Сегодня 28 мая 2017 г., воскресенье, 02:30USD 56.75 +0.6859EUR 63.66 +0.6573
Статьи газеты «Мир новостей»

Почему Хемингуэй не любил журналистов

16 мая 2013
hits 1069
Почему Хемингуэй не любил журналистов

Александр Керенский, Отто Скорцени, Эрнест Хемингуэй, Папа Иоанн Павел II, не считая знаменитых соотечественников... С этими историческими личностями Генрих Боровик не просто встречался накоротке, но и сумел разговорить - редкая журналистская удача. Об этом «Миру новостей» рассказал сам мэтр отечественной журналистики, публицист, прозаик, телеведущий.

Июль стал мистическим месяцем для американского классика, автора произведений «Прощай, оружие!», «По ком звонит колокол», «Старик и море»: в июле 1899-го он родился, в июле 1961-го покончил с собой. Вот почему первый вопрос нашему собеседнику о Хемингуэе.

НЕ В РЫБЕ СЧАСТЬЕ

- Вы встречались за год до самоубийства писателя. Что-то предвещало беду?

- Во время нашей беседы он бросил фразу: «Мужчина не имеет права умереть в постели - либо в бою, либо пуля в лоб». А потом, когда Хемингуэй покончил с собой, я вспоминал, что несколько раз из его уст звучало «если я успею». Видимо, мысль о самоубийстве была у него давно.

- А как удалось получить согласие на интервью? Ведь известно, что Хемингуэй журналистов недолюбливал.

- Я был среди восьмерых советских журналистов в составе делегации Анастаса Микояна на Кубу. В плане визита значилась и встреча с Хемингуэем. И вдруг накануне вечером жена писателя позвонила и попросила господина Микояна взять с собой не больше одного журналиста. Своего супруга она называла Папой и по телефону сказала, что «Папа не любит давать интервью». Министр выбрал меня. Мне повезло. Признаться, я не очень сильно рассчитывал на интервью. Но Микоян привез в подарок модель спутника и ларец с тремя бутылками вина. Штопора под рукой не оказалось. Я взял бутылку и открыл ее ударом ладони по донышку. Писатель пошутил: «О, теперь я понимаю, как русским удалось запустить спутник!» А потом взболтал содержимое и треть влил себе в горло, после чего начал его полоскать. Я изобразил полное восхищение, хотя еще на первом курсе МГИМО мы довольно успешно проходили это «упражнение». Потом писатель показал свою биб-лиотеку. В ней оказались книга моего друга режиссера-документалиста Романа Кармена, с которым Хемингуэй воевал в Испании, и книга «Дни и ночи» Константина Симонова, с которым я тоже был в хороших отношениях. У нас нашлись общие темы для разговора, и я рискнул попросить Хемингуэя ответить на два-три вопроса. В ответ он похлопал меня по плечу и сказал: «Хенри, зачем два-три? Я вас приглашаю со мной порыбачить на шхуне «Пилар». Следующий день мы провели на шхуне. Это было для меня счастьем!

- Улов был большим?

- Когда Хемингуэй поймал рыбу, то сказал: «Хенри, следующая рыба будет ваша!» Я ответил: «Нет, там, где я рыбачу, никакая рыба не клюет. Видимо, меня кто-то заколдовал...» Он рассмеялся. И что вы думаете? Кроме той рыбы, мы больше ничего не поймали, хотя рыбачили несколько часов. После рыбалки мы кое-как добрались на арендованной машине до Гаваны - автомобиль оказался неисправным. По дороге я думал: вдруг что-то случится - все газеты мира напишут, что советский журналист угробил Хемингуэя! К счастью, обошлось. Мы доехали и проговорили до глубокой ночи.

- О чем?

- Он рассказал, почему не любит журналистов: «Недавно я был на корриде в Мадриде. Победу одержал мой любимый тореро. Все аплодируют ему, кричат что-то. Я тоже, радуясь, аплодирую. Вдруг подходит какой-то испанский журналист и спрашивает: «Скажите, господин Хемингуэй, вы действительно собираетесь в Москву?» Я пошутил: «Поеду с удовольствием, если они там устроят бой быков». На следующий день выходит газета с подзаголовком: «Условием своей поездки в Советский Союз Хемингуэй ставит проведение боя быков в Москве». А еще рассказал историю о том, как журналисты платили жителям одной рыбацкой деревеньки деньги за комментарии к статьям, в которых те писали, что автор «Старика и моря» вовсе не Хемингуэй.
Дома у Хемингуэя: вскрывать эту бутылочку вина от Микояна пришлось Боровику, причем без штопора


КАРДИНАЛЫ ПОДОЖДУТ!

- Вы первый и единственный советский журналист, который пообщался с главой католической церкви Папой Иоанном Павлом II. При каких обстоятельствах это произошло?

- Прологом послужили события 1987 года. Я возглавлял Комитет защиты мира. От его имени пригласил в нашу страну мать Терезу. А вскоре после ее поездки пришло письмо из Ватикана: «Его Святейшество Папа Римский... приглашает делегацию... во главе с Генрихом Боровиком... для аудиенции...». Я был несказанно удивлен. Поехал вместе с Георгием Гречко и коллегой из ТАСС. Накануне в приемной Папы нас преду-предили: «Аудиенция продолжается не больше пятнадцати минут!» Но наша беседа продолжалась 45 минут. Трижды заходил протоколист и показывал на часы: «Ваше Святейшество, вас ждут кардиналы из Бразилии, из Аргентины!» Но Папа мягким движением руки отправлял его обратно в приемную...

Мы, конечно, волновались: ждали «провокационных» вопросов. Но Иоанн Павел II совершенно неожиданно обратился ко мне: «Господин Боровик! Расскажите, что нового идет у вас в театрах? Что печатают в толстых журналах?»

В конце беседы Папа предложил сфотографироваться и распорядился позвать фотографа. Положил мне руку на плечо. А я в ответ взял его под руку. Потом подумал, что это неудобно, и хотел было руку убрать, а он говорит: «Нет-нет, все нормально!»

- А вы его о чем спрашивали во время беседы?

- Трудно ли быть Папой Римским? Он ответил: «Трудно, но с Божьей помощью можно».

НЕ ЖЕНСКОЕ ПЛАТЬЕ КЕРЕНСКОГО

- Как решились встретиться с Керенским? Время было советское. «Герой» - глава Временного правительства - властью осмеян...

- Это вышло случайно. Я был собственным корреспондентом агентства печати «Новости» и «Литературной газеты» в США и попал на ежегодный бал российской аристократии - эмигрантов, выехавших из страны сразу после революции. За столом заговорили о Керенском. Признаться, я даже не знал, что он жив. Мне дали телефон. Позвонил, представился, сказал, что хочу взять интервью. Александр Федорович согласился: «Встречусь с вами с удовольствием. Только почему вы говорите, что работаете в «Литературной газете» и агентстве печати «Новости»? Я читал ваши очерки в «Огоньке», в том числе о Хемингуэе». Стало ясно, что Россия ему была интересна. В гости я взял жену - она историк. И это ему тоже понравилось - понял, что я не какой-то разведчик. Просидели мы часа три. В самом начале Керенский сказал: «Слушайте, господин Боровик, ну есть же умные люди в вашей Москве. Ну скажите им: не бежал я из Зимнего в женском платье. Ну не бежал! Я уехал в своей машине, в своей одежде. Мне отдавали честь часовые Временного правительства и даже ваши большевики!»

- Сейчас говорят, что он жил в бедности. Это так?

- Когда я сказал: «Какой красивый у вас дом!», Александр Федорович ответил: «Если бы это был мой дом, то у меня была бы и газета против вас, большевиков». Денег у него почти не было. Один богатый приятель написал завещание: тот, кто станет владельцем дома после его смерти, обязан будет бесплатно предоставлять Керенскому жилье. Керенский обожал Россию, верил в нее. Помню, он сказал: «Россия никогда не вернется к капитализму. Никогда!» Тут несколько ошибся. Впоследствии свой очерк о Керенском я послал в «Литературную газету». Оттуда позвонили и сказали: «Генрих, это грандиозно! Даем в номер». Но статья так и не вышла. Позже я узнал, что очерк о «злейшем враге советской власти Александре Керенском» цензура признала вредным: писать о белых эмигрантах в советской прессе было запрещено.

- Какие из интервью были трудными и оставили неприятный осадок?

- Помню интервью с сыном Уинстона Черчилля, журналистом Рандольфом, известным своими скандальными выходками, но я об этом тогда не знал. Остановился он в гостинице «Националь» и поразил меня тем, что, подойдя к окну, из которого был виден Кремль, самодовольно заявил: «Хо-хо-хо! Мой друг министр обороны США всю эту вашу красоту может уничтожить за пять минут!» Я это описал в очерке, который напечатали в «Огоньке». Шума было много.

Виталий Лесничий
"Мир новостей"


Просмотров: 1069
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.