008 по приказу генерального прокурора был уволен в почетную отставку. 

С 8 мая 2008 года я руковожу столичным управлением СКП. Что касается позиции Верховного суда, то она мне непонятна. Она идет вразрез с одним из основополагающих принципов гражданского судопроизводства, которым руководствуются в своей правоприменительной практике все российские суды, - принципом правовой определенности, когда принятое судом и вступившее в силу решение по гражданскому делу не может быть пересмотрено в надзорном порядке, за исключением случаев серьезного нарушения закона в ходе предыдущих судебных слушаний. Таковых, по моему мнению, допущено не было, так как решение Тверского районного суда г. Москвы принималось исключительно на основании материалов, представленных Генеральной прокуратурой РФ. 

- Как вы относитесь к состоявшемуся решению Верховного суда? 

- Как я уже сказал, решение Верховного суда откровенно противоречит закону. Ведь Верховный суд, выступив в качестве работодателя, необоснованно вменил мне новые нарушения, не установленные самой Генеральной прокуратурой. Естественно, они будут обжаловаться. Я готов доказать свою правоту не только в Президиуме Верховного суда, но и в Конституционном суде РФ. Не сомневаюсь, что это определение будет отменено

Просмотров: 604
Поделиться
Васильеву выпустят по УДО? Далее в рубрике Васильеву выпустят по УДО?


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.