Сегодня 25 января 2017 г., среда, 04:37USD 59.21 -0.2866EUR 63.62 -0.3199
Статьи газеты «Мир новостей»

Детей-инвалидов лишают будущего

9 января 2013
hits 2223

 “Антимагнитский” закон, или, как его предпочитают называть депутаты Госдумы РФ, “закон Димы Яковлева”, лишает российских детей-инвалидов последней возможности состояться в этой жизни и почувствовать себя нужными.

 

С легкостью приняв закон, который не только запрещает американцам усыновлять российских сирот, но и перечеркивает судьбы тысяч воспитанников отечественных детдомов, Госдума РФ навлекла на себя гнев населения собственной страны и граждан зарубежных государств. В прессе не утихают споры о новом документе. В адрес правительства и президента России пачками приходят письма от директоров интернатных учреждений, известных пар­алимпийцев и общественных деятелей.

“Антимагнитский” закон стал самым обсуждаемым и страшным событием 2012 года. О нем теперь говорят даже люди, далекие от политики, не читающие газет и не включающие телевизор. Одни возмущаются, с какой стати 400 с лишним законотворцев в очередной раз превращают народ в тургеневского Герасима. Другие не понимают, почему парламентарии вовлекли детей-сирот в жуткую политическую игру “Жертвоприношение”. Третьи соглашаются с заместителем председателя правительства РФ Ольгой Голодец, пытавшейся убедить президента, что “антимагнитский” закон противоречит Венской конвенции, международной Конвенции о правах ребенка, Семейному кодексу РФ и еще ряду документов. Остальные требуют уволить гламурного омбудсмена Павла Астахова, забывшего, что задача уполномоченного по правам ребенка в России - защита детей, а не депутатов. Отстаивая закон, он готов спорить и с обществом, и с членами правительства РФ. Мало того, Астахов инициировал “расследование процедуры усыновления Димы Яковлева”. Мальчик, чьим именем назван скандальный проект, погиб четыре года назад. Не поздновато ли правозащитник спохватился?

 

Каждый из перечисленных моментов, конечно, важен, но авторы этой публикации не собираются оценивать “антимагнитский” закон в целом. Нас беспокоит и огорчает то, что депутаты Госдумы РФ отнесли к разряду незначительных деталей.

Если бы вы знали, как нам хочется посадить думцев в железнодорожный состав и отвезти в Кировскую область, чтобы они полюбовались на 15 маленьких инвалидов, которые уже не едут в США. Прямо сейчас. У детей были собраны необходимые бумаги, их познакомили с потенциальными усыновителями, Новый год ребята готовились встретить в семьях. Но закон принят раньше, чем воспитанники вятских интернатов покинули горячо любящую их Родину.

Эта статья - о них. О детях-инвалидах. Ведь больше всех от “антимагнитского” закона пострадают они. А в нашей стране ни много ни мало 29 тысяч детей-инвалидов живут в домах-интернатах, 67 тысяч - в специальных школах-интернатах и 5 тысяч - в домах ребенка. И граждане России не стремятся их усыновлять. Историй со счастливым финалом очень мало. Их можно пересчитать по пальцам. Зато сломанных, искалеченных в казенных учреждениях судеб - десятки, сотни...

С 1991 года из общего количества детей, усыновленных иностранными гражданами, погибли 5 детей, 16 стали жертвами несчастных случаев. Еще 119 детей были возвращены на родину. За это же время в России погибли 1220 приемных детей, усыновителями были убиты 12. 

Интернат - позор или мечта?

На днях две чемпионки Паралимпийских игр, американки Джессика Лонг и Татьяна Макфадден, написали президенту России Владимиру Путину: “Пожалуйста, не приносите детей в жертву политике”. Девушкам бесполезно рассказывать о нашем государстве, “способном самостоятельно позаботиться о подрастающем поколении”. Они здесь родились и воспитывались в обычных интернатах Братска и Санкт-Петербурга.

Приемный отец Джессики (урожденной Татьяны Кирилловой), Стив Лонг, вспоминает, как в 1990-х увозил из Иркутской области девочку с аномалией нижних конечностей: “Стены ее приюта были покрыты какой-то плиткой. Из трещин в окнах дул ветер. Дети носили вместо подгузников обрывки полотенец. Сливные бачки в туалете заменяли шланги. Половина лампочек в комнатах перегорела”.

Татьяну Макфадден, сироту с расщеплением позвоночника, приемные родители забрали в американский Мэриленд из питерского детдома, где “администрация из-за недостаточного финансирования не могла купить детям цветные карандаши для рисования”.

За двадцать лет система интернатного воспитания в России изменилась. С материальной базой в XXI веке проблем нет. Однако уютнее в учреждениях не стало. На одного взрослого в провинциальных детдомах приходится по 10-20 ребят, хотя, по международным правилам, два воспитателя обязаны присматривать за пятью несовершеннолетними.

В 2011 году чиновники Кемеровской области изловчились разместить в небольшом Мысковском интернате 409 детей в возрасте от 4 до 18 лет, нуждающихся в постоянном уходе и социально-трудовой адаптации. Через несколько месяцев 27 подростков с тяжелыми заболеваниями погибли. Годом позже председатель регионального профсоюза работников общественного обслуживания Кузбасса Людмила Суркова призналась в беседе с корреспондентами “Мира новостей”: “У сотрудников региональных детдомов по-прежнему большая нагрузка. Они едва с ней справляются. Маленьким инвалидам нельзя жить в интернатах. Они должны быть в семьях”.

Кроме американских паралимпиек против “антимагнитского” закона выступают администраторы отечественных детских домов. Они тоже обратились к президенту России с коллективным посланием: “Сиротские учреждения - позор для общества. Депутатам следует думать не о том, уедут или не уедут дети в США, а о том, как они живут в нашей стране. Как один ребенок-инвалид в среднем за год видит перед собой от 60 до 160 сменяющих друг друга взрослых. Как малыши ходят на горшок “хором”, существуют без личного пространства, без выбора, без близкого человека. Как дети, которых сочли отсталыми, растут необучаемыми в плотно утрамбованных интернатах. Как они прозябают в психоневрологических учреждениях, вместо того чтобы социализироваться”.

О чем именно думают депутаты Госдумы РФ, накануне Нового года продемонстрировал лидер ЛДПР Владимир Жириновский, заявив журналистам: “Миллионы детей мечтают жить в интернатах”.

Мечтают? О том, наверное, что их будут регулярно обкрадывать, как бывший директор Тымовского учреждения обирал детей-инвалидов на Сахалине. В декабре в регионе начался суд над администратором, присвоившим несколько миллионов рублей, предназначенных для выплаты социальных пенсий 302 воспитанникам с ограниченными физическими возможностями.

Дети просто жаждут попасть в какой-нибудь периферийный интернат вроде Дерзиг-Аксынского психоневрологического заведения (Тува). Там руководство систематически избивало ребят-инвалидов и отнимало у них деньги. И никто не мешал - волонтеры и чиновники не наведывались в тайгу с проверками.

Каждый ребенок буквально грезит не о родной маме, а о директоре интерната. К примеру, о Татьяне Воронько из Волгодонска Ростовской области. В минувшем году эту директрису местного сиротского учреждения обвинили в махинациях с муниципальными поставками.

Дети спят и видят себя под опекой таких тетушек и дядюшек. Если подобные герои - лучшие из лучших, что тогда “среднестатистический вариант”?

Усредненный российский интернат - это, как показывают отчеты правозащитников, место, где для детей с нарушениями слуха и зрения не хватает учебников, сделанных по спецметодикам, и современного оборудования. Где за детьми ухаживают непрофессионалы, потому что в регионах нет квалифицированных педагогов-дефектологов и психологов. Это место, где воспитанники не защищены от произвола персонала. Интернаты, как правило, закрыты для волонтеров и независимых контролеров. Почти каждый детдом в России - отдельное государство с охраняемыми границами, откуда нереально “эмигрировать” в общество и стать полноправным его гражданином.

Ольга Орлова, мать известного российского спортсмена. Ее сын, альпинист Николай Орлов, - первый в мире инвалид по зрению, совершивший восхождение на гору Эльбрус: - Я не понимаю, зачем депутатам понадобилось запрещать иностранцам усыновлять российских детей. Особенно инвалидов. Мой сын вырос в родной семье, но я многие годы общалась с его ровесниками, живущими в специнтернатах. Знаете, их судьбы не назовешь счастливыми. Так и скитаются по казенным домам. Не знают тепла и ласки. У них никого нет. Мне очень больно за них. Нельзя лишать детей-инвалидов шанса обрести семью. Человек не может и не должен всю жизнь чувствовать себя ненужным.

Движение в никуда

Из Нижнеломовского дома-интерната для детей с физическими недостатками (Пензенская область) американские усыновители несколько лет назад забрали двух мальчишек. Оба поступили в Гарвардский университет, получили профессию, и, главное, парни окружены близкими, любящими людьми. Из Сомовского специализированного дома ребенка (Воронежская область) в США уехали более 20 ребят.

“У нас и до “антимагнитского” закона количество американских усыновителей сократилось вдвое, - говорит директор Сомовского интерната Алла Краснокутская. - Органы опеки осторожны в работе с иностранцами. У меня двоякое отношение к документу, принятому Госдумой РФ. С одной стороны, сироты впредь не пострадают в США, как Дима Яковлев. С другой - дети навсегда останутся в интернатной системе, будут до старости мыкаться по казенным домам. Россияне их усыновлять не захотят”.

Алла Ильинична права. В государстве, где стоимость содержания ребенка в семье в 6-7 раз ниже стоимости его содержания в интернате, маленькие инвалиды никогда не дождутся мам и пап.

До 2012 года Россия передала американцам на воспитание около 59 тысяч детей. Многие из них - дети с ограниченными возможностями здоровья. С 2013-го депутаты обещают “не разбазаривать основной ресурс державы”.

Есть хорошая фраза: “Все познается в сравнении”. Она пригодится в описании быта инвалидов-россиян и инвалидов-иностранцев.

Мы перерыли интернет в поисках соотечественников-знаменитостей, родившихся с генетическими патологиями, выросших в детдомах и сделавших в нашей стране блестящую карьеру на сцене, в литературе или спорте. Читатели наверняка возразят: а как же прославленные паралимпийцы? Удивительно, но факт: большая часть российских паралимпийцев, по словам самих спортсменов, - люди, получившие травмы в подростковом возрасте. Инвалидов с детства среди рекордсменов мало, как и воспитанников интернатов.

Джессика Лонг и Татьяна Макфадден не были бы чемпионками, оставшись на родине. Рожденный в СССР Рубен Гальего не начал бы писать книги, не оказавшись в Европе. В России нет своего Томаса Квастхоффа, артиста-инвалида, чьим оперным и джазовым пением восхищается мир, знаменитого слепого мима Михаэля Кройцера и легкоатлета Оскара Писториуса, без ног участвующего в международных соревнованиях наряду со здоровыми спортсменами.

“В России дети с ограниченными возможностями здоровья не менее талантливы, - убеждена президент ассоциации общественных объединений родителей детей-инвалидов “ГАООРДИ” Маргарита Урманчеева. - Но интернатная система не подразумевает развития каждого ребенка. Обрести настоящую, полную событий жизнь можно только в семье. Депутаты занимаются пиаром на костях. Это цинично и жестоко по отношению к детям. Запретами они их положение не улучшат”.

“К несчастью, Россия пока не дала своим гражданам совершенную медицину и должный уровень социального обеспечения. Не будем заниматься самообманом и лукавить, - откровенен с корреспондентами “Мира новостей” заместитель председателя Всероссийского общества инвалидов Александр Клепиков. - Прежде чем закрывать границы для иностранных усыновителей, нужно сформировать условия для нормальной жизни внутри собственного государства”. А сейчас жизнь инвалидов в нашей стране такова, что некоторые из них не хотят ее продолжать. Последний случай - 10-летняя девочка из Ульяновска Полина Кудряшова, страдающая детским церебральным параличом, в ноябре 2012 года пыталась покончить с собой. Она выпрыгнула из окна, когда поняла, что ее мама не может собрать деньги на очередную операцию. Из 169 тысяч рублей женщина наскребла лишь 14 тысяч.

Месяц назад Уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ Павел Астахов озвучил в прессе статистику подростковых суицидов, акцентируя внимание россиян на том, что “чаще всего самоубийства совершают дети-инвалиды и сироты”. Разве “антимагнитский” закон избавит отчаявшихся от проблем?

“В действиях депутатов Госдумы РФ была бы логика, если бы они обязали недобросовестных родителей трудоустраиваться в детдома и ухаживать за своими сыновьями и дочками, - рассуждает председатель профсоюза работников общественного обслуживания Кемеровской области Людмила Суркова. - Отправляли бы папаш и мамаш, бросающих детей, в колонии, как делают власти Белоруссии. А что дадут барьеры для американских усыновителей? Да, дети-инвалиды, отказники останутся в России. Но где найти для них родителей, когда персонал в приюты еле набираем?”

Четырехкратный чемпион Паралимпийских игр 2010 года в Ванкувере Ирек Зарипов- Это неправильное решение. На мой взгляд, детей можно отдавать на усыновление иностранцам. Только нужно ужесточить контроль за усыновителями. Надо изначально проверять, в какую семью уезжают дети, и впоследствии органы опеки должны контролировать - через год, через три, через пять, - как ребенок чувствует себя в семье. У детей-инвалидов мало шансов получить качественное лечение и социальное обслуживание в России. К сожалению, это так. И если люди из других стран хотят помочь нашим детям, им надо идти навстречу.

Вместо послесловия

Эту публикацию мы хотели сопроводить портретами 15 вятских ребятишек, которые по вине депутатов Госдумы РФ не смогут в январе 2013 года уехать к иностранным усыновителям. Однако сотрудники интернатов запретили их снимать: “У нас закрытые учреждения. Посторонним вход запрещен”.  У детей-инвалидов не осталось и такого выхода в общество. 14 января Госдума РФ проведет первое в 2013 году заседание, чтобы рассмотреть обращение, которое подписали более 100 тысяч человек. Граждане России протестуют против “закона Димы Яковлева” и настаивают, чтобы депутаты разъяснили следующие моменты:

1. Семья - понятие, не имеющее границ и никак не связанное с патриотизмом. Ребенок-сирота имеет право на счастье и дом вне зависимости от того, где этот дом находится: в России или Америке. Тогда на каком основании детей лишают такой возможности?

2. Дети-сироты в России есть, а полноценных законов с достаточной финансовой базой, позволяющих гражданам нашей страны их усыновлять, не существует. И подписанный 28 декабря 2012 года Владимиром Путиным указ “О мерах по защите детей-сирот” носит декларативный характер.

3. В Конвенции о правах ребенка (статья 3) сказано, что “государства должны обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия”. К какому благополучию приведет принятый “антимагнитский” закон?

Подготовили Анна Бессарабова,

Арина Романова, Ирина Потапова

 

 


ИСКЛЮЧЕНИЕ ИЗ ПРАВИЛ

Сегодня в России мало таких людей, как жительница Ярославля Инна Вербицких. По нынешним меркам она небогата и неуспешна. Тем не менее женщина не побоялась удочерить чужую больную девочку.

Они встретились в больнице. Инна, лежавшая в клинике со своим младшим сыном, и маленькая Лиза, найденная ярославскими правоохранителями в притоне наркоманов. Родная мама оставила полуторагодовалую малышку в пустой квартире без одежды и еды. Несколько дней ребенок кричал, сражаясь за свою жизнь, а потом стих. Тогда соседи вызвали полицию. На скорой девочку доставили в областную детскую больницу. Кроме истощения и обезвоживания врачи диагностировали у нее сложные переломы костей ног.

Инна Вербицких в тот момент готовила сына к операции по удалению опухоли на кости. Знакомые сочувствовали ее горю. У младшего ребенка Инны медики обнаружили онкологическое заболевание. Старший сын служил в армии и не мог помочь матери. Муж умер. Беды сыпались на женщину одна за другой.

Но когда Инна увидела в больничной палате крошечную, беззащитную Лизу, она перестала себя жалеть. Вербицких решила удочерить девчушку: “Ей было намного хуже, чем мне. Не знаю, кто кого в итоге спас. Она меня или я ее”.

Сейчас Елизавете 9 лет. Отличница в школе, победительница детских конкурсов красоты и танцевальных состязаний. Все болячки со временем залечились, раны зарубцевались. Теперь Лиза - счастливый, жизнерадостный человечек.

Уже никто в семье Вербицких не вспоминает, какими трудными были первые годы. Девочка часто болела. Визиты к неврологам и терапевтам повторялись едва ли не еженедельно.

“Говорят, что с приемными детьми тяжело, с ними сложно справиться. Не знаю, - пожимает плечами Инна. - Многие меня отговаривали: “Ой, что ты делаешь! Гены есть гены. Ты рискуешь”. Не думаю, что Лиза когда-нибудь сделает что-то нехорошее. Я не стараюсь ее воспитывать, влиять на нее. Просто направляю. Я вижу, как она растет, умнеет, взрослеет. Самая большая радость для меня - слышать ее смех, видеть ее улыбку. Ради этого стоит жить”.

Фото Ирины Потаповой

 

 

Просмотров: 2223
Поделиться
Судьба Европы Далее в рубрике Судьба Европы


Загрузка...
Комментарии (2)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.