Сегодня 24 мая 2017 г., среда, 05:38USD 56.55 0.0564EUR 63.61 0.4476
Статьи газеты «Мир новостей»

На Кубу наши военные шли как камикадзе

16 мая 2013
hits 928
На Кубу наши военные шли как камикадзе

50 лет назад грянул Карибский кризис, который поставил планету на грань третьей мировой войны. И хотя США и Советский Союз разошлись миром, развязка для советской стороны не была бескровной...

ДЕЗЕРТИРОВ РАССТРЕЛИВАТЬ!

Для наших солдат Карибский кризис начался с секретной операции “Анадырь” по размещению советского оружия на Кубе в 1962 году. Это стало поворотным моментом в противостоянии США и СССР. Руководитель организации воинов-интернационалистов “кубинцев” Валентин Полковников рассказывает “Миру новостей”:

“Поставка оружия на Кубу означала готовность СССР вступить в вооруженное столкновение с США. Советский Союз не мог “сдать” Кубу не только потому, что Куба принадлежала к социалистическому лагерю. На острове Свободы находилась станция прослушки, которая передавала в СССР 75% всей секретной информации из Белого дома”.

На начальной стадии конфликта, в марте 1962 года, советские корабли в несколько заходов тайно доставили на остров около 400 танков, 40 истребителей, радиолокационные установки. Войска же планировалось перебросить гражданскими судами Министерства морского флота СССР. О том, что не просто хотели “поиграть мускулами”, а всерьез готовились к войне, говорит общая численность передислоцируемой группы войск: она составляла 50 874 человека личного состава и до 3000 человек гражданского персонала; кроме того, необходимо было перевезти свыше 230 000 тонн материально-технических средств.

Операция шла все лето и начало осени. Предполагаемыми 70 морскими судами не обошлись, в итоге в переброске Вооруженных сил СССР в Карибский регион было задействовано 85 грузовых и пассажирских судов, которые совершили 183 рейса на Кубу и обратно. Позже Анастас Микоян утверждал, что “только на транспорт мы израсходовали 20 миллионов долларов”.

“При посадке на борт у всех изъяли паспорта и предупредили, что судно заминировано”.



Погрузка в наших портах производилась в обстановке повышенной секретности, а о пункте разгрузки не сообщалось даже старшим офицерам, участвовавшим в операции. Капитанам судов были выданы три пакета с инструкциями. Первый пакет надлежало вскрыть после оставления территориальных вод СССР. В нем говорилось, что пакет №2 необходимо вскрыть после прохода Босфора и Дарданелл. В пакете №2 предписывалось вскрыть пакет №3 после прохода Гибралтара. И только в пакет №3 был вложен окончательный приказ: “Следовать на Кубу”.

“Как только нас привезли в Севастополь, сразу же перевели на особое положение, - вспоминает участник операции “Анадырь” подполковник в отставке Анатолий Лупашко. - Нам не разрешали писать письма, посещать город, разговаривать по телефону, общаться с гражданскими лицами. Наконец на борт судна поднялся командующий Черноморским флотом адмирал Чурсин и передал нам опечатанный пакет. Его инструктаж был кратким: “Вы выполняете особо важное задание правительства и партии. Пакет вскроете в точке с координатами, указанными на конверте. Для всех ваш танкер - судно, перевозящее нефтепродукты для сельскохозяйственной техники”. Потом последовал приказ командирам - пресекать любые попытки покинуть судно вплоть до уничтожения дезертиров”.

ТРОПИЧЕСКИЙ АД

По мере приближения к Кубе участились стычки со сторожевыми кораблями ВМС США. Начиная с 18 сентября 1962 года американские военные корабли то и дело требовали от советских транспортов отчета о характере перевозимого груза. Американские пограничники даже в нейтральных водах запрашивали порт приписки, выясняли, куда идет судно и что перевозит. Однажды капитан судна, на котором плыл Лупашко, не выдержал и дал команду ответить: “К теще на блины”. На что американцы пожелали счастливого пути.

Несмотря на присутствие духа и чувство юмора, положение у находившихся на наших кораблях было незавидным. “При посадке на борт у всех изъяли паспорта и предупредили, что судно заминировано. Так как мы перевозили стратегическое оружие, командование не могло допустить, чтобы груз попал в руки американцам. Если бы возник риск захвата судна, капитан просто подорвал бы его вместе с нами. Можете не сомневаться. Так что чувствовали мы себя как камикадзе”, - рассказывает Валентин Полковников.

Добравшись до острова Свободы, советские солдаты и офицеры столкнулись с новыми проблемами - акклиматизации. “В тот момент для всех нас Куба оказалась настоящим тропическим адом, - вспоминает Анатолий Лупашко. - Жили в хлипких казармах, построенных в кубинских поселках. Для маскировки набрасывали на крыши пальмовые ветви. Работали очень много - до водяных мозолей и обмороков. При жаре и высокой влажности едва дышали. По ночам нас до костей сжирали москиты, скорпионы и ядовитые пауки запросто залезали в постель. Утром мы поднимались все искусанные, опухшие, усыпанные язвами и кровоточащими ранами. И снова за работу. При этом мучительное чувство голода не покидало нас ни на минуту. Перед отправкой мы получили продовольственный паек на полгода вперед. Основными продуктами в нем были сухари, консервы, мука, крупы, сушеные овощи, жиры. Но большинство из этих продуктов не подлежало хранению в условиях влажного климата! Консервы взрывались, все остальное быстро приходило в негодность. Так что первое время на Кубе питались одними сухарями. Но никто не жаловался”.

Как рассказывают ветераны, готовность отражать нападение на лагерь была постоянной. Солдаты спали с личным оружием под подушками, а бодрствовали в полном соответствии с уставами - “стойко перенося тяготы и лишения воинской службы”. На Кубе тяготы обеспечивал тропический климат: шли бесконечные ливневые дожди, налетали ураганы и штормы. Влажный переменчивый климат плохо отражался не только на людях (некоторые так и не оправились от болезней), но и на технике - военные неимоверными усилиями спасали боеприпасы и оружие от коррозии.

50-тысячную армию с ракетами СССР разворачивал на Кубе несколько месяцев, а свернул всего за три недели.

Никита Хрущев и Джон Кеннеди: в 1962-м они чуть не столкнули мир в ядерную топку войны


НА ВОЛОСОК ОТ ТРЕТЬЕЙ МИРОВОЙ

Почуяв неладное, американцы 22 октября наконец объявили о введении полной морской блокады Кубы и потребовали от всех судов, направляющихся туда, полной остановки и предъявления груза к досмотру.

“В нарушение всех международных норм морского судоходства США попытались распространить свой суверенитет на тысячемильное пространство международных вод, - говорит Лупашко. - В этот период ВМС США и НАТО совершили более 1600 облетов наших судов. Их военные корабли неоднократно провоцировали угрозу столкновения”.

В первый же день в зоне блокады оказалось 22 советских судна. Операция “Анадырь” была приостановлена. Тем временем США в целях давления на советско-кубинский альянс запустили свою любимую пропагандистскую пластинку: мол, вторжение на Кубу необходимо для “освободительной войны за демократию”. Во Флориде уже готовили специальные лагеря для кубинских военнопленных, о чем постоянно трубила западная пресса. Каждый день радио Кубы приносило все новые и новые требования американцев, на которые СССР и Куба отвечали молчанием.

Как бы там ни было, цели, поставленные в ходе операции “Анадырь”, были достигнуты: США пошли на переговоры по разоружению ракетных баз в Западной Европе в обмен на вывод ракет с Кубы, которые наши спецы успели нацелить на вероятного противника. Кроме того, США официально заявили об отказе от планов вооруженного свержения правительства Фиделя Кастро.

Сегодня мало кто помнит, что за несколько месяцев геополитического кризиса на Кубе погибло около 70 наших военных и вольнонаемных сотрудников. И есть данные, что этот мартиролог не полный. Советские военные погибали не только в вооруженных столкновениях с повстанцами (не все на Кубе поддерживали Фиделя, были и сторонники США), но и от тропических болезней и несчастных случаев.

“Покидали мы Кубу спешно. Свернули всю технику за три недели. Переговоры с американцами были очень тяжелыми. Решение принималось в условиях строжайшей секретности - кубинцев даже не поставили в известность о том, что наши ракеты будут выводиться, - вспоминает Валентин Полковников. - Что тут говорить? Мир действительно был на волосок от третьей мировой войны. Наверное, только страх американцев перед нашей ядерной мощью предотвратил открытое столкновение”.

“Неимоверные перегрузки, которые мы пережили, подзабылись, они начинают сказываться только сейчас - по истечении многих лет. А вот психологические переживания не покидают никогда. Мне до сих пор по ночам снятся “карибские” сны, от которых просыпаюсь в холодном поту”, - признается Анатолий Лупашко.

Екатерина Люльчак
"Мир новостей"


Просмотров: 928
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость Музей с доставкой на дом


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.