Сегодня 19 января 2017 г., четверг, 20:04USD 59.35 +0.1691EUR 63.18 -0.0449
Статьи газеты «Мир новостей»

Любимые женщины адмирала Колчака

16 мая 2013
hits 1719
Любимые женщины адмирала Колчака

А. В. Колчак, 1919 г.


ИЗ ГЛУБИНЫ СТОЛЕТИЙ

На первом заседании т.н. Чрезвычайной следственной комиссии по делу Колчака 21 января 1920 года председатель К.А. Попов задал бывшему Верховному правителю Российского правительства в Омске Александру Васильевичу Колчаку вопрос:

- Здесь добровольно арестовалась г-жа Тимирева. Какое она имеет отношение к вам?

- Она моя давнишняя хорошая знакомая, - ответил Колчак, - она находилась в Омске, где работала в моей мастерской по шитью белья и по раздаче его воинским чинам - больным и раненым. Она оставалась в Омске до последних дней, и затем, когда я должен был уехать по военным обстоятельствам, она поехала со мной в поезде. В этом поезде она доехала сюда до того времени, когда я был задержан чехами. Когда я ехал сюда, она захотела разделить участь со мною.

- Скажите, адмирал, она не является вашей гражданской женой? Мы не имеем права зафиксировать это?

- Нет.

Член комиссии Алексеевский задает еще один вопрос:

- Скажите нам фамилию вашей жены.

- Софья Федоровна Омирова, - отвечает адмирал. И, произнеся несколько слов о своих родителях, продолжает:

- ...У меня есть одна сестра - Екатерина; была еще одна маленькая сестра - Любовь, но она умерла еще в детстве. Сестра моя Екатерина замужем, фамилия ее Крыжановская. Она осталась в России; где она находится в настоящее время, я не знаю. Жила она в Петрограде, но я не имею о ней никаких сведений с тех пор, как я уехал из России.


ДАР ЧЕЛОВЕЧНОСТИ

Отношения русского ученого, адмирала, Верховного правителя и диктатора Александра Васильевича Колчака и великолепной светской женщины, дочери многолетнего директора Московской консерватории Анны Васильевны Тимиревой были темой многочисленных публикаций, документальных и художественных фильмов.

Как известно, Анна Тимирева (в этот период Анна Васильевна жила под фамилией Книпер - по последнему браку) провела в Рыбинске два ссыльных срока: с 1947(?) по 1949 г. и с 1954 по 1960 г.

Так к кому же из рыбинцев тянулась душа ссыльной?

Актриса Рыбинского драматического театра Галина Райкова организовала для меня встречу с бывшей актрисой театра Лилией Александровной, женой бывшего же режиссера Шустермана, в те времена совсем юной актрисой.

До своего личного знакомства с Анной Васильевной все, что она знала о ней, это некие разоблачительно-презрительные опусы газетчиков, сообщавших, что в военных походах “кровавого Колчака” на Урале того сопровождала какая-то легкомысленная кафешантанная певичка...

Первое впечатление было обманчивым. “Пройдет мимо - не оглянешься”, - говорит Лилия Александровна.

А потом... Ее неизменно удивляло, что режиссер театра - это был конец 50-х - Юрий Георгиевич Лаппо-Стреженецкий всякий раз, когда Анна Васильевна появлялась в театре, подходил к ней и целовал руку.

Тогда молодую актрису очень удивляло, что такой талантливый человек, замечательный режиссер оказывает такие знаки внимания какой-то бутафорше.

Вспомнила, как выпускался спектакль “Диплом на звание человека”. В этом спектакле интерьер украшала громадная хрустальная ваза на специальном подиуме. И по ходу спектакля эта ваза не единожды включалась в контекст развития событий. Это сейчас современным театральным бутафорам несложно сымитировать подобный предмет, тогда же это было большой проблемой. За изготовление этой суррогатной хрустальной вазы взялась Анна Васильевна.

Как говорит сама Лилия Александровна, когда она первый раз смотрела спектакль из зала, эта ваза произвела ошеломляющее впечатление. В свете театральных прожекторов она сверкала всеми красками цветового спектра, она сияла своими алмазными гранями. После спектакля молодая актриса не утерпела и пробралась за кулисы, чтобы разгадать секрет этой необычной вазы. Ее ждало разочарование. Ваза была сработана из обыкновенных проволочек, на которые были нанизаны кусочки консервных банок. Только эти разновеликие кусочки были прикреплены столь искусно и так отражали падающий свет, что возникала иллюзия существования подлинной хрустальной вазы. “Это было непередаваемо, это было волшебство”, - говорит Лилия Александровна.

В другом спектакле на героико-патриотическую тему героиня должна была появляться в вечернем платье. Было сшито платье. Юрий Георгиевич сидел в зале на приемке сцены в костюмах. Рядом с ним в кресле расположилась Анна Васильевна. Лилии Александровне очень уж не нравился новый наряд - неуютный и неэстетичный. Режиссер с бутафором Книпер также пришли к выводу, что платье не годится, тем более что героиня в нелепом наряде была якобы польской светской дамой.

- Это не годится, нет образа, - произнесла Анна Васильевна и взялась довести платье до ума. И в конце концов, как это уже не раз бывало, Анна Васильевна сотворила еще одно произведение искусства.

- Я хорошо помню, как она доводила это платье. Я не уверена даже, - говорит Лилия Александровна, - что качество моей игры, игры неопытной актрисы, соответствовало качеству работы, проделанной театральным бутафором. Платье заиграло. Это было платье с декольте. Анна Васильевна украсила платье россыпью крупных и мелких фиалок. Половина подола украшена крупными фиалками, которые сходили на нет сбоку. Сверху на плечи была наброшена сетка, собственноручно сплетенная из тонкой льняной пряжи.

Молодая актриса возмутилась про себя: “Какая гадость! Неужели эту сеть накинут на меня?” А Анна Васильевна, нимало не церемонясь с надувшейся актрисой, еще добавила на сетку пару мазков краской.

А когда молодая актриса надела на себя новый наряд, когда на нее все-таки накинули эту “гадость”, она вдруг почувствовала себя польской княгиней, готовой к великосветскому балу на все сто! Платье потрясло всех присутствующих.

В 60-е годы по театру разнесся слух: “Анне Васильевне разрешили ехать в Москву! На постоянно”. Она оформляет увольнение. К Лилии Александровне, бывшей тогда секретарем комсомольской организации, подошел парторг Валентин Сергеевич, прибывший в Рыбинск из Коми, Сыктывкара.

- Лиля, ты слышала, что Анне Васильевне разрешено ехать в Москву?

- Да, слышала.

- Давай сделаем так - ты проводи ее. Я не могу этого сделать как парторг, да и другие члены партии.

- Конечно, я провожу.

Анну Васильевну провожали на вокзале в Москву Геннадий Королев, Агнесса Бирюкова.


ПИСЬМО ИЗ ПРОШЛОГО, ИЛИ И ДРУГИЕ РЫБИНСКИЕ ЗНАКОМСТВА

Роясь в картотеке рыбинского архива, я вдруг наткнулся на ссылку на недавно сформированный личный фонд Марии Луарсабовны Челищевой. Даже не догадываясь, что ждет меня впереди, я неспешно перелистывал переписку Марии Челищевой и, когда увидел подпись очередного адресата - “Анна Книпер”, подпрыгнул на стуле. Значит, они все-таки были знакомы и встречались в Рыбинске... Они - любимая дочь директора Московской консерватории Василия Сафонова Анна Сафонова-Тимирева-Книпер, гражданская жена адмирала Колчака, и любимая ученица Сафонова Мария Абуладзе (Челищева).

Одна приехала по своей воле в Рыбинск на постоянное место жительства в 1910 г. с мужем-дворянином, представителем знаменитого русского рода Александром Сергеевичем Челищевым, чтобы прожить здесь долгую жизнь, вплоть до 1970-го, когда она перебралась в Ленинград к дочери...

Другая жила здесь наездами, вернее сказать, ссылками в два приема по 3 и 6 лет. Не то что дружба, но даже знакомство с бывшей, пусть и гражданской, женой врага советской власти могло испортить любому гражданину и репутацию, и жизнь.

Поэтому, зная, что эти две талантливые, великолепные женщины, вращавшиеся в высшем русском свете, бывавшие на великокняжеских балах и приемах, в одно время мыкали свое житье-бытье в провинциальном городе, я терзался загадкой: встречались или не встречались, разговаривали или не разговаривали? Пощадила ли Анна Васильевна и в ее лице судьба-лиходейка Марию Луарсабовну Челищеву, подготовившую для музыкальной культуры страны не один и не два таланта?

Нет, не пощадила. Дала слабинку Анна Васильевна, и власти швырнули ее в Рыбинск просто так - за 100-й километр от Москвы.

Анна Тимирёва. 1915 г.

АННА ВАСИЛЬЕВНА ТИМИРЕВА

“...Остается так мало времени: мне 74 года. Если я не буду писать сейчас - вероятно, не напишу никогда. Это не имеет отношения к истории - это просто рассказ о том, как я встретилась с человеком, которого я знала в течение пяти лет, с судьбой которого я связала свою судьбу навсегда”, - так начала свои воспоминания об адмирале Колчаке Анна Васильевна Книпер, урожденная Сафонова, а затем - Тимирева. “Русская поэтесса, гражданская жена адмирала Колчака, мать художника Владимира Тимирева”, - так пишут о ней в справочнике. За этими сухими словами - целый мир, полный страстей и переживаний, горя и любви, счастья и отчаяния, абсолютной безнадежности.

Анна Васильевна родилась 18 июля 1893 года в Кисловодске, в семье известного музыканта, директора Московской консерватории Василия Ильича Сафонова. Когда Анне было 15 лет, ее семья переехала в Петербург. Там она поступила в гимназию княгини Оболенской. Как и всякий одаренный человек, Анна обладала множеством талантов: она прекрасно рисовала и писала картины, без проблем овладела французским и немецким языками.

Ее первым мужем в 1911 году стал морской офицер Сергей Тимирев, от которого она в 1914 году родила сына Владимира.

Жизнь Анны Васильевны круто изменилась в 1915 году, когда она познакомилась с Колчаком, с которым не рассталась до самой его смерти. Эта связь навсегда поставила на ней для власти клеймо позора - Анна Васильевна хлебнула горя, как говорится, по полной. Были в ее жизни и аресты, и тюремные заключения. Служила Анна Васильевна и переводчицей, и библиотекарем, и архивариусом, и даже маляром. Когда она была уже в немолодом возрасте, Сергей Бондарчук пригласил ее консультантом по этикету на съемки картины “Война и мир”. После этого она прожила еще почти десятилетие и умерла в последний день 1975 года...



Окончание в следующем номере

Владимир Рябой


Просмотров: 1719
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.