Сегодня 20 января 2017 г., пятница, 04:55USD 59.35 +0.1691EUR 63.18 -0.0449
Статьи газеты «Мир новостей»

Своя среди чужих

16 мая 2013
hits 739
Своя среди чужих

Мурманчанка Екатерина Игнатьева всегда мечтала служить в армии. Причем не в роли штабного писаря или повара, а бойца. В местном военкомате ее рвение не одобрили: для Российской армии девушки-солдаты - экзотика. Тогда Екатерина отправилась в посольство Израиля.
Стрелять Кате Игнатьевой (слева) в Израиле пришлось лишь по контрабандистам


«А что? Их армия не хуже российской, да и дедушка у меня еврей - будет несложно получить гражданство, - рассуждала Игнатьева по пути в посольство Израиля. - Значит, нам туда дорога!»

Посол удивился, когда узнал, зачем симпатичной россиянке понадобилась Земля обетованная. Но терпеливо объяснил девушке, что, прежде чем попасть в армию, ей нужно выбрать программу переселения.

Израильский паспорт Катя получила быстро. Евреи с большим уважением относятся к тем, в ком есть часть крови их древнего народа. На все формальности у Игнатьевой ушла неделя.

СОЛДАТ-ОДИНОЧКА

В Израиле выяснилось, что представительниц слабого пола призывают в армию, когда им исполняется двадцать один год. Не больше.

И здесь на призывных пунктах к Екатерине отнеслись не намного лучше, чем в Мурманске. Чиновницы в погонах только руками разводили: «Вам уже 24 года, вы нам не подходите!» Любая другая смирилась бы с мыслью, что стрельбища и забегов с автоматом ей не видать, но не Игнатьева. Она познакомилась с высокопоставленным госслужащим, который помог устроиться на военную службу.

- Весы в мою пользу склонил тот факт, что в Израиле я была совершенно одна, - говорит Екатерина. - Не имелось даже дальних родственников, на чью поддержку можно было бы рассчитывать.

Игнатьева получила особый статус «солдата-одиночки», который давал ей право на повышенное жалованье и социальные льготы.

ВСЕГДА ГОТОВЫ К БОЮ

Первые два с половиной месяца Екатерине пришлось провести в местной учебке. Особое внимание при подготовке будущего защитника богоизбранного народа израильтяне уделяют изучению истории своей страны и иврита. И только потом учат стрелять. На территории части можно разговаривать лишь на иврите.

- Один из командиров был русского происхождения, но, несмотря на это, приказы отдавал на государственном языке, - вспоминает Екатерина. - Я пыталась с ним спорить и говорила, что не понимаю. Он отвечал: «Это израильская земля. Здесь все общаются на иврите».

Сначала марш-броски напоминали детскую игру и раздражали девушку. Какая польза от кроссов с автоматами и криков: «Эш, эш» (в переводе с иврита - огонь)? Позже выяснилось, что в израильской армии на учениях или в бою все стреляют боевыми патронами. Поэтому солдаты часто получают ранения. Чтобы свести риск к минимуму, как раз и нужны «репетиционные» марш-броски.

Вскоре девушка на себе испытала, каково это - попасть под огонь своих. Отряд бежал по пустыне и стрелял. Неожиданно один из пулеметчиков споткнулся и уронил оружие. Оно палило без остановки. Чтобы уберечься от огня, солдаты быстро упали на землю.

ДЕВУШКА-«РЫСЬ»

После учебки перед Екатериной встал выбор. В Израиле девушки могут служить в одном из подразделений МАГАВ. Это нечто среднее между нашими внутренними войсками и пограничниками. Катя выбрала подразделение «Каракаль» (рысь). Это пограничники, охраняющие южные рубежи Израиля.

Но на месте оказалось, что большинство девушек в «Каракале» не бойцы, а нечто среднее между офис-менеджером и продавщицей. Их служба больше напоминает работу гражданского персонала в любой российской воинской части. День они проводят на территории части, ночевать отправляются домой. Их обязанности в основном связаны с оформлением документов или тыловым обеспечением.

- Меня такой поворот событий не устраивал, - улыбается Екатерина. - Вы бы видели глаза моего командира, когда я заявила, что хочу в боевые условия.

Игнатьевой помог статус «солдата-одиночки». Ее направили в боевое подразделение. Перед приемом девушке пришлось пройти медицинскую комиссию. Впрочем, заключение врачей при поступлении в боевые части не имеет решающего значения - в Израиле служат все: больные, здоровые. Есть, например, специальные подразделения для людей с синдромом Дауна и психическими заболеваниями. Израильские власти считают, что у всех граждан должны быть равные права.

Высший балл по здоровью - 97, а не сто, потому что все мужчины - обрезанные, а это хирургическое вмешательство, по мнению местных специалистов, забирает у парней три процента здоровья.

ЛАМПОЧКИ ВДРЕБЕЗГИ

Призыв в Израиле продолжается круглый год, но у каждой части есть свое время набора новобранцев. Екатерине пришлось ждать очереди ровно месяц.

«Каракаль», в который попала девушка, располагался в пустыне. Территория была огорожена железным забором. В палатках размещалось по двенадцать человек. Мужские и женские палатки разделяла ограда. Но после прохождения специальной подготовки бойцов селили в них вне зависимости от пола.

«Не все девушки-новобранцы до конца понимали, где они служат, - говорит Игнатьева. - Как-то раз мне пришлось успокаивать сослуживиц с помощью автомата. Ночью в палатке было шумно. Уснуть нереально. Я дважды сделала соседкам замечания. Реакции - ноль. Пришлось встать и разбить рукояткой автомата две лампочки. Мгновенно притихли».

В израильской армии солдат, пока он на службе, считается собственностью государства. За любой вред, причиненный себе (нарочно или случайно), можно попасть под трибунал. Даже за отказ намазаться кремом от загара.

Катин «Каракаль» контролировал границу Израиля с Египтом и Иорданией. Солдатам приходилось неделями сидеть в засаде на участках пустыни, через которые, по имеющейся информации, могли проходить террористы, торговцы наркотиками или живым товаром. Днем - страшная жара, ночью - пронизывающий до костей ветер. Вне зависимости от капризов погоды воинам приходилось оставаться в полном обмундировании.

УДАЧНЫЙ ВЫСТРЕЛ

- Что в армии самое тяжелое? Груз, который нужно было тащить к месту засады, - признается Катя. - Один пулемет весил 11 кг, а полное обмундирование вместе с автоматом, патронами, бронежилетом, каской, сапогами и водой - все 35.

Пулеметчицей девушка быть не хотела, но заставили. У Игнатьевой были отличные показатели по стрельбе, Катя считалась отличной кандидатурой на должность снайпера. На ее вопрос, с какой стати она должна быть пулеметчицей, командир философски изрек: «Если не ты, то кто?»

К счастью, стрелять в людей Екатерине пришлось лишь однажды. Это было на границе с Египтом. В пустыне слышен каждый шорох. Ночью бойцов разбудили непонятные звуки. Приборы ночного видения показали удаляющуюся группу людей. По правилам снайпер должен выстрелить сначала два раза в воздух, потом по коленям. Но в кромешной тьме отдельные части тела нарушителя границы не разберешь. И Катя попала одному из контрабандистов, перевозивших гашиш, в «пятую точку».

ШКОЛА ЖИЗНИ

У израильских командиров своеобразные методы психологической тренировки подчиненных. К примеру, Катю не раз заставляли собирать в пустыне камни, выкладывать из них слова и раскрашивать эти надписи.

То ли из-за бытовых проблем, то ли в силу менталитета военнослужащие-еврейки очень капризны. Как говорит Катя, стоило кому-то из них позвонить родственникам и пожаловаться на еду или дурное настроение, начинались разборки с командованием. Клановость во многом помешала Екатерине Игнатьевой остаться в израильской армии.

- У меня не было блата, а без него на специальные курсы повышения квалификации никак не попасть, - вздыхает девушка. - Поэтому я решила вернуться в Россию, но эти два года и восемь месяцев службы были для меня хорошей школой жизни.

Ирина Тверитинова, фото из личного архива Екатерины Игнатьевой


Просмотров: 739
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.