Сегодня 18 января 2017 г., среда, 13:09USD 59.18 -0.2185EUR 63.22 -0.0612
Статьи газеты «Мир новостей»

Нобелевские скандалы

16 мая 2013
hits 985
Нобелевские скандалы

10 декабря в ратушах Стокгольма (Швеция) и Осло (Норвегия) состоялось торжественное вручение Нобелевских премий 2007 г. Традиционно на церемонию съехалась вся интеллектуальная элита мира. Облаченные во фраки лауреаты улыбались и хлопали друг друга по плечу. Россияне среди них отсутствовали. Этим, наверное, и объясняется тот поразительный факт, что российские СМИ Нобелевскую премию 2007 г. фактически проигнорировали, и напрасно. Именно в этом году престижной научной премии были удостоены не только самые передовые, но и самые скандальные исследования последних лет.

ГЕНЕТИЧЕСКИЙ НОКАУТ

Так, Нобелевская премия по медицине и физиологии 2007 г. была присуждена Мартину Эвансу из Университета Кардиффа (Великобритания), а также двум американцам - Марио Капекки из Университета Юты (США) и Оливеру Смитису из Университета Северной Каролины (США). В научном мире эти фамилии хорошо известны. Вот уже четверть века данные ученые потрясают коллег своими смелыми идеями и столь же сенсационными изобретениями. Достаточно сказать, что Мартин Эванс – первооткрыватель знаменитых стволовых клеток. Марио Капекки прославился своими исследованиями генетической природы рака, сердечно-сосудистых заболеваний и болезни Альцгеймера, Оливер Смитис - гипертонии и заболеваний крови.

Впрочем, Нобелевскую премию они получили за разработку методики “генетического нокаута”, позволяющей выключать те или иные гены в клетках зародышей, получая таким образом организмы с заранее заданными свойствами. Значение этого открытия трудно переоценить. Достаточно сказать, что благодаря ему ученые разных стран получили мышей, страдающих самыми разными заболеваниями (раком, муковисцидозом, болезнями сердца и сосудов) и психическими отклонениями, что позволяет более эффективно лечить аналогичные болезни у людей.

Интересно, что первые генетически модифицированные мыши были представлены на суд общественности еще в 1989 г. Уже тогда генетики всего мира предлагали присудить их создателям Нобелевскую премию, но... Нобелевский комитет решился на этот шаг только спустя 18 лет. Почему? “Слишком смелые перспективы открывали эти работы перед генными инженерами, которые получили в свои руки реальный инструмент, чтобы перекраивать геном по своему усмотрению”, - ничтоже сумняшеся заявил один из членов Нобелевского комитета, пожелавший остаться неизвестным.

МИЛЛИОН ЗА ГИГАБАЙТ

А вот лауреаты Нобелевской премии по физике Альберт Ферт из Университета Парижа и Французского национального научно-исследовательского центра и Питер Грюнберг из Германского исследовательского центра Юлиха получили свой миллион за открытие, известное каждому. Именно благодаря им мы слушаем музыку на крошечных MP3-плеерах, носим в сумках миниатюрные ноутбуки, скидываем файлы на флэшки, даже не задумываясь, что все эти устройства основаны на одном и том же “гигантском магниторезистивном эффекте” (GMR), а произведены с применением пресловутых нанотехнологий.

В принципе появление всех без исключения современных магнитных носителей информации стало возможно благодаря открытию британского физика лорда Кельвина, который еще в 1857 г. установил зависимость между электрическим сопротивлением и направлением магнитного поля, приложенного к проводнику. Развитие компьютерной техники привело к тому, что размеры жестких дисков все уменьшались, а плотность записываемой на них информации увеличивалась. Когда размеры соответствующих систем достигли нанометров (одна миллиардная часть метра), встал вопрос о считывающей головке сверхвысокой чувствительности. Получить ее совершенно независимо друг от друга как раз и удалось Ферту и Грюнбергу. В 1988 г. они провели серию экспериментов, в которых считывающее устройство состояло из нескольких тонких слоев железа и хрома. А его электрическое сопротивление изменялось в зависимости не от направления, а от силы магнитного поля, то есть от его наличия или отсутствия. Это позволило использовать в роли логических нулей и единиц намагниченные и ненамагниченные области жестких дисков, а значит, упаковывать информацию с невиданной доселе плотностью.

Надо, впрочем, сказать, что внедрением принципа гигантского магнитосопротивления в реальную жизнь мы обязаны человеку, который Нобелевскую премию не получил. В середине 90-х годов прошлого века проживающий в США англичанин Стюарт Паркин разработал весьма дешевую методику изготовления считывающих головок на основе GMR-эффекта.

Первый коммерческий GMR-винчестер появился на рынке в 1997 г., и понеслось. Ежегодно емкость жестких дисков увеличивается на 93%, цены на них, соответственно, снижаются. Самый обычный персональный компьютер уже имеет винчестер емкостью 500 Гб, хотя еще десять лет назад винчестер с 10 Гб памятью казался фантастикой. Инженеры же обещают новый прорыв.

В ближайшее время на рынке появится технология магниторезистивной оперативной памяти (MRAM), основанная все на том же GMR-эффекте. Предполагается, что она “будет совмещать преимущества жестких дисков, не нуждающихся в постоянном электропитании, и быстрой “оперативки”. Проще говоря, если у вас дома вдруг пропадет электричество, то текст, над которым вы в данный момент работаете, не пропадет в никуда. Честное слово, Нобелевский комитет мог бы думать и побыстрее, чтобы наградить авторов этого замечательного изобретения!

ПОВЕРХНОСТИ И ЖИЗНЬ

Когда в далеких 60-х гг. прошлого века немецкий химик Герхард Эртль начинал изучать химические реакции, происходящие на поверхности твердого тела, он и подумать не мог о том, что своими чисто академическими изысканиями произведет переворот в микроэлектронике, автомобильной промышленности, топливной индустрии и климатологии. Но именно это и произошло!

Для исследования поверхностных реакций молодому химику пришлось разработать специальные установки, создающие глубокий вакуум и сверхвысокую чистоту изучаемых поверхностей. И вот парадокс: те же самые условия оказались жизненно необходимы для производства микропроцессоров.

Следующим объектом научного интереса доктора Эртля стали катализаторы - специальные вещества, запускающие всевозможные химические реакции. И надо же было такому случиться, что изучаемые им каталитические нейтрализаторы оказались весьма востребованы в автомобильной промышленности. Именно благодаря им в современных автомобилях выхлопные газы “дожигаются” на тонком слое платины, что делает их практически безвредными для окружающей среды.

Герхард Эртль, впрочем, на этом не успокоился, занявшись таким увлекательным предметом, как коррозия. Ему удалось досконально описать процесс возникновения ржавчины на поверхности железа, что позволило создать антикоррозийные покрытия следующего поколения, которые уже в ближайшие годы смогут раз и навсегда решить проблему коррозии.

Но Герхарду Эртлю и этого показалось мало. Его внимание привлекла проблема, беспокоящая все человечество, - глобальное потепление. Именно ему удалось выяснить, что “убийцы озонового слоя” - фреоны занимаются своим черным делом на поверхностях микроскопических кристалликов льда, содержащихся в стратосфере.

Последнее достижение Герхарда Эртля - разработка высокоэффективных водородных топливных элементов, которые позволяют уже в ближайшие 10-15 лет перевести все без исключения автомобили на водородное топливо.

Коллеги уже давно признают, что почетный профессор берлинского института Фрица Хабера общества Макса Планка Герхард Эртль является “химиком №1” в мире. Не случайно он получает престижные научные премии с частотой раз в год. Нобелевских премий среди них, правда, еще не было, и вот в 2007 г. шведские академики исправили это досадное недоразумение.

ПРАВДА ПРАВДЕ РОЗНЬ

Не меньше толков вызывает каждый год и Нобелевская премия мира. Ее даже уже не обвиняют в тенденциозности, и так ясно, что Ясир Арафат (Нобелевская премия 1994 г.), Нельсон Мандела (1993 г.), Генрих Киссинджер (1973 г.) - те еще миротворцы. Интрига каждый год связана с тем, какие еще грязные тайны выплывут на свет божий после присуждения очередной премии? И на этот раз шведские академики не подкачали. Лауреатом Нобелевской премии мира в 2007 г. стали Межправительственная группа экспертов по изменению климата и бывший вице-президент США Альберт Гор, принявший участие в создании документального фильма о глобальном потеплении “Неудобная правда” (уже получившего престижную кинематографическую премию “Оскар”). И почти сразу же разразился скандал.

Высокопоставленному экологу подкузьмили британцы. Нет, не то чтобы правительство Великобритании хотело ему зла. Скорее наоборот, оно руководствовалось наилучшими побуждениями, когда рассылало фильм Гора во все средние школы Англии, Уэльса и Шотландии. Кто бы мог подумать, что один из зрителей, член попечительского совета школы в графстве Кент Стюарт Диммок, окажется существом въедливым, найдет в фильме множество ошибок и обратится в Высокий суд с требованием “Неудобную правду” в школах запретить.

Председательствовавшему на процессе судье Бартону можно только посочувствовать: за время судебного разбирательства ему пришлось досконально изучить экологию, климатологию, океанологию, геологию и другие науки. А также познакомиться с мнением нескольких десятков высокоученых экспертов, буквально кидавшихся друг на друга с кулаками. В конце концов измученный судья был вынужден признать, что “в работе Гора имеются положения, по которым признанные ученые пока не пришли к однозначным выводам”. Фильм к показу в школах тем не менее рекомендовали, правда, при условии, что его будут сопровождать комментарии учителя.

Роковые же ошибки Гора таковы. Утверждение о том, что таяние льдов в Западной Антарктиде или в Гренландии уже в скором будущем приведет к повышению уровня мирового океана на 20 футов (свыше 6 м), признано Высоким судом “явно паникерскими”, поскольку “произойдет это только через тысячелетие”. Уменьшение снежной шапки на горе Килиманджаро в Восточной Африке и вовсе, по мнению судьи Бартона, не связано с глобальным потеплением, поскольку “никто из специалистов так и не сумел этого доказать”. Однако наибольшее умиление вызывает “проблема белых медведей”. В своем фильме Альберт Гор утверждал, что в последнее время “белые медведи стали часто тонуть, проплывая длинные дистанции - до 60 миль (100 км) – в поисках льда”. Судья бесстрастно констатировал: “Единственное научное исследование, на которое сумели сослаться обе стороны, состоит в том, что в последнее время были найдены четыре белых медведя, утонувших в результате шторма”.

Впрочем, сам новоявленный лауреат не унывает. И то сказать, о лучшей рекламе, причем абсолютно бесплатной, ему не приходилось и мечтать.

РАЗДАЧА ДЕНЕЖНЫХ СЛОНОВ

На этом фоне последняя Нобелевская премия по экономике выглядит довольно бледно - ни возмущенной общественности, ни грязного белья. Единственная интрига, что имена лауреатов угадать никому не удалось. Эксперты в один голос утверждали, что премия 2007 г. будет вручена за работы об экономическом росте и торговле. Нобелевский комитет решил иначе. Престижную научную награду получили трое американских экономистов: Леонид Гурвиц из Университета Миннесоты (США), Эрик Маскин из Университета Принстона (США) и Роджер Майерсон из Университета Чикаго (США) за теорию распределения ресурсов.

Суть ее в следующем. Рынки не всегда функционируют, как предписывает экономическая теория, поскольку действующие на нем субъекты могут обладать неполной или ошибочной информацией. В результате может сложиться ситуация, когда частный сектор будет получать прибыль, даже если это идет вразрез с общественными интересами. Практических приложений данной теории множество. Достаточно сказать, что она использовалась для выстраивания схемы приватизации во многих восточноевропейских странах. Данная теория помогает участникам аукционов продавать и покупать с выгодой для себя, а государству эффективно работать с монополиями. Ее можно использовать для анализа результатов голосования и налаживания системы медицинского и пенсионного обеспечения.

Вот только россиян, которые проявляли повышенный интерес именно к этой премии, все эти экономические дебри не интересовали. “Один из лауреатов - выходец из России”, - пестрели заголовками СМИ, совсем позабыв о том, что 90-летний Леонид Гурвиц покинул Российскую империю в годовалом возрасте, на родине предков никогда не бывал, по-русски не разговаривает и вполне обоснованно считает себя американцем. Впрочем, когда родная наука лежит на боку и Нобелевские премии приносить не собирается, только и остается, что упиваться достижениями науки чужой, утешая себя тем, что “уж гены-то у ихних ученых нашенские”.

РОЯЛ-ФЛЕШ В ЛИТЕРАТУРЕ

Сложнее обстоит дело с лауреатами в области гуманитарных наук. На их долю и выпала-то единственная премия - по литературе, но шуму вокруг нее каждый год больше, чем вокруг всех Нобелевских премий, вместе взятых. И есть от чего! С одной стороны - премия, как ни крути, самая престижная в мире, с другой - присуждают ее, мягко говоря, неспециалисты.

Литературные вкусы шведских академиков уже стали притчей во языцех. В начале ХХ в. не получил Нобелевскую премию знаменитый русский писатель Лев Толстой. Умерли, не дождавшись заветной премии, Хорхе Луис Борхес, Бертольд Брехт, Фредерико Гарсиа Лорка и др. Безуспешно ждут свою нобелевку Харуки Мураками и Умберто Эко. Зато могут гордиться своей нобелевкой венгерский писатель Имре Кертес (Нобелевская премия 2002 г.), африканский Видиадхар Сураджпрасад Найпол (2001), итальянский Дарио Фо (1997) и др., которые, может быть, и широко известны у себя на родине, но вот мировой славы, увы, не снискали.

В 2007 г. страсти вокруг литературного Нобеля достигли такого накала, что Нобелевский комитет вынужден был объясняться с общественностью. В интервью агентству France Press постоянный секретарь Шведской королевской академии и член Нобелевского комитета Хорас Энгдаль приоткрыл завесу тайны над механизмом принятия решений. По его словам, Нобелевский комитет начинает рассматривать кандидатуры писателей в феврале. Номинантов выдвигают национальные академии разных стран и высшие учебные заведения. В первоначальном списке около 200-300 имен. К летним каникулам он сократился до 5. В сентябре начинается голосование. Победителя определяют простым большинством голосов. Впрочем, вкусы академиков редко сходятся. В 2007 г., к примеру, 2 члена комитета из 18 бойкотировали голосование, еще 1 умер, так до него и не дожив. 15 оставшихся присудили премию 87-летней английской писательнице Дорис Лессинг.

“Я получила все европейские награды – все чертовы награды! - и я рада, что собрала их все. Это как роял-флеш в покере!” – воскликнула изумленная лауреатка, когда ей сообщили о результатах. Критики вроде бы довольны, по крайней мере, на этот раз премию по литературе получила писательница вполне известная. Ее романы “Дети насилия”, “Золотой дневник”, “Канопус в Аргосе”, “Добрый террорист”, “Пятый ребенок” давно стали классикой, пусть только и в англоязычном мире.

Ведущая полосы Елена Журавлева


Просмотров: 985
Поделиться
Следующая новость Умники и умницы


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.