Сегодня 30 марта 2017 г., четверг, 13:52USD 56.37 -0.6462EUR 60.59 -0.9397
Статьи газеты «Мир новостей»

А впереди журавлиного клина - дельтаплан

16 мая 2013
hits 885
А впереди журавлиного клина - дельтаплан

Идею давно и успешно используют американцы, спасающие популяцию ставшей редкостью птицы - американского журавля. В России с помощью мотодельтапланов учат летать наших белых журавлей - стерхов. Эта практика пришла к нам хотя и с опозданием, но не фатальным - всего лет на 30. Не так уж и много, учитывая особенности конкретного исторического периода.

ПТИЦА С ДУШОЙ ВОИНА

Стерх, которого называют еще сибирским журавлем, сохранился лишь в Якутии (около 3 тысяч особей) и на севере Западной Сибири, в Ямало-Ненецком округе, где сейчас живет не больше 50 птиц. Это один из самых красивых и крупных журавлей в мире, размах его крыльев - около 2,5 метра. Защищая гнездо, птица может отогнать от него даже лося. Стерхи моногамны, пары живут вместе по 70-80 лет. Обычно самка откладывает два яйца. Но выживает, как правило, только один птенец. Тот, кто вылупится первым, часто насмерть заклевывает того, кому не повезло оказаться вторым. Или мамаша уделяет все внимание одному, словно нарочно желая избавиться от другого.

- Тепло на севере всего 2-3 месяца, нужно успеть вырастить птенца и поставить его на крыло, а на двух может элементарно не хватить времени, - говорит орнитолог Александр Сорокин. - У журавлей, как и у людей, нет врожденных навыков, и учить птенцов всему, что необходимо для жизни, приходится родителям.

Идеолог всех связанных со стерхами российских проектов, доктор наук Александр Сорокин, заведует во Всероссийском НИИ охраны природы отделением био-разнообразия - как он сам шутит, “всем, что шевелится”. Но стерхи - это не просто специализация. “Согласно народной легенде, в белых журавлей вселяются души погибших воинов, - рассказывает Сорокин. - Мне доводилось встречаться с Расулом Гамзатовым, автором знаменитых “Журавлей”, и он подтвердил: да, есть в Дагестане такое старинное поверье. А стерхи летят на зимовку и через эту горную республику”. Делу спасения белого журавля Александр отдал годы работы, месяцы провел в экспедициях - в тундре, тайге, пустыне.

В 1979 году в Окском заповеднике организовали специальный питомник. Молодых стерхов, выращенных в Рязанской области, стали выпускать на волю в местах гнездовий в Сибири. Но попытка увеличить таким образом популяцию оказалась малопродуктивной. Выращенные в вольерах птенцы были плохо приспособлены к жизни в дикой природе. Часто агрессивные по натуре собратья не принимали их вовсе, и тогда журавлят приходилось увозить обратно в заповедник.

Казалось - тупик. В отличие от гусей и уток, которые знают маршруты своих перелетов с рождения, журавлям показывают дорогу родители. Стерхам, чтобы добраться до мест традиционных зимовок, нужно преодолеть больше 5,5 тысячи километров. Якутские белые журавли улетают зимовать в Китай. Их малочисленные сибирские собратья отправляются с мест гнездовий в район реки Куноват, но в Западном Казахстане пути расходятся: одни летят в Индию, а другие - на север Ирана. Стерхи из Окского заповедника не могли улететь на зиму в теплые страны никуда, им попросту никто не мог указать путь.

И тогда американские орнитологи посоветовали использовать мотодельтапланы. Осенью легкие самолеты вели за собой журавлей во Флориду, а весной они сами возвращались домой в Висконсин. Результат, говорили заокеанские коллеги, просто фантастический: после зимовки возвращаются до 90 процентов птиц.

У нас, как водится, сначала посмеивались, но недолго. Вскоре с Сорокиным связался знаменитый итальянский пилот Анджело Д‘Арриго, известный в том числе тем, что совершил целый ряд рекордных путешествий вместе с перелетными птицами по их маршрутам. Он узнал, что в Москве работают с хищными птицами, и захотел полетать с ними в условиях России. Итальянцу было сделано встречное предложение: попробовать полетать еще и с журавлями. Получилось как нельзя лучше. В 2002 году Анджело перелетел со стаей диких журавлей с полуострова Ямал через Сибирь, Казахстан и Каспий в Иран.

После полета итальянца с журавлями орнитологи обратились в Московский университет гражданской авиации, точнее - в его конструкторское бюро. Мотодельтапланы в КБ начали делать одними из первых в России - с 1982 года. И при этом собственной конструкции, которую, по единодушному мнению специалистов, отличают простота, надежность и высокая прочность. Для посадки и взлета эти машины могут использовать неподготовленные площадки, а потому их используют в сельском хозяйстве, МЧС и даже силовых структурах.

Период здорового скепсиса в КБ тоже продлился недолго - уж очень интересная идея, да и пример Д‘Арриго вызывал здоровый зуд. Довольно скоро построили мотодельтаплан оригинальной конструкции, адаптированный к особым условиям перелета. Стоит он от 500 тысяч до 2 миллионов рублей. Среднее время, за которое абсолютно неподготовленный человек может научиться летать, всего 15 летных часов. Наверное, действительно простая машина.

- Для работы с журавлями применяется особый вариант мотодельтаплана, который может парить в восходящих термальных потоках, имитируя птичий полет, - рассказывает руководитель КБ доктор наук Игорь Никитин. - Дело движется, пусть и не так быстро, как хотелось бы. Были перерывы, вызванные объективными трудностями с финансированием. А тут еще и нынешний кризис...

Сейчас для работы со стерхами создан международный проект “Полет надежды”. В нем участвуют Всероссийский НИИ охраны природы, Окский заповедник, американский Фонд защиты журавлей, Глобальный экологический фонд, МГТУ гражданской авиации и фонд “Стерх”, созданный под эгидой администрации Ямало-Ненецкого округа.

ПОЛЕТ К СЕБЕ

“Работа со стерхами” - это не совсем точно. Взаимоотношения журавлей, оставшихся без родителей, с машинами скорее родственные. Общаться с ними они начинают еще до своего рождения. Происходит это так. Яйца стерхов доставляют в Окский заповедник, где птенцам, находящимся внутри, постоянно крутят запись звука мотора. Когда журавленок вылупляется, то первое, что он видит, - это мотодельтаплан, издающий уже знакомый и родной звук.

Есть такое понятие - импринтинг. Оно означает врожденное свойство пернатых воспринимать первый увиденный после рождения движущийся предмет как свою маму, даже если предмет совершенно не похож на птицу. Кормят журавлят тоже с дельтаплана и обязательно с руки - люди в белых балахонах, в специальном “костюме”, имитирующем клюв взрослого стерха. Сначала птенцы просто бегают за мамой-дельтапланом, потом начинают за ним летать.

Когда птенцы встанут на крыло (обычно через три месяца), дельтаплан точно так же может повести их на зимовку. Оттуда они вернутся уже сами, навсегда запомнив не только маршрут, но и все места отдыха, куда садились вместе с дельтапланом.

Такова идея, продуктивность которой подтверждена не только американской, но уже и отечественной практикой. В 2006 году шесть человек на трех дельтапланах провели по участку маршрута четырех птиц - двух стерхов и двух серых журавлей. 1500 километров прошли за 10 дней. Обычно птицы летят со средней скоростью 60 километров в час, но при попутном ветре могут лететь в два раза быстрее. Трасса проходит над сибирским бездорожьем, реками и болотами, поэтому на время ночевок мотодельтапланы, оборудованные поплавками, садились на воду. Птицы отдыхали рядом на берегу, а после снова следовали за машинами.

Но это только часть пути, длина всей трассы более 5 тысяч километров. После завершения перелета журавлей посадили в клетки и увезли зимовать в Окский заповедник.

Американцам проще: их журавли не пересекают государственных границ. Как сказал Александр Сорокин, о том, чтобы вести стерхов до самых мест зимовок, речь не идет. Если без приключений добраться до Ирана теоретически еще возможно, то путь в Индию лежит через Афганистан и Пакистан, где на белых журавлей с удовольствием охотятся, да и сами мотодельтапланы вполне могут вызвать нездоровый интерес.

- Поэтому, - говорит Сорокин, - есть идея. Почему бы, учитывая фактор глобального потепления, не создать альтернативную зимовку? В Узбекистане, в экоцентре “Джейран” под Бухарой, есть подходящие для этого озера, там уже остаются зимовать серые журавли.

Официальные лица Узбекистана отнеслись к идее с пониманием. Орнитологи проехали 11 тысяч километров, изучая трассу, а теперь есть мысль пересечь с этой же целью пустыню Кызыл-Кум. Маршрут, мягко говоря, непростой, но ведь ездят же по пустыне контрабандисты и браконьеры! Зато в случае удачи можно будет сократить журавлиную трассу еще километров на 800.

Российские участники “Полета надежды” на безденежье деликатно не жалуются, однако понятно, почему такие перерывы в осуществлении проекта. Спонсоры, конечно, есть, но их не так много. А потому вопрос, не задать который было невозможно: кому и зачем в наше, как принято говорить, непростое время нужны такие проблемы, вся эта дорогостоящая возня со стерхами? До них исчезли сотни видов животных. Ну уйдут в небытие и белые журавли, жизнь-то на Земле этим не закончится...

- Я привожу своим студентам такой пример, - говорит Александр Сорокин. - От остановки отходит автобус, а на асфальте остается отвалившийся от него винтик. Если машина сконструирована и собрана плохо, то ей и без этого винтика недолго работать. Если же хорошо - тогда его отсутствие рано или поздно, но скажется обязательно. Что-то непременно случится, хотя мы и не знаем, что именно. А ведь природа не автобус, она совершенна, в ней нет ничего лишнего. Лишившись самого мельчайшего ее “винтика”, мы теряем что-то невосполнимое. И очень нужное - прежде всего нам самим. Результат, если мы его достигнем, будет иметь и нравственное значение. Возвращая природе белых журавлей, мы становимся лучше. Как будто возвращаемся сами к себе.

Борис Еленин, Татьяна Тимурова,
фото авторов


Просмотров: 885
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость Полуволки огня не боятся


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.