Сегодня 28 марта 2017 г., вторник, 03:39USD 57.02 -0.4014EUR 61.96 0.0979
Статьи газеты «Мир новостей»

Лишние люди олимпийского Cочи

16 мая 2013
hits 769
Лишние люди олимпийского Cочи

По истории сочинской семьи Божковых впору писать сценарий для остросюжетного сериала. Больше двух лет многодетные супруги Божковы, лишенные собственного жилья, фактически бомжуют под забором президентской резиденции “Бочаров Ручей”. На просьбы предоставить социальное жилье мэр города советует Божковым “подождать конца Олимпиады”.
Гаражные боксы в цокольных этажах местные власти считают пригодными для жилья


НА УСМОТРЕНИЕ СУДА

Павел Божков - живой реликт. Коренной сочинец в третьем поколении. Увидеть в столице Олимпиады-2014 коренного жителя нынче редкая удача. Вероятнее встретить на здешних улицах президента или премьер-министра. Вообще-то Павел родился не в Сочи, а на Алтае, куда его родителей, молодых сочинских специалистов, отправили поднимать молочное производство. Вскоре родители вернулись в родной город, а с ними и маленький Паша. Поначалу жили в селе Веселое - на самой окраине города, почти на границе с Абхазией. А в 1980 году семье дали 3-комнатную квартиру в центре города. Тридцать лет назад Божковы и подумать не могли, что за эти квадратные метры станут судиться друг с другом. И даже не за квадратные метры, а за право иметь крышу над головой.

Когда в конце 80-х Павел привел в родительский дом молодую жену, никто не был против, но когда в 2008 году супруга Павла ходила беременной уже четвертым ребенком, случился конфликт поколений. Родители и родной брат Павла потребовали, чтобы его многодетная семья покинула квартиру: мол, у них есть “жилой гараж”, пусть идут туда. Претензию подкрепили повесткой в суд.

В канун нового, 2009 года решением судьи Ващенко Павел, Светлана и их дети были лишены не только регистрации по месту жительства, но и самого места жительства: договор социального найма с ними был расторгнут в принудительном порядке. Причем о самом суде ответчики, как они уверяют, узнали постфактум. Как рассказывает Павел Божков, судебная телеграмма была направлена по адресу того самого гаража, в который его настойчиво выпроваживали родственники. А пришла эта телеграмма, как говорит Павел, в тот день, когда решение уже было вынесено.

В общем, типичная сочинская история: тяжба за квадратные метры, выселения-переселения, сомнительное судопроизводство... Но есть один нюанс, который выделяет историю Божковых из сотен похожих: на момент выселения в молодой семье было трое несовершеннолетних детей и выселить их, не предоставив другого жилья, по закону было нельзя. Соблюдением закона, по идее, должна была озаботиться администрация Сочи или органы опеки, но, как написано в судебном решении, “представитель третьего лица - администрации г. Сочи - полагался по данному делу на усмотрение суда”. В результате этого “усмотрения” Божковы отправились жить в гараж. Откуда уже почти три года ведут безуспешную переписку с генпрокурором и президентом (в здании сочинской президентской резиденции действует Общественная приемная). Вот одна из таких петиций президенту Медведеву: “Жилья у нас нет. Мы стали бомжами. В настоящий момент живем в гараже (самовольное строение) на ул. Санаторной (практически под забором Вашей государственной дачи около Бочарова ручья), так как, только нас сняли с регистрации, дверь в нашу комнату была взломана и наши вещи были выкинуты из квартиры на улицу...”

- А где сама резиденция? - спрашиваю Павла, пока стоим в глухой пробке по дороге к новому жилищу Божковых.

- А вот она, - машет он рукой в сторону моря и смеется. - Получается, что с президентом мы соседи...

ТАК ВОТ ТЫ КАКОЙ, “БОЧАРОВ РУЧЕЙ”

Третий год супруги пытаются доказать - никакого “жилого гаража” у них нет и многодетная семья фактически выброшена на улицу:

- Спрашиваем прокуратуру, почему на судебном заседании не было ее представителя, ведь затрагивались права несовершеннолетних. Отвечают: ваше дело “не категорийное”. Что такое “категорийное”?

Из администрации президента, говорит Павел, все жалобы, как заговоренные, спускаются в администрацию Краснодарского края, а та порой даже отписки не пишет, как минимум половина писем остается без ответа.

...Павел сворачивает в ворота гаражного кооператива и останавливается. Приехали. В закутке для автомобилей, зажатом между забором “Бочарова ручья” и котлованом очередной элитной стройки, теперь протекает жизнь Божковых. Павел отпирает ворота одного из боксов, и вместо помещения для машины взору предстает маленькая комнатка. Она одновременно выполняет функции прихожей, кухни, столовой и даже ванной.

Детей дома нет: старшая дочь учится в Краснодаре, там теперь и живет. Еще одну дочь и сына, которые учатся в школе, родители отправили к бабушке в станицу - не проводить же им лето на бетонном пятачке под колесами машин. С супругами Павлом и Светланой осталась только двухгодовалая Людочка. Девочка - инвалид. Ее ни на минуту нельзя оставить без присмотра, поэтому обивать чиновничьи пороги приходится с ребенком на руках.

Павел показывает свидетельство о праве собственности на гараж. В нем черным по белому написано: “Назначение помещения нежилое”. То есть жить в этом гаражном боксе официально нельзя. И выселить сюда суд не имел никакого права, ведь здесь нельзя даже прописаться.

- А без регистрации мы никто в этом городе, - говорит Павел. - Ни на работу нормальную устроиться, ни в поликлинику детей сводить. Нет работы и прописки - нельзя взять кредит, нельзя встать в очередь на социальное жилье.
Семья Божковых живет в гараже


В ОЧЕРЕДИ ЗА ЧИНОВНИКАМИ

К мэру Сочи Анатолию Пахомову супруги решили пойти, получив очередной ответ из прокуратуры Краснодарского края. Надзорное ведомство наконец-то расслышало доводы Божковых о наличии в семье ребенка-инвалида и признало: администрация Сочи по собственному разгильдяйству не включила семью в льготный список лиц, имеющих право получить социальное жилье без очереди. Учитывая, что сочинский глава не раз грозился разобраться с зарвавшимися местными бюрократами, на прием к нему Божковы шли как в последний бой. Тем более были уверены, что социальное жилье в олимпийской столице есть: по официальной информации местных властей, не менее 10% квартир во всех новостройках отходит муниципалитету. По официальной же версии, в пентхаусы и прочие элитные апартаменты (а ничего попроще в Сочи давно не строят) якобы заселяются ветераны, очередники и льготники. Но, похоже, без других категорий заселенцев- “льготников” тоже не обходится.

- Есть у нас новый дом на улице Олимпийской. Там вроде тоже социальное жилье, но почему-то въехали туда городские чиновники, - говорит Павел.

Все это Божковы хотели рассказать мэру Пахомову. Но тот, едва выслушав жуткую историю про “жилой гараж”, предложил супругам... взять ипотеку и купить квартиру. Так, запросто, без регистрации. А под занавес встречи озадачил Божковых: мол, подождите “до конца Олимпиады”, тогда, дескать, освободится много квартир, занимаемых ныне московскими и краснодарскими чиновниками. Супруги все гадают: пошутил мэр или серьезно говорил?

КЛИЕНТЫ ЕДИНОРОССОВ

С Павлом и Светланой мы идем в местное отделение “Единой России”. Сочинские “медведи” квартируют в гостинице “Москва” - самом понтовом месте города: рядом парк “Ривьера”, пляж и городская администрация. В офисе “ЕдРа” уместилось бы, наверное, с десяток комнат, равных по размеру той, из которой по решению суда были выселены Божковы. К единороссам мы идем не просто так: как рассказывает Павел, юрист “Единой России” вызвался помочь с оформлением документов на социальное жилье. При этом, правда, непрозрачно намекнул супругам, что надо бы вступить в партию - “чтобы имелись основания для защиты прав”.

- Так, у нас сегодня учеба. Вы готовы? - спрашивал супругов улыбчивый человек в сером костюме с двуглавым орлом на лацкане. В дальнем углу партийного офиса тихонько жужжала лекция. Человек 15, собравшись за круглым столом, внимали лектору и что-то строчили в блокноте.

- Да мы как-то сегодня не планировали, - оправдываются супруги.

- Ну завтра-то вы придете? - не унимается партийный функционер. - У нас завтра торжественное открытие детской площадки на улице Клубничной.

Такие, как Божковы, “вынужденные выселенцы” косяками ходят в местную “Единую Россию”. Потому как больше некуда. На юристов денег нет, а обивать пороги администрации бессмысленно. В местном же отделении “ЕдРа” просителей в Общественной приемной принимают с распростертыми объятиями, и уж если кому и помогают, то потом трубят об этом на всю Кубань. Впрочем, чаще, как мне кажется, просто создается видимость помощи, заманивая обиженных и оскорбленных партбилетом и привлекая безропотный народ на разного рода массовки.

Хорошую массовку, к слову, могли бы создать бывшие обладатели недостроенных квартир на улице с характерным названием Искра в поселке Кудепста. По иронии судьбы решением все того же судьи Ващенко, что выносил решение по семье Божковых, члены жилищно-строительного кооператива лишились 12 квартир в доме, строившемся на деньги будущих жильцов с середины 90-х годов. Чуть ли не единственным квартирантом во всем доме стал некий уроженец Башкирии, сумевший вовремя приватизировать не только свою квартиру, но и весь долгострой. Больше десяти семей с малолетними детьми оказались на улице и до сих пор безуспешно пытаются докричаться до властных инстанций.

Сочинские технологии перераспределения квадратных метров доведены до совершенства: тут тебе и расторжение договоров социального найма в рекордные сроки и под надуманными предлогами, и принудительное отселение из аварийного жилья, и ускоренное “олимпийское” судопроизводство, зачастую даже без участия ответчиков. Чаще всего жертвами квартирных манипуляций становятся коренные жители - те, кто обустраивал Сочи задолго до Олимпиад и президентских резиденций. Теперь им ясно дают понять: в столице Олимпиады-2014 они теперь лишние.

Дмитрий Шевченко, фото автора


Просмотров: 769
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.