Сегодня 23 января 2017 г., понедельник, 23:53USD 59.50 -0.1663EUR 63.94 +0.2152
Статьи газеты «Мир новостей»

Мюллера утверждал лично Андропов

16 мая 2013
hits 620
Мюллера утверждал лично Андропов

В истории отечественного кинематографа можно по пальцам перечесть тех персонажей, которым удалось стать частью нашего фольклора и в знак особого признания сообщества - стать фигурантами народных анекдотов. Их, как правило, двое - таких, как Чапаев и Петька, как Сухов с Петрухой и, разумеется, Мюллер со Штирлицем. И что бы там ни говорили критики, все это, собственно, и есть БЕССМЕРТИЕ для тех, кто так блистательно исполнил эти роли, - ведь народ в таких вещах не ошибается. Вот почему мы с таким пристальным вниманием вглядываемся сегодня в жизненные траектории артистов,сотворивших это маленькое чудо. И в этом смысле наиболее, на наш взгляд, загадочной и феерической представляется причудливая линия судьбы одного из "бессмертных", народного артиста СССР, лауреата многочисленных премий Леонида Броневого - сверхактера совершенно удивительного амплуа, не подпадающего ни под одно привычное определение. И вот тому яркий пример...

- Леонид Сергеевич! Ну разве это не поражает воображение: вы, сын репрессированного советского генерала, видного сотрудника ОГПУНКВД Сергея Броневого, племянник знаменитого чекистского руководителя, сподвижника Дзержинского Александра Броневого, прославили свою фамилию блистательным исполнением роли германского генерала, создателя тайной государственной полиции Третьего рейха Генриха Мюллера. Это же в самом деле мистика какая-то... Но еще более поразительно то, что вы, как говорят, смогли сыграть "папашу" Мюллера благодаря лишь только личному вмешательству товарища Андропова, всемогущего шефа тогдашнего КГБ! Не многовато ли секретных служб? Это легенда или быль?

- Ну что сказать... Я не верю в случайность, в случайный успех. Недаром сказано, что случайность - это скрытая закономерность. Вот и гадай теперь, случайно это вышло или нет, что второй режиссер сериала "Семнадцать мгновений весны" Зиновий Гензер вдруг предложил мою кандидатуру на роль группенфюрера Мюллера. Не знаю, что уж им тогда руководило, но о таких сугубо личных фактах моей биографии он вот уж точно знатьне мог... И что вы думаете? Режиссер-постановщик картины Татьяна Лиознова действительно категори чески отказалась снимать меня в этой роли! Так и сказала Гензеру: "Срочно ищите замену. Броневой мне не подходит. Во-первых, он нисколько не похож на Мюллера, а во-вторых, он мне просто не нравится". А надо знать, что Татьяну Михайловну недаром называли в киношных кругах "железной леди". Все знали, что с ней не поспоришь. И уж опять-таки не знаю почему, но тот же Гензер вдруг рискнул ей возразить: мол, я не буду никого больше искать, тем более что съемку отменять никак нельзя. Так что Лиозновой пришлось снимать меня, как говорится, через "не хочу". Но на меня это подействовало крайне угнетающе. Я спрашиваю Гензера: "Скажите, в чем я провинился перед ней? Я не смогу, наверное, работать дальше при таком к себе отношении..." А он: "Вы знаете, давайте мы немного подождем. Утро вечера мудренее, время покажет". И что вы думаете? Он оказался прав. Когда все эти наши отснятые сцены показали Юрию Андропову, они ему очень понравились. Что и решило, в общем, дело - я остался на картине.

- Страшно даже представить, что было бы, если бы вас заменили. Ведь, скажем, будь на месте Юрия Андропова кто-то другой...

- В том-то и дело, что во всем этом присутствует какая-то поистине мистическая связь. А именно: лишь много позже я узнал, что при просмотре фильма Юрий Владимирови ч обратил внимание на мою фамилию: "Леонид Броневой? Чтото очень знакомое... Интересно, имеет ли он какое-то отношение к Александру Осиповичу Броневому, который мне очень помог? Он спас меня от голода на Украине в годы моей юности. Неужели артист Броневой - его родственник?"

- Да что вы? Это в самом деле так?

- Да, так оно и было. В годы своей юности Андропов жил почти два месяца на киевской квартире Александра Броневого, который тогда был большим начальником - заместителем наркома внутренних дел Украины по кадрам. И это был, как мне известно, человек, беззаветно преданный делу революции. Но кончилось все тем, что его однажды обнаружили в служебном кабинете с простреленной головой. Что говорить, шел тридцать седьмой год... И уже вскоре после этого арестовали моего отца, его родного брата. А нас с мамой отправили в ссылку на пять лет. Так я и стал сыном "врага народа" со всеми вытекающими отсюда последствиями. Врагу не пожелаю того, что я когда-то пережил. Но если я бы знал тогда, что путь товарища Андропова пересекался с жизненным путем моей семьи, возможно, и моя бы жизнь пошла совсем иным путем...

- Но так или иначе вы вошли в историю как сверххарактер, как называет вас известный режиссер Белинский. Мало кому доводится стать живой легендой, заслужить такой авторитет и столь высокую оценку своего труда. Ведь тот же, кажется, Андропов приводил вашу работу в фильме чуть ли не в пример сотрудникам своего ведомства?

- Да, это было. После премьеры фильма на ТВ я много ездил с выступлениями по стране. И вот меня буквально в каждом городе очень любезно всякий раз встречают люди в черных "Волгах": "Просим к нам, Леонид Сергеевич, мы из местного КГБ". Ну приезжаем мы на место. И, как правило, там полный зал людей в погонах. Впереди, как и положено, генералы, на вторых рядах - полковники...

- И что же это означало?

- Как оказалось, из Лубянки в это время поступили негласные циркуляры по всем местным отделениям КГБ с целью использовать наш фильм как некое "учебное пособие" для сотрудников секретных служб. А именно: как профессионально разговаривать с людьми, как грамотно работать с документами и все тому подобное. И, прямо скажем, я был горд, что тут скрывать, что в силу, видимо, своей актерской интуиции я что-то верно угадал и передал... Но, повторяю, тут случайность ни при чем. Ведь до того, как достигнуть успеха, я работал как каторжный начиная с двенадцати лет. А мой актерский стаж насчитывает к настоящему моменту шестьдесят два года.

- Но начинали вы актерскую карьеру, как известно, не в Москве?

- Да, мне как сыну репрессированного чекиста о столице можно было только лишь мечтать. Поэтому я окончил не московский ГИТИС, а его ташкентский филиал. Потом пришлось долго работать в провинциальных театрах. И только в 1953 году, после смерти Сталина, я смог окончить ко всему еще и Школу-студию МХАТ. Но жить в Москве мне было негде, пришлось возвращаться в провинцию. Где я там только не был: Грозный, Оренбург, Иркутск, Воронеж... Но в Воронеже меня ждала беда. У меня умерла жена, и я остался с дочкой на руках. Как было ездить на гастроли с девочкой четырех лет от роду? Приехал вновь в Москву, где жили родичи моей жены, и тут мне удалось найти работу, меня приняли в Театр имени Пушкина. После чего я четверть века отдал Театру на Малой Бронной. И вот, наконец, по приглашению Марка Анатольеви ча Захарова я стал артистом театра Ленком, что считаю огромным подарком судьбы.

- А как сложилась ваша новая семья?

- Ну что сказать? С моей женой Викторией Валентиновной я живу в полном согласии вот уже сорок пять лет. Так что не бойтесь трудностей, работайте, трудитесь, и судьба вас не оставит...

Владислав Чеботарев


Просмотров: 620
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.