Сегодня 18 января 2017 г., среда, 09:01USD 59.40 -0.2052EUR 63.28 0.0556
Новости экономики и финансов

Грант на разорение

7 мая 2015
hits 1874

Успешный аграрий из Ставропольского края Ирина Каракай получила государственный грант - 21 млн рублей. И оказалась перед угрозой банкротства. Вот так в нашей стране заканчиваются игры в импортозамещение.

Ирина Каракай - фермер с 25-летним стажем. Занимается непрестижным по нынешним меркам делом - растение­водством. Ее крестьянское хозяйство «Вольное» известно во многих уголках России, где люди не хотят питаться резиновой редиской и пластиковыми помидорами. Ежегодно до 30 т качественных семян овощных культур, расфасованных в этом КФХ, разлетаются по стране.

До 2009 года Ирина, агроном с высшим образованием, и ее муж-ученый особых проб­лем не знали. Имели успешное предприятие, 1 млн рублей чистой прибыли, 300 га земли. Местная власть, конечно, постаралась выделить фермерам неудобные участки, заросшие камышом и покрытые соляными «блюдцами». Но ничего, справились, привели землю в порядок. Построили дом со всеми удобствами и зажили. Семья росла, дочери вышли замуж, родились внуки. Взрослые члены семьи - с высшим сельхозобразованием, младшие - с трудолюбием и уважением к земле.

ХОТЕЛИ КАК ЛУЧШЕ

Растения требуют удобрений. В условиях ставропольского засушливого климата одной химией не обойтись - нужна органика. Только где ее взять, если в районе давно уничтожено животноводство? «Значит, необходима собственная молочная ферма», - рассудила Ирина Каракай. Однажды по телевизору в программе «Сельский час» она услышала о существовании специальной государственной программы и отправилась в районную администрацию со словами: «Тоже хочу в ней участвовать и получить грант». Чиновники, отвечающие за аграрную политику, были не в курсе.

Ирине удалось войти в гос­программу «Малая семейная ферма» и выиграть 21 млн рублей. Она ездила по России - перенимала опыт у руководителей самых успешных КФХ, изучала технологии, интересовалась оборудованием. Разработала бизнес-план и проект суперфермы, за которой можно следить в режиме онлайн: в каких условиях содержатся коровы, что едят, чистые ли они, когда их доят и как?

Деньги поступили на спец­счет. Ирина собралась реализовать задуманное, но тут началась чисто российская история «хотели как лучше, а получилось как всегда».

Согласно условиям гос­программы, деньги гранта составляли 60% от предстоящих расходов. К ним надлежало добавить 10% собственных средств и 30% кредитных ресурсов Россельхозбанка.

Грант федеральный центр выделил без волокиты, собственные средства Ирина выложила без разговоров, а вот Россельхозбанк тянет с кредитом два года.

«А ведь это государственный банк, он обязан выдать мне кредит для реализации бизнес-плана, - рассказывает Ирина. - У нас идеальная кредитная история - ни дня никому не просрочили, нас проверяли и полиция, и прокуратура, мы работаем без нареканий. Но Россельхозбанк хорошо кредитует торговлю, а сельское хозяйство - нет. Но мы не торговцы, мы фермеры. В сельском хозяйстве, как известно, прибыль может быть только раз в год».

Под залог техники кредит Ирине тоже не дали. Мол, техника уже старая, хотя ей всего 7 лет. Причем официально в местном отделении банка в кредите не отказывали, но искусственно создавали препятствия. Например, давали Ирине список документов, которые надо привезти для оформления кредита. Она собирает бумаги, а ей сообщают, что они устарели...

Краевой минсельхоз, видя мытарства Ирины, дал добро: ладно, пока используйте грант без кредитов Россельхозбанка. Каракай поджимали сроки. Для строительства фермы она вынуждена была купить в чистом поле старую овчарню. Приобрела и снесла рухлядь, заплатив бешеную сумму из собственных средств. Теперь можно было начинать строить. Но кредит так и не дали - региональные власти не смогли договориться с руководством краевого отделения Россельхозбанка, а «грантовские» и собственные деньги небезграничны. Что делать?

НИ ШАГУ НАЗАД

Ирина в отчаянии написала письмо в краевое правительство: «Хочу выйти из программы! Готова вернуть израсходованную часть гранта. Разумеется, не за один год. Но ферму я не брошу, все равно буду строить собственными силами, хозспособом». «Выход из программы невозможен», - ответил минсельхоз.

«Я поняла, что меня водят вокруг пальца, - говорит Ирина. - Неизвестные «доброжелатели» звонили с предложениями помочь получить кредит. Но я взяток не даю, на том и стою. Хочу сделать молочную роботизированную ферму, как в станице Павловской на Кубани. И вообще, у соседей в Краснодарском крае совсем другие принципы работы. Там радуются, когда человек хочет сделать что-то полезное, ему всемерно помогают стать на ноги, развиваться. А у нас только палки в колеса».

Ирина решила использовать грант до конца. Будь что будет. И вдруг в сентябре 2014-го - гром среди ясного неба - иск от краевого минсельхоза. От того самого, который не сумел заставить Россельхозбанк выполнить обязательства по кредитованию, который разрешил Ирине пользоваться грантом и который регулярно проверял деятельность ее хозяйства, подписывал и одобрял все отчеты.

В исковом заявлении минсельхоз написал, что Ирина Каракай разбазарила деньги: допустила их нецелевое использование, не предоставляла отчетную документацию и теперь обязана вернуть 21 млн рублей в течение 60 дней. Или хозяйство обанкротят.

Вместо того чтобы сеять и пахать, Каракай обложилась юридическими справочниками и сутками строчит то просьбы, то объяснения... Фермерское ли это дело? До того как в России обрушился рубль, Ирине требовались на программу 30 млн рублей, сейчас уже 50.

«Бери кредит», - наставляет заботливый минсельхоз. «А если я не потяну?» - спрашивает Ирина, реально оценивая свои возможности. «Снова иск подадим», - парируют чиновники.

Не мытьем, так катаньем семью фермеров загоняют в кабалу, из которой нет другого выхода, кроме банкротства. Ведь в новых экономических условиях одних только процентов ежеквартально Ирина должна будет платить 1,5 млн рублей за кредит.

«Это приговор себе подписать, - возмущается Ирина. - Пока мы введем ферму в строй, завезем нетелей, пока они вырастут и начнется производство, пройдет полгода, а дикие проценты мы должны будем платить за пустоту. А ведь бизнес-план мы считали под другую экономическую ситуацию. Под другой курс рубля». Но кому это сейчас интересно?

ЗАБЫТАЯ ЗВЕЗДА

«От фермы я не отступ­люсь, нужно заниматься производством кормов - 100 голов скота надо будет кормить. Просто не могу повернуть назад», - признается Каракай.

А где же районная администрация? Поначалу чиновники Ирину не иначе как «наша звездочка» называли. А когда поняли, что она не может переломить систему и выбить кредит, про нее забыли.

«Хотя участие в программе должно давать мне право на первоочередное получение земли, я ее получить не могу», - вздыхает руководитель КФХ.

А ведь могли бы поддержать женщину-фермера, выигравшую грант и в одиночку пытающуюся поднять убитое молочное животноводство. Хотя бы землю дали, раз не могут помочь с кредитованием. Но куда там.

В итоге государственная программа не выполнена, деньги не освоены, объект не завершен, Россельхозбанк бездействовал, а арбитражный суд при настойчивости минсельхоза Ставропольского края реально может обанкротить фермера.

«Не хочу думать, что меня два года подводят к мысли об откате», - итожит Ирина. Не этому она учила своих детей.

Елена Саркисова,

Фото автора

 

Просмотров: 1874
Поделиться
На власти надейся, а сам не плошай Далее в рубрике На власти надейся, а сам не плошай


Загрузка...
Комментарии (5)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.