Сегодня 17 января 2017 г., вторник, 14:10USD 59.40 -0.2052EUR 63.28 0.0556
Новости экономики и финансов

Ингушетия: 20 лет испытаний и надежд

22 июля 2013
hits 2209

Корреспондент «МН» Никита Аронов отправился изучать строящийся в Ингушетии горнолыжный курорт, но обнаружил, что в республике пока нельзя не только отдыхать, но и работать.

КУРОРТЫ И СТРЕЛЬБА

- Ваши документы, - настойчиво требует военный.

За окном микроавтобуса виднеются укрепления из бетонных блоков. Вроде бы на курорт едем, но чтобы попасть туда с Военно-Грузинской дороги, надо пересечь осетино-ингушскую границу. А охраняется она не хуже иной государственной. Когда строили дороги, никто не задумывался о том, где кончается одна северокавказская республика и начинается другая. Так что теперь обычная поездка  зачастую предполагает преодоление пары-тройки застав. Вооруженные люди попадаются и просто на улицах. Реже, чем в Дагестане, но достаточно часто, чтобы держать в напряжении.

- В Ингушетии очень много силовиков, - рассказывает ингушский правозащитник Магомед Муцольгов. - Но, к сожалению, для отдыха не хватает главного - гарантии безопасности. Вы можете спокойно идти по своим делам и попасть под обстрел или оказаться в зоне спецоперации.

Правда, стрельбы за несколько дней в Ингушетии я не слышал ни разу. В заслугах у нынешнего президента некоторое снижение напряженности.

- Убивать все-таки стали реже, - признает Муцольгов. - В 2008 году, когда пришел Евкуров, убитых было 212 человек. Это и силовики, и те, кого назвали боевиками. В 2009 году - 304 трупа, в 2010-м - 160, в 2011-м - 77, в 2012-м - 100. Однако в республике по-прежнему бесследно пропадают люди, по 13-15 человек в год. В этих историях обычно фигурирует какая-нибудь бронетехника, а исчезают те, кем заинтересовались спецслужбы.

До Дагестана по количеству исчезновений далеко. Как и по степени исламизации. Если в прикаспийской республике аяты из Корана пишут даже на заборах, то тут я увидел религиозную цитату один-единственный раз: на плакате, призывающем не давать взяток. Вообще коррупция - актуальная тема местной социальной рекламы, да и не только рекламы, наверное.

Но одну огромную уступку исламистам власти Ингушетии все-таки сделали. В республике, как и в соседней Чечне, действует негласный «сухой закон». К нему шли последовательно. Еще в 2006 году запретили продавать спиртное в священный месяц Рамадан. Потом - по четвергам и пятницам. Теперь лицензии на алкоголь выдают только гостиницам, где бывают туристы.

Алкоголь в гостиницах, впрочем, дорогой и плохой. Как и весь ингушский сервис. Хотя лечебно-оздоровительный комплекс «Армхи», гордость местной туриндустрии, в первом приближении напоминает нормальную турецкую гостиницу средней руки. В номерах даже есть wi-fi и плоский телевизор со спутниковой тарелкой. Но интернет пропадает ежеминутно, а телепанель показывает только канал «Россия 1». Еще есть бассейн, который не работает, и грязевые ванны, которые не работают тоже.  Не покидает ощущение подделки. Как будто задача была не разместить с комфортом полторы сотни отдыхающих, а доказать, что и Ингушетия умеет строить гостиницы не хуже других.

С горными лыжами похожая ситуация. Подъемник и трасса, кстати, вполне на уровне, но кому они нужны, если со снегом проблемы?

ГОРОДА И БАШНИ

Еще туристов пытаются привлечь средневековыми развалинами. Древние жители этих мест строили рядом с домами пятиэтажные каменные башни с бойницами. Если приходили разбойники, татары или русские правительственные войска, вся семья забиралась наверх, убирала лестницу и зажигала на вершине огонь, чтобы подать сигнал соседям - с башен одного селения обязательно видно соседнее.

В горной Ингушетии они на каждом склоне, эти башни. Безумно красивые на фоне зеленой травы и серого неба. Вот, например, боевая башня Евкуровых. От времени она обвалилась, но, став президентом, Юнус-бек Баматгиреевич по новой местной моде отреставрировал постройку. На соседнем холме торчит аналогичная родовая башня Чилиевых. Отсюда вышел род нынешнего председателя правительства республики Мусы Чилиева.

Кто из москвичей помнит название деревни своих предков? А вот ингуши, даже равнинные, связи с башнями не теряют. Любого можно спросить, в каком ауле его родовая башня, и он обязательно ответит. Собственно, покинуты они совсем недавно. Среди средневековых каменных строений горные ингуши жили вплоть до середины прошлого века, до самой депортации.

В феврале 1944 года сотни тысяч чеченцев и ингушей, от стариков до малых детей, погрузили в эшелоны и отвезли в Среднюю Азию. Это факт известный, но мало кто за пределами Ингушетии знает, что многих стариков при этом заперли в большой хозяйственной постройке в ауле Таргим и подожгли. Так что народ лишился не только родины, но и почти всех хранителей традиций.

Второй раз ингушскому народу крупно не повезло уже в начале 1990-х. Сейчас об этом вспоминают редко, но из Грозного тогда активно выгоняли не только русских, но и ингушей, которые, пусть и родственный народ, но все ж не чеченцы. Другие ингуши-горожане жили в соседнем Владикавказе и вынуждены были уехать после осетино-ингушского конфликта. Так что на рубеже веков настоящих городов у ингушей не осталось вовсе. Столицей временно стала Назрань, хоть и городское поселение, но все-таки большое село.

Новую столицу - Магас - заложили в чистом поле. Название, кстати, немного в пику осетинам, которые ассоциируют себя с древним северокавказским государством Аланией. А столица Алании как раз и называлась Магас.

В новом Магасе собраны все республиканские госучреждения и представительства федеральных структур. Здесь университет, телецентр и даже первый в республике элитный жилой комплекс. Одиноко притулилась в уголке зеленого поля Кадастровая палата. На спутниковой карте город напоминает коттеджный поселок, где все улицы и кварталы уже есть, но некоторые - еще без зданий. Ни производств, ни важных коммерческих объектов в Магасе нет и пока не предвидится. Это центр власти в голом виде, как города древнерусских князей.

ПРИБЫЛИ И УБЫТКИ

Впрочем, промышленность для Ингушетии вообще больной вопрос. Откроем официальный «каталог конкурентоспособных предприятий» республики. Тут добыча песка, сварка, ковка, кровельные материалы, с десяток цехов по производству пластиковых окон и дверей. Пекарни, кондитерские, заводы газировки. В общем, все местного значения. Машиностроение представлено заводом электродвигателей малой мощности на 54 рабочих места. А из экспортного товара имеются, пожалуй, только нефтепродукты и минеральная вода «Ачалуки».

Если верить данным Росстата, то по уплате налогов с обрабатывающей промышленности Ингушетия третья с конца. Хуже ситуация только у Карелии с Хакасией. И какую строчку в статистике налоговых поступлений ни глянь, везде положение кавказской республики примерно такое же. Налогов в федеральный бюджет Ингушетия платит меньше всех: 1,79 млрд рублей в 2010-м и 2,68 млрд - в 2011-м. Куда больше республика получает в виде дотаций: 5,3 млрд в 2010 году, 6,3 млрд - в 2011-м. В прошлом году уже 7,2 млрд. По объему дотаций это 13-е место среди российских регионов. Но если пересчитать на душу населения, получится, что место первое.

Можно, конечно, сказать, что в ответ Ингушетия отдает свою нефть, а налоги с нее в республиканский бюджет не поступают. Но если посмотреть реальные объемы добычи, то местная «дочка» Роснефти за 2011 год, например, продала нефтепродуктов всего на 1,4 млрд рублей. Так что говорить не о чем. Правда, 10 лет назад нефти добывали в несколько раз больше.

Моя соседка в самолете на Москву - ингушская бабушка, бывшая учительница. С невесткой и малышом они летят на перекладных к сыну в Сибирь. На малой родине он после института работы так и не нашел. Да и не прокормить семью на ингушскую зарплату.

- Люди в среднем по 8 тысяч в республике зарабатывают, - признается бабушка.

Официально средняя зарплата, впрочем, вдвое выше. Зато безработица, если считать по методике Международной организации труда, составляет рекордные для страны 49,1%.

СТАБИЛЬНОСТЬ

«Вместо того чтобы курортом назвать, надо сначала создать там побольше всяких производств, - недавно критиковал нынешнюю власть в телеинтервью первый президент Ингушетии генерал Руслан Аушев. - Ну кто на лыжах будет кататься? Есть Терскол в Кабардино-Балкарии, Домбай, Сочи сейчас будут. Езжайте туда и катайтесь, а эти средства потратьте на малое производство».

Аушев бешено популярен в республике. Пару раз я встречал машины с генеральским портретом под лобовым стеклом. Если бы выборы главы региона своевременно не отменили, можно было бы не сомневаться в победителе. Аушев был мастер больших дел. Он основал Магас и одноименный аэропорт. В конце концов, даже комплекс «Армхи» построил именно он.

Сейчас в республике происходит все то, что в нынешней России принято называть стабильностью. Магас мало-помалу строится. Качается нефть. Доплачивают учителям, празднуют День Победы. Вместо промышленности строят какие-то горнолыжные спуски. Маленькую Ингушетию, конечно, грех сравнивать со всей остальной страной. В России дела все-таки лучше. А вот власть в Ингушетии вполне могла бы служить моделью того, как работает наше государство. Только замените курорт «Армхи» на горнолыжные спуски Сочи, а Магас - на Новую Москву и объекты саммита АТЭС. Правда, знакомо? Разве что «сухого закона» в большой России еще нет. И хоть это немного утешает.

Фото FOTOBANK.COM, PHOTOXPRESS

Просмотров: 2209
Поделиться
Интернет-покупателей обложат налогами Далее в рубрике Интернет-покупателей обложат налогами


Загрузка...
Комментарии (1)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.