Сегодня 22 января 2017 г., воскресенье, 21:27USD 59.66 +0.3176EUR 63.72 +0.5469
Статьи газеты «Мир новостей»

Откровение любовника Ив Сен-Лорана

16 мая 2013
hits 1021
Откровение любовника Ив Сен-Лорана

Он был одновременно творцом легенды Ив Сен-Лорана (YVS) и ее пленником. Через 2 месяца после смерти гениального кутюрье его спутник жизни, миллиардер Пьер Берже, решил расстаться со знаменитой коллекцией произведений искусства, собранной неразлучной парой за 40 лет и оцененной специалистами примерно в 500 млн евро. Решение, скоропостижность которого шокирует многих.

Властный и требовательный, беспощадный и подверженный приступам гнева, капризный, но обладающий практической, деловой хваткой, эрудицией, талантом заводить нужные знакомства и умением, когда нужно, пускать в ход юмор, любезность и шарм - такова характеристика творца легенды YVS, человека, который начал свое восхождение наверх практически с нуля. Приехав в конце 40-х годов в Париж, молодой провинциал работает в книжном магазине, одновременно пробуя себя в журналистике и пытаясь найти свое место в интеллектуально-артистических кругах, заводит знакомства с Кокто, Сартром, Ануйлем, Камю. Берже смотрит на все окружающее практичнотрезвым взглядом; единственное, что его впечатляет, - это талант. Он становится любовником художника Бернара Бюффе и решает заняться его карьерой. Но в 1958 году встреча с молодым многообещающим дизайнером Дома Диор Ив Сен-Лораном выводит его на другой уровень. Когда в 1960 году Сен-Лоран оказывается не у дел, Пьер Берже готов взять в свои руки судьбу своего гениального друга. В 1962 году Дом Ив Сен-Лоран открывает свои двери, а в 1966 году гений маркетинга Пьер Берже запускает на орбиту первое в мире дефиле прет-а-порте, сделав одновременно ставку на парфюмерию и аксессуары. Женщины всего мира чувствуют себя наконец-то понятыми: брючные костюмы, прозрачные блузки, куртки сафари становятся неотъемлемой частью их гардероба, а выручка от продажи парфюмерии достигает рекордных сумм. Кроме моды пару объединяет страсть к уникальным предметам и произведениям искусства: постепенно их коллекция пополняется рукописями Флобера и Жида, картинами Матисса, Пикассо, Гойи, мебелью стиля ар деко, предметами эпохи Возрождения. К несчастью, пристрастившись с годами к алкоголю и наркотикам, гениальный кутюрье все больше теряет контроль над собой и своим творчеством, в то время как его компаньон приобретает все большие влияние и власть. Он становится владельцем пары журналов, президентом синдиката моды, президентом оперы Бастилии и личным другом президента Миттерана. Позже он финансирует фонд Данниель Миттеран, становится владельцем собственного аукционного дома и президентом Sidaction. В 2002 году Дом Сен-Лоран с торжественной помпой закрывает свои двери, а в 2004 году на свет появляется Фонд Сен-Лоран - Берже.

На похоронах Сен-Лорана в июне 2008 года Пьер Берже со слезами на глазах провожает в последний путь своего гениального друга, а уже через месяц начинает вести переговоры о торгах. Что заставляет преуспевающего миллиардера так спешить с распродажей предметов, с которыми связано столько воспоминаний? Финансовые проблемы Фонда YVS-Berge, беспокойство по поводу наследства СенЛорана, отчет о ведении финансов Sidaction, который он должен дать в скором будущем? Догадки строятся самые разные, но утверждать что-либо с уверенностью трудно: друг Франсуа Миттерана Пьер Берже всегда умел хранить секреты.

- Скажите, как было принято решение создать Дом моды Ив Сен-Лоран?

- Это было в 1960 году. Я пришел навестить Ива в госпиталь, где он оказался в связи с нервной депрессией после призыва в армию. У меня были дурные новости: во время его отсутствия на его место в Доме Dior был назначен другой дизайнер. Ив долго молчал, а потом вдруг заявил: "Единственный выход - это создать собственный Дом моды. И руководить им будешь ты". Он смог вообразить меня в этой роли еще до того, как я даже не осмелился об этом подумать. В тот момент я инстинктивно почувствовал, что этот худой близорукий парнишка на больничной койке помечен Судьбой и что на мне лежит ответственность помочь ему осуществить его назначение.

- Что, по-вашему, отличало его от других кутюрье?

- Он сделал моду явлением не только эстетическим, но и социальным. Шанель освободила женщину, а Ив Сен-Лоран дал ей власть. В отличие от многих кутюрье он не пользовался женщиной как предлогом для своих фантазий; он поставил их ей на службу. Он никогда не пытался следовать тенденции под кого-то подделываться. Он не следовал моде, он ее изобретал.

- В 2002 году, в момент закрытия Дома Сен-Лоран, вы заявили, что Высокая мода умерла. Вы по-прежнему так считаете?

- Уход Сен-Лорана конкретизировал разрыв Высокой моды с действительностью. Раньше Высокая мода была частью "умения жить": выходить в свет, одеваться, принимать гостей. Этот стиль жизни больше практически не существует, и Высокая мода исчезает вместе с ним. И рекламные усилия некоторых домов моды с броскими вывесками тут ничего изменить не могут.

- Вам не кажется, что вы не совсем объективны?

- Я вспоминаю слова нашей самой первой клиентки, знаменитой мадам Артуро Лорез, сказанные ею еще 20 лет назад: "В мое время было немыслимо появиться 2 раза в одном и том же вечернем туалете. Каждый день - бал, торжественный прием, премьера оперы". И она права. В наше время стиль жизни радикально изменился, и дело тут не только в деньгах. Посмотрите на новых русских: денег у них хватает с избытком, но это вовсе не означает, что они обладают "умением жить".

- Возможно, позже их детям удастся найти гармонию между культурой, хорошим вкусом и стилем.

- Я в это не верю. Эпоха Пруста, когда культура и богатство были одним целым, ушла в прошлое. Мир изменился, и к этому надо относиться без пустой и ненужной ностальгии.

- Скажите, как функционировало ваше творческое содружество с Сен-Лораном?

- Между нами существовал своего рода договор Ялты: я никогда не вмешивался в его творческий процесс, а он в мой бизнес. Кстати, все, что касается бизнеса, было для него темным лесом. Что же касается меня, то наблюдать за тем, как он работает, было для меня большой привилегией: результат всегда вызывал у меня удивление, смешанное с восторгом. Я был первым, кому он показывал свои рисунки и модели.

- Расскажите, как он работал.

- Обычно мы уезжали куда-то подальше, в изолированное место. И через некоторое время вдруг наступал момент, когда он начинал рисовать без остановки, день и ночь. В эти моменты я очень гордился моей скромной ролью свидетеля и доверенного лица.

- Вы никогда не говорили себе, что гений мог бы посетить и вас?

- Я очень скоро перестал задавать себе этот вопрос, потому что, увы, слишком хорошо знал ответ. На этот счет я придерживаюсь мнения писательницы Маргарет Дюрас, которая говорила, что те, которые не пишут, потому что пошел дождь, потому что у них нет времени или настроения, просто не рождены быть писателями.

- Как вы думаете, Сен-Лоран смог бы стать тем, кем он стал без ваших сил и энергии?

- Я встретил Ива в 1958 году, когда к нему пришел успех, которым он обязан только себе. Я думаю, без меня он не смог бы открыть собственный Дом моды: для этого потребовалось слишком много денег, энергии и изворотливости. Возможно, он не стал бы легендой YVS, но так или иначе он стал бы знаменитым кутюрье.

- А как сложилась бы ваша судьба?

- Я, без сомнения, должен ему намного больше, чем он мне. Без него я занял бы вполне достойное место в обществе, но никогда бы не смог превзойти самого себя и стать тем, кем я стал. Я занимал очень важное место в его жизни и работе, но он был гением, и он дал мне все.

- Вы не чувствуете себя иногда пленником легенды YVS?

- Это правда, я был одновременно создателем легенды и ее пленником. Этот человек забрал все мои силы, энергию, всю мою жизнь, но только потому, что я сам этого хотел. Сегодня я продолжаю думать о нем с любовью и восхищением, несмотря на то что он обладал кучей недостатков. Но у кого их нет?

- Вы любили его настоящей любовью?

- Вы думаете, что можно прожить с кем-то 50 лет, не испытывая к нему чувства настоящей любви?

- Известно, что он чуть ли не с рождения страдал нервной депрессией и позже пристрастился к алкоголю и наркотикам, не говоря уже о медикаментах. Вы не пытались чем-то ему помочь?

- Это правда: тут нет ничего постыдного, что надо было бы скрывать. Но что либо сделать в таких случаях бывает очень трудно. Люди, которые их употребляют, испытывают внутренние мучения, от которых они пытаются хотя бы на время избавиться. Ив часто повторял фразу Пруста: "Творчество - это свадьба таланта и страдания. Невропаты - это соль земли". Он начал с алкоголя, а потом пристрастился к наркотикам. А в один прекрасный день, 18 лет назад, после нескольких неудачных попыток с этим было навсегда покончено.

- Удивительный парадокс: он был болезненно застенчивым в жизни и невероятно смелым в моде.

- На мой взгляд, одно является логическим следствием другого. Он был застенчив, но одновременно обладал железной волей. Никто и ничто не могли заставить его изменить сделанный им выбор. Я никогда не вмешивался в его творческий процесс еще и потому, что это было абсолютно бесполезно.

- Вы часто ссорились?

- В профессиональном плане никогда! А в личном... Вы знаете пару, которая за 50 лет никогда не поссорилась и не поругалась? Были даже периоды, когда мы на время расставались, чтобы потом снова помириться.

- Как он чувствовал себя в последнее время?

- Очень плохо. В последние годы он сломал оба плеча, и его руки практически не действовали. Он не мог самостоятельно ни есть, ни пить, ни даже пожать кому-то руку. Но он никогда не жаловался: его мужество было поразительно.

- Чем он был болен?

- Раком мозга, который было невозможно ни оперировать, ни лечить. Его обнаружили всего год назад, совершенно случайно, после очередного падения. Эта болезнь не вызывает абсолютно никаких болей. В последние месяцы он перестал принимать пищу, потерял способность говорить, и у него больше не было моральных и физических сил выносить такое существование.

- Говорят, он иногда нарочно падал, чтобы вы пришли его навестить.

- Когда ему надо было, он мог быть неплохим актером. В таких случаях он звонил мне и говорил умирающим голосом, что ему очень плохо. И я, конечно, мчался ему на помощь, забросив все дела.

- Скажите, как будет разделено ваше общее имущество?

- Мы заключили PACS (эквивалент гражданского брака для гомосексуалистов). Мы подписали также параллельное завещание, согласно которому каждый из нас является наследником другого. Мы являемся владельцами совместно собранной экстраординарной коллекции произведений искусства, часть которой принадлежит фонду.

- Что заставило вас заключить PACS? Практические соображения?

- Нет. Мы решили, что это должен быть символический акт. Он был подписан незадолго до смерти Ива у него дома.

- А что стало с его знаменитым бульдогом по кличке Мужик?

- Его забрал личный секретарь Ива - Филипп Мюнье. А вообще это уже четвертый Мужик. Самый первый принадлежал мне, и эту кличку ему дала Лиля Брик (бывшая возлюбленная Маяковского). Он умер в Маракеше от укуса скорпиона. Я нашел второго и обычно запирал его в ванной, когда уходил на ужин. Однажды, возвратившись, я нашел записку: "Мужик скучает. Я забрал его к себе". Это стало повторяться все чаще, и я предложил Иву стать его хозяином.

- Скажите, почему такое спешное решение расстаться с вашей уникальной коллекцией?

- Ив, наверное, поступил бы по-другому, поэтому я не мог организовать эти торги при его жизни. Этот период моей жизни закончен, и я хочу поставить на нем точку. Я не верю в загробное существование, поэтому предпочитаю делать все дела еще при жизни.

Людмила Гаршери,
собкор "Мира новостей" в Париже


Просмотров: 1021
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.