Сегодня 30 марта 2017 г., четверг, 17:48USD 56.37 -0.6462EUR 60.59 -0.9397
Статьи газеты «Мир новостей»

Трагедия глазами очевидцев

16 мая 2013
hits 417
Трагедия глазами очевидцев


ПАССАЖИР “НЕВСКОГО ЭКСПРЕССА” АЛЕКСАНДР ЗАМИЛЯГИН:

“Я ехал в четвертом вагоне, на 37-м месте. Было чуть больше девяти вечера, когда почувствовал резкое торможение и услышал хлопок. Причем хлопок прозвучал уже после начала торможения. И скорее походил на глухой удар. Как будто что-то отрывается, а не взрывается. Поезд остановился. Проводники забегали по вагону, носили одеяла. Мы сидели, не понимая, что происходит. Примерно через два часа, в полночь, нам сказали, чтобы мы пересели в другой поезд: Петербург - Самара. Выходя из вагона, я увидел, что соседний - третий - вагон сошел с рельсов и сильно накренился - градусов на 40. Первый и второй вагоны не видел”.

ПАССАЖИР ПОЕЗДА № 166 АДВОКАТ БОРИС ГРУЗД:

“Я ехал в восьмом вагоне. После Бологого был сильный удар. Звука взрыва я не слышал. Через какое-то время проводник сообщила, что три вагона поезда сошли с рельсов и нужны мужчины, чтобы помочь пострадавшим. Мы взяли теплые вещи, перевязочные материалы, скатерти и направились к ним. Нас таких набралось человек 50... Я увидел погибших, тяжело раненных. Пострадавших мы вытаскивали через окна. Приблизительно через час-полтора после крушения стали прибывать сотрудники “скорой помощи” и МЧС”.

ФЕЛЬДШЕР “СКОРОЙ ПОМОЩИ” МАРИНА СНЕГОВА (ТВЕРСКАЯ ОБЛАСТЬ):

“Вызов поступил к нам в Угловку в 21.15. Звонили парни-милиционеры, но никак не могли назвать точные координаты. Долго определяли, куда именно ехать, а ведь между Ерзовкой и Угловкой расстояние будь здоров. Да еще по бездорожью. Потом ребята уточнили: “Мы стоим у Лукошина”. В тот вечер в Угловке дежурила одна бригада - я и водитель. Схватили чемоданы с самым необходимым - и на место происшествия. Взяла с собой сына - студента медколледжа. Не знаю, сколько мы на себе за ночь людей перетаскали. На одеялах. Под ногами грязь. Вокруг кровь. 300 метров до машины все тяжелее и тяжелее давались. Хорошо, бригады МЧС, медики из других городов подъехали. Дело быстрее пошло. Страшно ли было? Не знаю. Некогда было про это думать. Шины накладывали, руки и ноги бинтами заматывали. Никто из пассажиров не истерил. Такие молодцы. Многие помогали чем могли. Один мужчина только без конца повторял: “Вернусь домой - в церковь пойду. Свечку поставлю”. А другой, седой такой, номер моего телефона и фамилию все спрашивал: “Дайте. Вас непременно отблагодарить надо”. Девушку еще совсем юную запомнила. Тоненькую, хрупкую. В ее купе все погибли. Только она осталась. Сидела на сломанной полке, с ног до головы в крови, и плакала: “Это чужая кровь. Не моя. Чужая”. Вообще ни на что не реагировала... Я от вагонов к “скорой” как автомат двигалась. А как домой после ночной смены пришла - вот тут и затрясло. Спать теперь не могу. В голове лишь вагоны, тела, лица... Смотрю новости по телевизору и реву. Никакой валокордин не успокаивает”.

НАЧАЛЬНИК ОВД ПО ОКУЛОВСКОМУ РАЙОНУ СЕРГЕЙ КУЗЬМИН:

“Так получилось, что мы прибыли на 285-й километр раньше представителей других служб. Зрелище было просто ужасное, не для слабонервных: разбитые вагоны, искореженный металл, превращенные в труху шпалы, тела погибших. Поразило, что люди вели себя в чрезвычайной ситуации достойно: проводники поезда, пассажиры стремились помочь тем, кто пострадал. Мы старались психологически всех поддержать. Разожгли костры, отдали женщинам имеющиеся в наличии фонари. Ну и, конечно, пытались способствовать тому, чтобы наилучшим образом сориентировать деятельность прибывающих служб.

МАШИНИСТ АЛЕКСЕЙ ФЕДОТОВ (во многом благодаря ему в 2007 году во время крушения “Невского экспресса” удалось избежать смертей):

“У меня нет никаких сомнений в том, что машинист 166-го поезда сделал все возможное. Но предотвратить трагедию он не мог. Когда на полном ходу происходит что-то экстраординарное, не остается ни секунды на размышления. Человек действует автоматически. Я до сих пор убежден, что в 2007 году нам просто повезло. Я-то ведь делал только то, что было предписано инструкцией на случай аварийных ситуаций. Никакого геройства не было. Хладнокровие - да, но не геройство”.

Максимальная скорость составов, на которую рассчитано железнодорожное полотно на этом участке дороги - 160 км/ч. Современные сверхскоростные поезда “расшатывают” железнодорожные насыпи, чем объясняется большое количество технических сбоев в последнее время.

ВОДИТЕЛЬ ИЗ ВЫШНЕВОЛОЦКОГО РАЙОНА ЕВГЕНИЙ ТЕМИШЕВ:

“Поскольку в ближайшей к месту происшествия тверской Угловке и новгородской Окуловке нет условий для сложных больных, пострадавших повезли в Бологое, на Валдай и к нам, в Вышний Волочек. Кто мог, добирался сам - местные шоферы помогали. И вот что я вам скажу: по телевизору картину катастрофы смягчили. Пассажиры мне рассказывали, что вся нагрузка по спасению раненых легла на МЧС, “скорую” и на них самих. Средств для перевязки поначалу не хватало - в поезде не оказалось аптечек, а у поселковых медиков их тоже не переизбыток. К месту трагедии понаехали разные начальники, десятка четыре, но ни один не пытался носить людей, помогать медикам. Ходили и глаза мозолили. Единственное, о чем позаботились, - перекрыли все подступы к железной дороге. В поезде, говорят, было много важных персон, потому и вертолеты оперативно за ранеными прислали. Кстати, на том участке дороги, где взрыв случился, место болотистое, земля проседает. Там и прежде технические аварии случались”.



Записали Владимир Лебедев, Новгородская обл.
Антон Титов, г. Санкт-Петербург,
Андрей Воробьев, г. Тверь


Просмотров: 417
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.