Сегодня 22 января 2017 г., воскресенье, 11:10USD 59.66 +0.3176EUR 63.72 +0.5469
Статьи газеты «Мир новостей»

Любимые женщины адмирала Колчака

16 мая 2013
hits 1238
Любимые женщины адмирала Колчака

(Окончание, начало в № 47(777)

С момента гибели Александра Васильевича, а затем и сына Володи, после долгих десятилетий, полных душевного и физического одиночества, Анна Васильевна Тимирева обнаружила: в совершенно чужом ей городе волею же судьбы обитают люди, составлявшие когда-то один круг, одно общество. Она тут же лишилась привычки и способности жить в состоянии внутренней эмиграции, внешней отвлеченности от происходящих событий. Анна Васильевна Тимирева нашла в лице Марии Челищевой близкого ей человека или человека, которого она могла считать таковым. И она, отбросив всякие сомнения, проводила у Челищевой и дни и ночи.

Зловещая тень вины без вины, настигшая ее из-за близости с Колчаком, словно заразная болезнь, перешла и на Марию Челищеву.

Не раз культурная общественность ходатайствовала за Челищеву о присвоении ей звания заслуженного деятеля культуры... Власть только мычала в ответ, бросая жалкие подачки в виде грамот и благодарственных писем.

Аукнулись ей ее добросердечие и чувство благодарности к дочери того, кто однажды взял ее под свое личное покровительство, когда у девочки Маши не было чем платить за учебу.

Но вчитаемся наконец в текст письма, подчеркнув, что мы приводим это драгоценное для рыбинской, да и отечественной историографии письмо пунктуально точно.

Дорогая Мария Лауарсабовна (так в письме. - В.Р. ).

Поздравляю Вас одновременно с Новым годом и днем Вашего рождения, который Вы так ловко подгадали к 1-го января. Воображаю, как Ваша мама весело встречала Новый год 80 лет тому назад: хе-хе!

Я надеюсь, что Вас не слишком замотают всякими чествованиями. Хотя смешно было бы со стороны рыбинцев не отметить такую дату. По справедливости роль Вашу в культурной жизни города со счета не скинешь.

Жалею, что Руслан заведует пельменной, а не в музее. Несмотря на его истинно польское легкомыслие и закидчивость, он был человек инициативный, перспективный и неглупый. У него были идеи в музейной работе.

Жаль, жаль! Тем более что это лишает меня возможности поработать в Рыбинске и повидать таким образом Вас, а это немаловажный аттракцион, милая моя Мария Лауарсабовна.

Каждый день, завязывая легкий клетчатый шарф, вспоминаю Вас, и как мне славно жилось на Вашем диване. Надеюсь, что фильм с Вас все-таки снимут и в каком-нибудь киножурнале я Вас таки увижу или Вы соберетесь и приедете в Москву и тут-то я Вас повидала. Как Ваша Наташа Голохвастова. Кто Вас радует из учеников в этом сезоне? Кто огорчает - я не спрашиваю, их всегда хватает. Какой туалет Вы себе делаете к дню рождения? Знаю я какая Вы франтиха! А Ваше черно-белое (вернее бело-черное) платье я в жару не снимала, такое оно было удобное во всех случаях жизни.

Целую Вас, милая, милая Мария Лауарсабовна!

Любящая Вас,
Ваша Анна Книпер.
21/XII 63.


В тексте письма есть еще два персонажа из рыбинского периода жизни Тимиревой: Наташа Голохвастова и некто Руслан. Первая - ученица М.Л. Челищевой; второй, судя по всему, работавший в те годы в музее научный сотрудник. События, упоминаемые в письме Анны Васильевны, относятся к началу 60-х годов.

Был еще один временный житель Рыбинска, встреча с которым буквально ошеломила Анну Тимиреву. Речь идет о священнослужителе Борисе Георгиевиче Старке. Он был младше Тимиревой на 14 лет. Впервые увидел ее в Кронштадте, в доме своего отца - морского офицера (Александр Колчак и Георгий Старк дружили и позже воевали против большевиков). С первой же встречи образ Анны Тимиревой, странным образом совпавший с образом Анны Карениной, прочно вошел в его сознание и память. “Она всегда напоминала мне Анну Каренину. Очень эффектная дама, всегда в черно-красном одеянии, она наносила визиты моей бабушке по материнской линии, бывшей замужем за адмиралом Развозовым”. Жизненные пути Бориса и Анны надолго разошлись. Семья Старков эмигрировала во Францию. Его имя в светских и религиозных хрониках встало в один ряд с именами известных русских эмигрантов, в том числе с именем Шаляпина. В 1952 году вернулся в Россию. В начале 60-х Борис Старк служил настоятелем Вознесенско-Георгиевской церкви. Его имя даже потрепала городская газета по какому-то пустяковому поводу, поставив галочку в плане горкома партии по борьбе с религиозным “мракобесием”. В этой же церкви и состоялась новая встреча давних знакомых. Анна Васильевна время от времени наезжала в Рыбинск и обходила знакомые места. Старк не то чтобы узнал, а скорее угадал в ней ту самую “Анну Каренину”. Они проговорили несколько часов. Позже, когда Старка перевели в Ярославль, они состояли в переписке.

Ольга Николаевна Крыжановская
“ОНА ОСТАЛАСЬ В РОССИИ...” - В РЫБИНСКЕ

Анну Васильевну Тимиреву влекло в Рыбинск еще по одной совершенно невероятной причине: здесь долгое время жили и работали близкие родственники адмирала А.В. Колчака: родная сестра и племянница.

Родная сестра Александра Колчака, если верить материалам допроса Верховного правителя, бесследно исчезла в 20-е годы... Во всяком случае, для Колчака. Можно, конечно, представить, что адмирал таким образом пытался обезопасить своих близких, как это он пытался сделать в случае с Анной Тимиревой. Но еще до сих пор на некоторых православных сайтах можно прочитать, что Екатерина Васильевна Крыжановская с дочерью похоронены были на одном из ленинградских кладбищ, которое ныне не существует. Сейчас я понимаю, что это могло быть легендой, придуманной близкими Крыжановских ради спасения их жизни в те драматичные времена.

Екатерина Васильевна Колчак вышла замуж за капитана 2-го ранга Николая Николаевича Крыжановского. Его судьба заслуживает отдельного рассказа. По одним данным, он эмигрировал в Америку, по другим данным, был расстрелян по т.н. “делу о ленинградских гвардейцах”.

По некоторым сведениям, после отъезда из Ленинграда Е.В. Крыжановская с дочерью Ольгой жили в Херсоне. А вот последние годы жизни она доживала в Рыбинске, в деревянном доме. Ее адрес в последние годы жизни: ул. Максима Горького, 17, кв. 2. Здесь и умерла. Ее могила до сих пор цела, хотя и повреждена стволом упавшего дерева. Она расположена буквально в десяти шагах от ул. Софийской, напротив еврейского кладбища, рядом с когда-то стоявшим здесь домом № 12. А вот ее дочь, Ольга Николаевна Крыжановская, дожила до середины 70-х. Все время работала бухгалтером на фабрике № 9 по ул. Базарной, 37 (ныне - ул. Захарова. - В.Р. ). Затем она вплоть до последних лет жила по другому адресу - в доме на углу ул. Б. Новикова и Моховой.

Уже в конце жизни, когда ухаживать за ней было некому, престарелую женщину поместили в дом престарелых в с. Арефино. Здесь некоторые медработники помнят эту старушку, хотя никто из них до сих пор не догадывался о ее родстве с Колчаком.

В детстве Ольгу воспитывала немецкая бонна. Когда она вместе с матерью попала в Рыбинск, поначалу работала на строительстве элеватора - таскала тележки со строительными материалами. Метаморфоза, обычная для великосветской знати России в послереволюционный период. В Рыбинске она жила тихо и неприметно. Уже в преклонном возрасте в медицинских картах против графы “семейное положение” писали: “девица”. Она и умерла девицей, хотя, на мой взгляд, была привлекательной и обаятельной женщиной. О ее подлинном историческом прошлом знало лишь близкое окружение. После нее остались документы, переписка, фотографии, личные вещи.

А теперь самое важное: судя по воспоминаниям тех людей, которые хорошо знали близких Колчака, Ольга Николаевна Крыжановская несколько раз делала резкие заявления в адрес некоей женщины, разрушившей семью адмирала. Еще было вот что: со стороны той же самой неизвестной особы поступило предложение о встрече в районе Мыркинских бань. Но Ольга Крыжановская на встречу не пошла.

Несмотря на такую полуконспиративную жизнь, Ольга Николаевна бывала на людях. Так, когда в ДК “Радуга” гастролировал Ростропович, Крыжановская с подругой побывала на его концерте. На концерте выдающегося виолончелиста она сидела в валенках.

Когда умерла Екатерина Васильевна, ее дочь упросила жителей дома № 12 по шоссе К. Либкнехта поухаживать за могилой.

Так и разминулись - разведенные не столько роком, сколько обыкновенной человеческой гордыней - женщины, столь любимые и оберегаемые Верховным правителем, адмиралом и ученым. Но это их внутрисемейное дело, и мы не будем выставлять здесь свои оценки, не имеем права. Наше право - хранить память о них.

Владимир Рябой


Просмотров: 1238
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.