Сегодня 29 мая 2017 г., понедельник, 01:21USD 56.75 +0.6859EUR 63.66 +0.6573
Статьи газеты «Мир новостей»

Пьер Карден ради Жанны Моро поменял сексуальную ориентацию

16 мая 2013
hits 1406
Пьер Карден ради Жанны Моро поменял сексуальную ориентацию

Во Франции, пожалуй, никого так не ругали и не чествовали, как его. Начав с нуля, он добился всего: признания, почестей, всемирной известности и богатства. Что заставляет легенду и символ французской моды в 88 лет продолжать работать, творить и жить с энтузиазмом молодого человека, у которого все еще впереди?

Он по-прежнему единолично правит империей Cardin с годовым оборотом примерно 6 миллиардов евро. Кроме того, он является владельцем театров, гостиниц, ресторанов Maxim, особняка в Париже по соседству с Елисейским дворцом, дворца в Венеции, где в свое время жил Казанова, и замка маркиза де Сада Chateau Lacoste в Любероне. Тот, кто за 60 лет стал самым богатым в мире модным дизайнером, вызывает восхищение, зависть и злословие. Его называют бизнесменом от моды, намекая на 800 лицензий, выданных им на бренд Pierre Cardin, которые приносят ему около 30 млн годового дохода. Это не помешало ему стать обладателем 24 престижных международных наград и единственным кутюрье, удостоившимся чести войти в список “бессмертных” членов Французской академии изящных искусств. Он начал авангардным дизайнером женской одежды, чтобы позже воспылать страстью к театру, архитектуре, искусству. Мода позволила ему утолить жажду путешествий, проложила путь в Россию, Китай, Японию, познакомила с культурой этих стран. Он по-прежнему полон творческих идей и проектов, почти сверхъестественной энергии, и единственное, к чему он проявляет полное отсутствие интереса, - это собственное завещание.

- Ваше детство трудно назвать безоблачным и счастливым...

- Таким было то время. Мои родители были богатыми итальянскими земледельцами, которые были вынуждены покинуть Венецию в 1924 году, спасаясь от фашистского режима. Они оказались во Франции без средств к существованию, было нелегко, но они смогли воспитать у меня уважение и любовь к труду. А в 17 лет я жил уже с идеей фикс: найти работу в сфере моды.

- Желание более чем амбициозное в самый разгар войны.

- Да, я настолько горел желанием начать самостоятельную жизнь, что решил прорваться в Париж на велосипеде. В результате немцы остановили меня на демаркационной линии, и я был вынужден развернуться и крутить педали в обратном направлении. Я оказался в Виши, где проработал 8 месяцев в Доме моды, а потом - бухгалтером в Красном Кресте. Но желание уехать в столицу не оставляло меня, и, наконец, моя знакомая рекомендовала меня своему приятелю в Париже, некоему M. Уальтнеру, проживавшему по адресу: улица Faubourg Saint-Honore, 82 (адрес его будущего Дома моды. - Авт.)...

- Это вам помогло?

- Судите сами. Холодным ноябрьском воскресеньем 1945 года я шел по безлюдной улице Faubourg в башмаках на деревянной подошве, пытаясь найти нужный мне номер среди 400 домов. У единственного человека, который попался на пути, я спросил, далеко ли еще до дома 82. “Кто вам нужен по этому адресу?” - спросил меня мужчина. Я ответил, что у меня назначено рандеву с месье Уальтнером. “Я и есть месье Уальтнер. А вы - маленький врунишка, потому что я вас не знаю. Но ничего страшного, пойдемте в кафе, выпьем что-нибудь и познакомимся”. Мы так и сделали, расплатившись за выпитое талончиками на питание. А назавтра я начал работать по его рекомендации в Доме моды Paquin знаменитого в ту пору кутюрье, который был его другом.

- Везение продолжало вам сопутствовать?

- Я очень быстро освоил основы новой профессии, а вскоре мне снова повезло. Я встретил Жана Кокто, который готовился к съемкам нового фильма “Красавица и чудовище”, и он доверил мне создание костюмов. А так как у меня была точно такая же фигура, как у Жана Маре, я подменял его во время примерок, став, таким образом, первым манекенщиком мужского пола. Через год мы встретились с Кристианом Диором, который готовился открыть собственный Дом моды на авеню Matignon. Я стал его первым служащим, и, можно сказать, моя карьера по-настоящему началась именно с этого момента.

- Чем вы отличались от других служащих?

- Помню, в 1947-м помогал Диору в создании коллекции, и он непременно хотел, чтобы баска в его новых костюмах топорщилась, отставая от бедер. Пока другие лишь разводили руками, я быстренько сбегал в аптеку, купил вату и подложил ее под материю во время примерок. Мастер был в восторге! Это был день рождения модели женского костюма Bar, которая позже имела колоссальный успех. Иногда достаточно просто иметь немного больше воображения и проявить немного больше инициативы, чем другие.

- В 1959 году вы показали женскую коллекцию pret-a-porter в магазине Printemps. Вас освистали, раскритиковали и исключили из элитарного круга Высокой моды. Как вы чувствовали себя в тот момент?

- Часто задавал себе вопрос: была ли эта реакция спровоцирована элементарной завистью или закоренелым снобизмом? До сих пор ответа не знаю.

А пока французские интеллектуалы кричали о скандале, я фигурировал на обложках Vogue и New York Times. Я был первым, кто демократизировал моду и стал ставить свои инициалы на лейблах к одежде. Синдикат Высокой моды исключил меня из списка своих членов, чтобы через три года предложить мне стать его президентом!

Кстати, коллекция pret-a-porter спасла меня, благодаря ей я смог продолжить работу, так как после моих дефиле Высокой моды у меня в кармане не осталось ни сантима. В то время большинство домов Высокой моды прекратили свое существование.

- Вы не боялись скомпрометировать свое имя, раздавая лицензии направо и налево? У вас их более 800!

- Они приносят мне солидную прибыль. Если бы у меня не возникла идея продавать лицензии, Cardin сегодня уже не существовал бы. Я хотел укрепить позицию и статус моей марки, расширить ее интернациональный престиж. Чтобы разнообразить и расширить сферу деятельности, нужно постоянно изобретать новое и идти вперед. Раньше такие страны, как Япония и Китай, для бизнеса никакого интереса не представляли. Я хотел узнать эти народы, их культуру и обычаи. Конечно, финансовый интерес присутствовал, но прежде - чисто человеческое и творческое любопытство. Так состоялось знакомство с новыми странами. Я встречался с первыми людьми государств - Мао, Ганди, Кастро. Но это не означает, что меня интересуют только сильные мира сего. Точно так же мне интересна повседневная жизнь простых людей.

- Какое место мода занимает сегодня в вашей жизни?

- Мода позволила мне путешествовать по всему миру, открыла двери в мир искусства: театр, кино, архитектуру. Но, несмотря на загруженность, не могу вообразить себя без работы над эскизами в моем ателье. Работа и любопытство к жизни - это и есть мой допинг!

- Почти все дома моды прибегают к услугам известных актрис, которые играют роль муз, помогая повысить их престиж. Почему вы сопротивляетесь этой тенденции?

- Никогда не хотел засовывать палец в эту систему, чтобы не остаться без руки. Лучшая реклама - мое собственное имя. Предпочитаю финансировать фестивали искусства, театральные и архитектурные проекты, как, например, Palais Lumiere (Дворец света) в Венеции. Музыкальная комедия “Казанова”, которую я финансировал и для которой создал костюмы, была показана на площади Сан-Марко в Венеции, в Париже, а вскоре ее привезут в Россию. Вот что дает моей работе престиж и интернациональный размах!

Но если бы я выбирал лицо Cardin, это была бы Майя Плисецкая. Мы знакомы уже давно, и я по-прежнему заворожен ее аурой, преклоняюсь перед ее артистическим гением и не устаю восхищаться ее элегантностью. Я ее страстный поклонник и, надеюсь, друг.

- Какова была ваша реакция, когда узнали, что избраны членом Академии изящных искусств?

- Не мог прийти в себя от гордости и удивления. Непокорный антиконформист вдруг стал академиком! К тому же первый кутюрье, удостоившийся этого звания.

- Так же как Жанна Моро, которая через несколько лет стала первой женщиной и актрисой, удостоившейся чести оказаться в числе “бессмертных”. Все помнят вашу речь в торжественный день в академии, где вы вспоминали страстные любовные объятия с нею в Венеции.

- (С улыбкой.) Я хотел привнести немного задора в слишком серьезную атмосферу академии. И к тому же я был невероятно горд и счастлив за нее и доволен, что она оказала мне честь сделать для нее первый в истории женский костюм академика.

- В свое время вы даже изменили ради нее сексуальную ориентацию.

- Я был гомосексуалистом и никогда не имел физических отношений с женщинами. Но Жанна была настолько незаурядной! Я был на верху блаженства, когда понял, что мое чувство взаимно. По правде говоря, она сделала первый шаг, но я был готов, я уже ждал ее. Между нами существовала полная гармония, потому что мы оба были самодостаточны и не нуждались друг в друге, чтобы иметь успех. Она была для меня источником вдохновения, я создавал для нее необычные, смелые туалеты, которые она носила с вызывающей элегантностью. Она пробудила во мне вкус к литературе и театру, а я увлек ее путешествиями.

- Знаю, что вы тоже мечтали стать актером.

- Да, но моя жизнь сложилась по-другому. Мне не удалось сыграть Шекспира и Мольера на театральной сцене, зато я смог сделать из моей жизни захватывающий спектакль, в котором был главным героем!

Людмила Гаршери,
собкор “Мира новостей” в Париже


Просмотров: 1406
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.