Сегодня 23 марта 2017 г., четверг, 01:24USD 57.63 +0.4037EUR 62.26 +0.5391
Бизнес. Финансы

«Закошмарить» фермерство, или Где границы личного подсобного хозяйства

5 декабря 2016
hits 1954

В то время, когда президент и правительство требуют защитить фермеров, на Урале устраивают показательную порку частнику-животноводу. 

Что это - частный случай или опасный прецедент? Виноват крестьянин или законы, не запрещающие ему заниматься предпринимательской деятельностью? Если фермера упекут за решетку, миллионы таких же, как он, работяг с земли окажутся в группе риска и попадут под карающий меч налоговиков или прокуратуры. В деталях «фермерского дела» разбирались корреспонденты «Мира Новостей».

Фермер Иван Черемных из села Никольское Камышловского района Свердловской области в свое время взял кредит в Россельхозбанке, положенный по закону всем личным подсобным хозяйствам (ЛПХ), и потратил его на покупку скотины. Крестьянин выращивал ее под забой, продавая излишки. При этом, работая в статусе ЛПХ (в России насчитывается более 18 млн мелких хозяйств, из них 350-400 тыс. - на Среднем Урале), он был освобожден от сборов, так как, согласно законодательству, самостоятельная реализация произведенной продукции не является коммерческой деятельностью.

НА СКАМЬЕ ПОДСУДИМЫХ

В 2014 году Иван зарегистрировался как индивидуальный предприниматель и зарегистрировал крестьянское (фермерское) хозяйство, а через два месяца к нему нагрянули сотрудники налоговой инспекции. По их мнению, с 2011 по 2013 год через счета фермера прошло несколько миллионов рублей.

Такие выводы налоговики сделали на основании того, что владелец крестьянского хозяйства заключал договоры с детскими садиками и школами на поставку мяса, а деньги за продукцию получал по безналичному расчету. Налоговики посчитали, что Черемных умышленно не платил налоги, за что и должен быть наказан по п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере».

Кроме прочего фермер должен был, по мнению налоговых органов, заплатить в казну 1,5 млн рублей (невыплаченные налоги плюс пени и штрафы).

Фермер, для которого выплата 1,5 млн рублей означала крах его фермерской деятельности как таковой, обратился за защитой в Арбитражный суд Свердловской области, и тот встал на сторону крестьянина, отменив все необоснованные претензии налоговиков.

Налоговики, получив в суде отказ, решили зайти с другого бока: обратились в Камышловский ОБЭП, мотивируя это тем, что Черемных якобы вел коммерческую деятельность, не регистрируя при этом ИП или КФХ (крестьянско-фермерское хозяйство). Оперативники завели уголовное дело против агрария, и он оказался на скамье подсудимых.

Сегодня за процессом с тревогой наблюдают многие владельцы личных подворий: такие частники, как Иван, обеспечивают продовольственную безопасность России, производя до половины продовольствия в стране.

Получается, что в группе риска в случае обвинительного приговора окажутся миллионы самозанятых фермеров, которых президент и правительство постоянно требуют защищать. В тех деревнях, где нет работы, только личное подсобное хозяйство позволяет сводить концы с концами, поднимать детей.

Если следовать логике налоговиков, даже старушка, которая держит десяток пеструшек и обеспечивает яйцами соседей-дачников, незаконная предпринимательница.

«МАРИНОВАНИЕ» ФЕРМЕРА

Между тем окончанию судебного процесса, в котором рассматривается уголовное дело, не видно конца. Материалы были переданы ОБЭП в суд еще 22 июня этого года, но никакого решения до сих пор не вынесено.

Несмотря на то что все доказательства исследованы, а свидетели, которые были заявлены обвинением, опрошены, прокуратура немотивированно попросила тайм-аут на один месяц, и судья удовлетворил это ходатайство.

Когда же стороны наконец должны были уже перейти на стадию прений, гособвинитель заморозил судебное разбирательство до 14 декабря. С какой целью затягивается процесс, неизвестно.

По одним данным, судья Максим Деев, рассматривающий дело Черемных, изначально был занят другим громким делом, по другим - сверху поступила просьба не «кошмарить» фермерство и сбавить общественный резонанс, вызванный недовольством других владельцев ЛПХ.

Защитник Ивана Черемных считает, что заседание отложили в нарушение всех процессуальных норм, и подготовил обращение к председателю Камышловского городского суда об ускорении судопроизводства. «Маринование» фермера происходило и ранее - предварительное следствие затянулось на целых семь месяцев, в течение которых Иван находился в состоянии неопределенности.

- Учитывая отсутствие веских доказательств вины моего подзащитного, - говорит адвокат фермера Сергей Тетерин, - теперь прокуратура пытается вменить Ивану Черемных перепродажу скота, при этом забывая о том, что бычки закупались им для откорма (под эти цели и брались кредиты в банке) и продавались только после того, как получали товарный вид. Видимо, откорм животных отныне не будет признаваться крестьянским трудом.

Сейчас у Ивана Черемных болит сердце за свое крестьянское хозяйство. Поскольку он является подследственным, в банках ему отказывают в выдаче кредитов, которые так необходимы для пополнения оборотных средств. Из-за следственных мероприятий и отсутствия правоустанавливающих документов на хозяйство (обэповцы изъяли их в ходе обыска) не удается фермеру зарегистрировать и договор на аренду земельного участка, без которого невозможно вести сельскохозяйственную деятельность.

Фермер за два года страшно устал от судебных разбирательств и объяснений по поводу и без. Он просто хочет, чтобы «весь этот цирк» закончился уже хоть как-нибудь: «Либо пусть меня уже признают виновным, либо вынесут оправдательный приговор, либо прекратят уголовное дело».

Материал подготовили

Александр Логинов и

Елена Казанцева.

Фото А. Логинова.

 

КОММЕНТАРИЙ «МН»

Председатель ассоциации «Ветбезопасность», доктор биологических наук, профессор Лилия Сургучева: «Сегодня нет никаких критериев, с помощью которых можно было бы определить, для чего фермер держит животных и производит продукцию - для продажи или для личных нужд. Налоговая опирается не на объем подсобного хозяйства, а на юридический статус.

Например, добросовестный фермер с небольшим объемом производства зарегистрировал юрлицо, чтобы легально заниматься предпринимательской деятельностью, и исправно платит налоги с небольшого оборота. А его сосед может держать в 2-3 раза больше животных, производить промышленные объемы продукта, будучи в статусе ЛПХ, и не платить никаких налогов.

Проблема в том, что у нас фермерам невыгодно заниматься предпринимательством в открытую. Переломить эту ситуацию государство сможет, сделав выгодным законное предпринимательство. Пусть это будут льготные кредиты, субсидии, корма по низким ценам, бесплатная вакцинация... Нужно ввести четкие критерии: при таком-то количестве животных - ЛПХ, выше этого количества - предпринимательская деятельность с регистрацией юрлица.

Нужно менять и порядок взимания налогов, сделав их пропорциональными объемам производства, так как облагать одним и тем же налогом фермера, у которого 11 коров, и предприятие на 1011 голов неправильно. Когда фермеры поймут, что предпринимательство - это не только обязанности и права, они начнут регистрировать свой бизнес.

На Западе есть стимулирование предпринимательской деятельности фермеров и поголовный учет. И все точно знают, у кого сколько животных. Работает система прослеживаемости. Она появилась недавно даже в Белоруссии, и теперь фермеры там не могут что-то продать из-под полы, а если будут пойманы, будут оштрафованы за незаконную предпринимательскую деятельность. В Европе тоже санкционированная продукция продается только зарегистрированными производителями - это вопрос не только налогов, но и продовольственной безопасности».

Просмотров: 1954
Поделиться
Российский бизнес ждет тюрьма Далее в рубрике Российский бизнес ждет тюрьма


Загрузка...
Комментарии (8)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.