Сегодня 18 января 2017 г., среда, 00:31USD 59.40 -0.2052EUR 63.28 0.0556
Статьи газеты «Мир новостей»

Секрет вечной молодости Вуди Аллена

16 мая 2013
hits 831
Секрет вечной молодости Вуди Аллена

Он стал такой же символической фигурой Манхэттена, как статуя Свободы, эмблемой Нью-Йорка. Его 44 фильма полны пулеметными диалогами и убийственными сарказмами. В 76 лет мозг маленького большого режиссера в очках по-прежнему работает в полном режиме, и о пенсии он даже не помышляет.

Сценарист, продюсер, режиссер и актер, он с удивительной плодовитостью и регулярностью выпускает по фильму в год. Авторское кино, не всегда встречающее понимание в Америке, но вызывающее восторг у европейцев, которые буквально без ума от его интеллектуальных комедий, где много юмора, поэзии и любви. В фильме «В Рим с любовью» после 6-летнего перерыва он вновь появляется на экране в роли режиссера оперы на пенсии, который надеется обрести в Вечном городе второе дыхание и возвратить утерянную молодость. Что же касается самого Вуди, то, несмотря на то что с годами он стал туговат на ухо и иногда засыпает на съемочной площадке (провоцируя насмешки Пенелопы Крус), его глаза по-прежнему часто загораются творческим огоньком, а его фильмы, полные шарма, философии и разговоров о сексе, по-прежнему дают зрителю возможность провести 1,5 часа вдали от драм, кризисов и проблем реальной жизни. Вечная молодость - привилегия творческих личностей.

- Почему после Барселоны, Лондона и Парижа вы решили снять фильм в Риме?

- Если бы мне предложили Судан или Аляску, я бы отказался. Но когда Рим предложил мне финансирование проекта, я сказал себе, что с удовольствием проведу три месяца в этом великолепном городе.

- Я слышала, что вы называли Москву наравне с Суданом и Аляской. Для нас надежда потеряна?

- Все меняется. В последнее время мне рассказывают так много интересного об этом городе, что, кто знает, возможно, в один прекрасный день...

- Почему вы всегда снимаете свои фильмы в столицах или в больших городах?

- Я не люблю провинцию, она наводит на меня скуку. А в большом городе в любой момент может случиться что угодно. Для меня город - это отдельный персонаж, который живет своей независимой жизнью.

- Стиль каждого города влияет на стиль ваших фильмов?

- В Риме античный мир соседствует с современным. Там всегда хорошая погода и вся жизнь проходит на улице. Жители Рима сидят на ступеньках монументов, на террасах кафе. Это настолько стимулировало мое воображение, что мне захотелось рассказать несколько историй одновременно. Жизнь в Риме легкая и радостная, и мне захотелось показать всех этих людей, которые любят жизнь и умеют ею наслаждаться.

- Вам не приходило в голову, что кризис сильно затормозил все эти наслаждения?

- Я люблю поэтизировать жизнь. Я часто встречаю людей, которые упрекают меня в том, что я не показываю реальную жизнь каждого города. Это правда, но моя камера вовсе не претендует на точное воспроизведение реальности, она скорее отражает идеализированное видение наивного туриста. Когда я приезжаю в Париж, я не вижу машин, которые горят в предместьях, я вижу яркие огни большого города.

- Вам часто приходилось встречаться с президентами стран, где вы снимали ваши фильмы?

- Я встретил президента Саркози и его супругу, которые были очень любезны и гостеприимны. Я нашел мадам Саркози такой красивой и обаятельной, что предложил ей роль в своем фильме. Но мне бы и в голову не пришло сказать Саркози: «Дорогой президент, давайте поговорим об экономике Франции или о ношении мусульманскими женщинами хиджаба в общественных местах».

- Вы встречались с Бараком Обамой?

- Никогда, но я им восхищаюсь! Я голосовал за него на прошлых выборах и готов проголосовать снова.

- Вы считаете, что в США стало меньше расизма и антисемитизма после его выборов?

- Нет. Это болезнь, против которой еще никто не нашел лекарства. Человеческое существо так же нуждается в ненависти, как и в любви, и в периоды кризисов козлы отпущения помогают снять напряжение. Если на этой планете больше не останется евреев, негров и арабов, найдется какая-то другая нация, которая станет предметом ненависти.
С Пенелопой Крус на съемках фильма «В Рим с любовью»


- Вас никогда не соблазнял жанр политической сатиры?

- Нет, потому что, на мой взгляд, проблемы нашего общества не политические, а скорее экзистенциальные. Даже если бы весь мир не пребывал, как в настоящий момент, в состоянии экономического кризиса, проблема смысла нашей жизни все равно оставалась бы неразрешенной. Что мы делаем на этой земле и в этом мире? Этот безнадежный и трагический вопрос интересует меня гораздо больше, чем политические перипетии. В политической линии и республиканцев, и демократов гораздо больше общности, чем различия. И каждый раз, после того как свергнут очередной диктатор, его место занимает такой же тоталитарный режим. Радикально для человечества ничто не меняется.

- В одном из ваших фильмов Дайан Китон называет вашего героя изолированным островом, на котором не может быть нормальной жизни. Это соответствует действительности?

- Я чувствую себя неловко на публике, с трудом функционирую в общественно-социальной жизни и часто чувствую себя в изоляции. Еще в детстве меня привлекала деятельность, которой можно заниматься в одиночестве, как, например, магия, кларнет, писательская деятельность. Жизнь заставила меня вступать в контакт с внешним миром, а успех помог улучшить мою коммуникабельность, но я по-прежнему не отличаюсь талантом в этом плане.

- Скажите, вы действительно подвержены всем нев­розам ваших персонажей?

- В отличие от Чарли Чаплина, который наклеивал усы и надевал на голову котелок, когда нужно было войти в роль Чарли, я играю свои роли в собственной одежде. И отсюда идет вся путаница. Это правда, что я подвержен фобиям и навязчивым идеям, но я намеренно преувеличиваю нев­розы моих персонажей, чтобы сделать их карикатурными и забавными. На самом деле я намного скучней и далеко не такой ненормальный, чем это принято думать.

- Психоанализ помог вам почувствовать себя более счастливым?

- Эта ситуация аналогична истории с моим кларнетом. Я отнес его починить и, получая назад, спросил: «Теперь он будет звучать лучше?», на что получил ответ: «Да, но не настолько, как вам хотелось бы». Психо­анализ, без сомнения, помог, но мне не удалось погрузиться в нирвану, как я об этом мечтал. Я научился мириться с ужасными условиями человеческого существования и время от времени наслаждаться маленькими удовольствиями на фоне полной безнадежности.

- Ваша жизнь стала менее сложной с тех пор, как ваши партнерши на экране перестали быть ими в жизни?

- Нет. Я хотел бы иметь интимные отношения со многими актрисами, с которыми снимаюсь, но я женат, я постарел и больше на это неспособен. Я очень об этом сожалею. Я люблю общество женщин, и мне было очень легко писать роли для Мии Фэрроу и Дайан Китон, потому что я хорошо знал их лично и их актерские возможности.

- Скажите, почему в ваших фильмах больше сарказма, чем любви и нежности?

- Актер, который живет во мне, склонный к сарказму, постоянно борется с драматургом, готовым открыть свое сердце. Но, как только на съемочной площадке возникают романтические или эротические эмоции, я невольно стараюсь разрядить атмосферу шуткой в стиле Грухо Маркса. Эмоции вызывают у меня чувство неловкости.

- Почему в ваших фильмах все так много разговаривают?

- Персонажи, которые меня интересуют, - это люди, которые размышляют, задают себе вопросы и высказывают свои сомнения вслух. Их мозг функционирует с повышенной активностью и в позитивном, и в негативном плане.

- Ваш прошлый фильм «Полночь в Париже» стал вашим самым большим коммерческим успехом. Вы получили много предложений от голливудских продюсеров?

- Ни один голливудский продюсер мне никогда ничего не предложил. Без сомнения, по причине моей манеры работать. В Европе я получаю предложения от финансистов, которые заявляют, что ничего не понимают в кино, но готовы платить с закрытыми глазами, потому что они мне доверяют. А в Голливуде, наоборот, хотят не только финансировать, но и вмешиваться в сценарий, распределение ролей, прокат и прочее. Я с этим не согласен, потому что для меня это означает продавать мое имя.

- Скажите, каков ваш стиль жизни, когда вы находитесь вдали от Нью-Йорка?

- Когда я нахожусь за границей, я стараюсь проникнуться духом, атмосферой этой страны. Но, где бы я ни находился, моя каждодневная рутина остается одной и той же. Утром я пишу, а потом иду на прогулку. После обеда я снова работаю, потом играю в течение двух часов на кларнете, а затем выхожу на ужин со своей женой.

- Какая фраза лучше всего отражает ваше отношение к жизни?

- В одном из своих фильмов я говорю: «Всем известна правда, но каждая жизнь отличается от других манерой деформировать эту реальность». Я думаю, что так оно и есть. Каждый из нас трансформирует реальность в силу того, священник он, ученый, артист или коммунист. Но когда он просыпается в одиночестве в холодном поту в три часа ночи, он знает правду, и она одинакова для каждого из нас.

Людмила Гаршери, собкор «Мира новостей» в Париже
"Мир новостей"


Просмотров: 831
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.