Сегодня 23 мая 2017 г., вторник, 10:11USD 56.49 -0.6614EUR 63.17 -0.4766
Статьи газеты «Мир новостей»

Чуковскому отомстили за Сталина

16 мая 2013
hits 1053
Чуковскому отомстили за Сталина

С его книжками в жизнь ребенка приходят первые чудеса. А вот жизнь самого Корнея Ивановича была так же далека от чуда, как река Лимпопо, где гуляет Гиппопо. Читатели и слушатели его обожали. Власть либо не замечала, либо гнобила с иезуитским коварством. Об этом «Миру новостей» рассказал внук писателя - Дмитрий Николаевич Чуковский.
Внук Дмитрий на выходных у деда в Переделкине, 1964 год


БЛИЖЕ К НАРОДУ

Трудно представить себе нынешних писателей, выступающих на утренниках или школьных вечерах. В лучшем случае их можно застать на вечеринке топ-менеджеров или презентации книг под объективами телекамер. На волне минувших протестов кое-кто из них, правда, показался на уличной трибуне.

В начале XX века все было иначе. Писатели держались не в стороне от народа, а с ним. Корней Иванович, например, посещал детские дома и приюты. До того как начал писать детские стихи, он практиковал публичные встречи в качестве литературного критика. Да-да, не мешает вспомнить, что его перу принадлежат блестящие работы по творчеству Николая Некрасова, Антона Чехова, переводы Марка Твена, Даниеля Дефо, Редьярда Киплинга.

- Я родился в 1943 году, - говорит Дмитрий Николаевич, - поэтому помню послевоенные годы Чуковского. Это был последний период жизни писателя. В хрущевскую оттепель пришла вторая волна популярности. Его книги начали переиздавать после смерти Сталина, и основное время он проводил на даче в Переделкине. Сейчас здесь дом-музей, а рядом - детская библиотека. Он ее построил на свои деньги и подарил государству. В те годы Чуковский особенно часто посещал больных детей в детском кардиологическом санатории по соседству. После смерти писателя в 1969 году благодарные врачи, учителя и другие сотрудники собрали деньги и установили у себя памятник. Больше в Москве ничего памяти Чуковского нет, если не считать мемориальной таблички на Тверской, где жил писатель.

Через полвека санаторий окажется заброшенным. Судя по надписям на заборе, его территория распродается по кускам. В этой ситуации администрация Литературного музея инициировала перенос памятника, обратилась с письмом в Департамент здравоохранения Москвы, в ведении которого находится здравница.

- Хотели перенести памятник к библиотеке и дому-музею в Переделкине, - с горечью сообщает внук писателя. - Тогда получился бы завершенный комплекс. Департамент был готов передать памятник. Директор музея уже нашел спонсоров. Как только владелец строительной компании, ведущей строительство неподалеку, узнал, о ком идет речь, пообещал безвозмездно демонтировать, перевезти и установить бронзовый монумент. Но все уперлось в хозяина разрушенного санатория. Он сказал: «Нет-нет-нет. Мы территорию будем благоустраивать». Сменилась команда Лужкова, но и от нового городского начальства никакого внятного ответа не последовало.

КРОВОПИВЦЫ-ПЕРЕВЕРТЫШИ

Свою единственную премию - Ленинскую - он получил в 80 лет, когда не заметить заслуг ветерана детской литературы было бы просто хамством. Первые переводы и литературные исследования он сделал еще до Первой мировой. Но для большинства он по-прежнему - сказочник.

- В «Мухе-Цокотухе» Паучок, любимый в народе, стал злодеем, а вечно докучающая Муха - гостеприимной именинницей, жужжащий по ночам Комар, зануда и кровопивец, - смелым и отважным героем. Сплошные перевертыши...

- Первой это заметила Надежда Константиновна Крупская. Она выступила с разносной статьей против Корнея Ивановича: мол, в рифме «А жуки рогатые, мужики богатые» - элемент сочувствия кулакам. К тому же писатель описывает церковный праздник - именины. После этого новая цензура - так называемый Гублит - объявила войну «чуковщине». И только заступничество Горького, который из-за границы написал письмо в «Правду», спасло его от настоящих репрессий. Но подготовка к печати ряда его изданий была прекращена, и они не появлялись в течение 40 лет. Министерство просвещения и Академия педагогических наук не упускали возможности пнуть не вписавшегося в линию партии сочинителя, чинили ему препятствия.

Во время Великой Оте­чественной войны Чуковский пишет сказку «Одолеем Бармалея». По сюжету разбойник собирает темные силы, а Айболит - добрые. По сути, это была сказка о войне. У самого писателя двое сыновей были на фронте (один погиб). Он жил с внуками и невесткой, дом которых немцы разбомбили в блокадном Ленинграде. Зарплату не получал, все вклады на сберкнижке были заморожены. Жили на гонорары, часть которых он отдавал в Фонд обороны. И тут в начале 1944-го в «Правде» выходит статья, в которой Чуковский объявлен буржуазным писателем, а сама сказка - вредной...

- Для дедушки это было шоком. Его вновь перестали публиковать, лишили спецпайка. Много позже стало известно, откуда взялась эта статья. По соседству жил художник, рисовавший вождей. Как-то он показал свою очередную работу, где Ленин и Сталин изображены в Разливе летом 1917 года. Корней Иванович заметил: мол, нарисовано хорошо, но только все знают, что в это время с Лениным жил Зиновьев. Художник об этом сообщил «куда следует».
К своим читателям Чуковский приходил сам


СПАСИТЕЛЬНАЯ ПАСХА

- Многие коллеги по цеху подобных перипетий не выдерживали - спивались. У вашего деда были какие-то пагубные пристрастия, способы расслабиться?

- Он воспитал себя так, что никогда не пил вина и не курил. Окружение - Куприн, Горький и другие - пило, а он оставался трезвенником. Но всегда, когда в гости приходил кто-то из любителей, он предлагал выпить вина или водки, а сам пил чай. К картам и домино относился с ненавистью и презрением как к ненужному времяпрепровождению. Считал, что лучше в это время почитать книжку. Не было у него и страсти к охоте, рыбалке.

- Удивительно, вырос на море и не любил рыбалку...

- Да, не любил. Хотя родился в Петербурге, а вскоре семья переехала в Одессу. Отлично плавал, меня, как и всех своих детей и внуков, научил грести на лодке. Отца он никогда не знал. Мать была простой женщиной. Воспитывала сама, как говорится, на медные деньги. Оплачивать образование ей было не по силам, и из гимназии его выгнали. К тому же в конце XIX века вышел царский закон «о кухаркиных детях», который ограничивал доступ к образованию детей из простонародья.

- Как же тогда он стал репортером?

- У него была потрясающая жажда знаний. Чтобы выжить, ребенком устроился маляром. На первые заработанные гроши купил у моряка в порту порванный самоучитель английского языка. И когда красил крыши, вместо однообразных движений сначала писал краской английское слово, запоминал, а потом закрашивал. Так слово за словом, мазок за мазком по самоучителю освоил язык. Единственным слабым местом было произношение. В 1903 году был направлен от газеты в Лондон. Вспоминал: как-то подошел к полицейскому, чтобы английский страж порядка показал ему дорогу. Тот его не понял, а Чуковский решил, что его не услышали, и стал громко кричать. Случился конфуз.

А в одесскую газету он попал благодаря протекции одноклассника - сына богатого человека. Правда, неожиданно газету закрыли и арестовали счета. Дедушка в Англии остался совершенно без денег. Не на что было не то что вернуться домой, а питаться и оплачивать съемную комнату.

- Как же он вышел из ситуации?

- Дело было накануне Пасхи. Моя бабушка, его жена Мария Борисовна, передала из Одессы кулич. Он понес освятить его в русскую церковь и там рассказал священнику о бедственном положении. А у батюшки оказались знакомые, которые занимались морскими перевозками. Они и посодействовали возвращению на родину. В Одесском порту дедушку встречала бабушка с моим новорожденным отцом на руках.

В России Корней Иванович попал в водоворот революционных и литературных событий. В Петербурге начал издавать сатирический журнал «Сигнал», познакомился с Куприным, Мережковским, Аверченко. Очень хорошо тогда к нему отнесся Максим Горький, оказав помощь в создании детского журнала «Елка».

БЕССОННИЦА МУЧИЛА НЕДЕЛЯМИ

- Жены писателей иногда жаловались на свои вторые половины: не умеет даже лампочку ввернуть. Ваш дед был также далек от быта?

- Помню, как мы пришли на дачу к писателю Константину Федину, дед стоял и восхищался: «Какой же порядок! Какой же хозяйственный человек!» У него такого не было. Порядок был только в работе и в голове. Все остальное его не очень-то волновало. Другое дело, что он был очень хорошо воспитан своей мамой. Потому не любил небрежности, бытового хамства. Был очень деликатен в жизни.

- У автора «Айболита», наверное, в доме всегда жили животные...

- Увы. Работая в газетах, он выбился из обычного режима. В то время нужно было сидеть в редакции до утра, до первого выпуска. Всю жизнь от этого страдал: постоянно мучила бессонница, которая длилась неделями. Это были страшные дни для него самого и для домашних. Поэтому он старался, чтобы в доме не было собак. Домашнее животное требует другого графика. Но зато любил собак соседских. Например, у Валентина Катаева была собака Мишка. Как только дедушка выходил из дома, большой добродушный пес пролезал через забор и весь день с ним гулял. Катаев даже ревновал.

...Сейчас здесь прогуливаются экскурсанты. А на другой стороне плотины, разделяющей писательский поселок, стоит бронзовая фигура Корнея Ивановича. В антураже разбитых дорожек и старых корпусов с темными окнами. На днях исполнилось 130 лет со дня рождения Чуковского. Такого ли окружения заслуживает его памятник?

Виталий Лесничий
"Мир новостей"


Просмотров: 1053
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.