Сегодня 23 марта 2017 г., четверг, 17:21USD 57.52 -0.1132EUR 62.09 -0.1740
Статьи газеты «Мир новостей»

Идеологическая война 1812 года

29 декабря 2012
hits 2888

 Прошло 200 лет с тех пор, как последний солдат разгромленной наполеоновской армии покинул пределы Российской империи и этим завершилась Отечественная война 1812 года. А русская армия с триумфом прошла по Европе до самого Парижа.За эти годы история той войны обросла мифами и легендами, превратив ее в красивую сказку. Однако неразгаданных загадок осталось множество. Вот мы и попытаемся осветить некоторые малоизвестные страницы той войны.

Готовясь к войне, Наполеон уделил значительное внимание идеологической подготовке вторжения в Россию.

Прежде всего он усилил “Бюро по контролю за общественным мнением”, понимая, что “людьми и государствами отныне нельзя управлять по-старому... Общественное мнение существует, и это просвещенное мнение... Но этим общественным мнением надо управлять, если любое правительство желает спать на матрацах, а не на штыках”.

Активно и целенаправленно формируется общественное мнение против России в странах Западной Европы. В 1807 году выходит в свет анонимная брошюрка “О возрастании русского могущества от его возникновения до начала XIX столетия”.

Апофеоз страшилки: к началу XIX века Россия настолько усилилась, что готова отныне захватить всю Европу, русские - это “варвары с извечно агрессивным духом”, их правители вынашивают планы захвата всего мира, а посему вся цивилизованная Европа должна объединиться и нанести по этому “северному колоссу” превентивный сокрушительный удар. Вот и оправдание агрессии Наполеона - он спасает европейскую цивилизацию.

Разыгрывается национальная карта: голландцам и датчанам обещают увеличение территорий, полякам - восстановление Великой Польши, белорусам и прибалтам - возрождение Великого княжества Литовского и т.д. и т.п.

В армии при главном штабе создается Специальное военно-политическое бюро. Основной посыл пропаганды был таков: русский мужик - это дикарь, нецивилизованный варвар, у которого можно отбирать все, а в случае неповиновения - убивать. А мы-то думали, что институт комиссаров-политработников придумали большевики?! Просто они хорошо изучали историю.

Большие усилия направлены на идеологическую обработку населения Российской империи. Легальными и нелегальными путями, через дипломатов, купцов, шпионов и агентов влияния на территорию Российской империи ввозится огромное количество пропагандистской литературы различного толка. Русские должны были быть уверены, что в Россию придет армия Наполеона-освободителя, который избавит население от самодурства царского режима и беспредела русских дворян-помещиков, объявит Манифест об отмене крепостного права и даст всем свободу.

Удивительное дело, но ни до начала военных действий, ни с их началом царскими властями не предпринималось никаких действенных мер по контрпропаганде, по разъяснению и войскам, и населению лживой сущности вражьего идеологического воздействия. Русский офицер Федор Глинка в своем дневнике 31 июля записал: “ До сих пор нет ни одной прокламации, дозволяющей собираться, вооружаться и действовать где, как и кому можно”. А генерал А.П. Ермолов отмечал: “Поселяне подходили ко мне спрашивать, позволено ли им будет вооружаться против врагов и не подвергнутся ли они за то ответственности?..”

Так почему все-таки молчали? Чем можно объяснить такое бездействие? Только страхом, боязнью вооружить свой народ против захватчиков, а получить народную войну против самих властителей России. Даже такой просвещенный человек и герой Отечественной войны 1812 г., как генерал
Н.Н. Раевский, с тревогой писал в первые дни наполеоновского вторжения: “Я боюсь прокламаций, боюсь, чтобы не дал Наполеон вольности народу, боюсь в нашем крае беспокойства”.

И иностранные наблюдатели вполне разделяли эти опасения. Наблюдатель английского правительства при Главной квартире русской армии сэр Роберт Вильсон писал: “Не одного только внешнего неприятеля опасаться должно; может быть, теперь он для России самый безопаснейший. Нашествие неприятеля произвело сильное крестьянское сословие, познавшее силу свою и получившее такое ожесточение в характере, что может сделаться опасным”.

Между тем активная пропагандистская кампания стала приносить свои плоды.

Накануне начала войны французские газеты хвастливо писали, что очередной день рождения императора (15 августа) его гвардейцы “будут праздновать в Санкт-Петербурге”.

Мало кому известно, что в составе армии неприятеля был Русский легион - 8 тысяч русских, добровольно (!) идущих с войной на свою родную землю. Как пишет историк А.М. Буровский, “основу этого легиона составляли, во-первых, военнопленные в войнах 1798-1807 годов и, во-вторых, беглые русские крепостные. Военнопленных никто не принуждал воевать со своим Отечеством. Они преспокойно жили во Франции или в германских городах, получая довольствие от властей и не подвергаясь никаким репрессиям. Даже к труду их никто и не думал принуждать. Участие военнопленных в войне на стороне Наполеона было совершенно добровольным”.  В легион они вступили по, так сказать, идейным соображениям, потому что благодаря развернутой пропаганде были убеждены, что идут освобождать русский народ.

Конечно, русское командование готовилось к войне. По указанию царя Александра I, Барклай де Толли разработал свой знаменитый Скифский план, основывавшийся на трех китах: на уклонении от крупных сражений, на уводе французов по растоптанным в грязь дорогам в глубь страны и на ведении партизанской войны. Кроме того, при отступлении предусматривалось выгребать со всех складов все запасы фуража и продовольствия, а все, что могло гореть, сжигать. Только вот для развертывания партизанской войны не делалось ничего. Неужто царь наив­но полагал, что все крестьяне поголовно уйдут в партизаны? Как бы не так! Ох, не скоро, совсем не скоро эта война превратится в партизанскую, в подлинно народную и отечественную.

8 июля 1812 года началась оккупация Минска наполеоновскими войсками. Из 11 тысяч жителей в городе остались 3,5 тысячи. В город вступил авангард французского корпуса Даву. Местная шляхта вышла встречать французов хлебом-солью. Во время торжественной речи генерал Даву сказал, что армия Наполеона пришла не угнетать местное население, а вернуть ему Родину. Люди рукоплескали и плакали от радости.

Начальник витебской городской инвалидной команды поручик Бомбеш пишет в рапорте командованию, что жители города, поджидая наполеоновские войска, бодрствовали всю ночь и почти во всех домах был приготовлен праздничный ужин для дорогих французских гостей...

Некоторые помещики добровольно предоставили все необходимое французам, устроили для них магазины фуража и продовольствия и делали свой бизнес на снабжении французской армии по французским ценам. Не дремали и крестьяне: они начали нападать и грабить помещичьи усадьбы. А как же иначе - свободу обещали? Вот и получите. Помещики бросились за защитой к наполеоновской администрации и получили ее. Например, маршал Даву на собрании дворян Могилевской губернии в июле 1812 г. заявил: “Крестьяне останутся по-прежнему в повиновении помещикам своим”.  На том крестьянская свобода и закончилась.

Безусловно, были примеры совсем другого порядка: героическое очаговое сопротивление захватчикам, создание дружин для обороны своих селений и православных храмов, сжигание своих домов и амбаров, чтобы не достались противнику. Но сейчас мы говорим о пропагандистском воздействии, о результатах идеологической войны против русского народа. И нужно честно признать, что эту войну Наполеон выиграл вчистую.

Но потом армия Наполеона превратилась в неуправляемую банду грабителей и мародеров, проявлявших невиданную жестокость, осквернявших православные храмы и русские национальные святыни. Он сам поднял, по выражению Льва Толстого, “дубину народной вой­ны”. А уж эта “дубина” так жахнула по наполеоновским ордам, что выскочить из-под нее смогли немногие.

Почему же на Западе его так упорно называют Великим? Да потому, что он первым придумал и применил на практике схему идеологического воздействия на общество, оправдывающую любую агрессию. И эта схема полноценно используется вот уже 200 лет. Геббельсу даже ничего придумывать не нужно было для оправдания агрессивной сущности третьего рейха. Взял заготовку и применил. А если творчески использовать вновь появляющиеся коммуникационные ресурсы (фото-, кино-, теле-, интернет) и заменить некоторые слова, то очень даже хороша эта схема и в современном мире.

Александр Мельниченко

Просмотров: 2888
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.