Сегодня 22 января 2017 г., воскресенье, 09:01USD 59.66 +0.3176EUR 63.72 +0.5469
Статьи газеты «Мир новостей»

ЕГЭ под грохот канонады

16 мая 2013
hits 817
ЕГЭ под грохот канонады

Российские школьники готовятся к ЕГЭ. Но по-разному. Городские запасаются “инновационными” шпаргалками. Сельские гадают, доживет ли их малокомплектное учебное заведение до экзамена, смогут ли они добраться до соседней школы по бездорожью и не попадут ли... под танковый обстрел.

ОКОПНАЯ ПРАВДА

Из пункта А (поселка Первомайский Алтайского края) в пункт В (село Заветы Ильича) каждое утро отправляется школьный автобус. Оптимизируя расходы, региональные власти до 2011 года ликвидировали на Алтае около 500 учебных заведений, вынудив 10 тысяч детей путешествовать с восходом солнца из деревни в деревню. А поскольку чиновники Алейского района экономили не только на образовании, но и на дорогах с транспортом, к завету Ильича “Учиться, учиться и еще раз учиться...” местным жителям пришлось добавить уточнение: “...терпению, терпению и еще раз терпению”. Нормальной трассы между алтайскими пунктами А и В нет, школьный автобус едет через стрельбище - Первомайский соседствует с военным полигоном, где с весны до глубокой осени проводятся плановые учения.

По свидетельству родителей, древний пазик с их детьми пробирается по единственному в этих краях маршруту под свист снарядов, грохот танков и боевых машин пехоты. Без специального сопровождения, охраны и даже без педагогов.

“На занятия в Заветы Ильича возят 13 ребят, - сообщил “Миру новостей” житель поселка Первомайский Игорь Соломеев. - Автобус попадает в зону обстрела. Девочки дрожат от страха, мальчишки по глупости радуются: “Круто. Войнушка”. Мой 12-летний сын Славка потом пугает мать рассказами про то, как во время пути жахнуло, где грохнуло и куда бабахнуло. У нас ведь уже были ЧП. Снаряды попадали в крышу частного дома, в водонапорную башню. Два года назад на них подорвался парень, в 2010-м - двое подростков. Наших детей возят через стрельбище третий год, и мы никак не можем заставить чиновников алейской районной администрации позаботиться о безопасности школьников и проложить дорогу подальше от полигона. И на сходы их вызывали, и сами к ним мотались. Умоляли, бунтами грозили. Ни в какую!”

Накануне ЕГЭ родителей из Первомайского больше волнуют не вопросы будущего тестирования, а погода в день экзамена. Если утром начнется дождь, да еще танки по размытой дороге проползут, до “храма знаний” учащиеся не доберутся. Увязнут в лужах.

“Мы по весне школьный автобус вытягивали из рытвин трактором. После военной техники такие “окопы” с грязью образовались, что и вездеход не осилил бы, - возмущается жительница Первомайского Евгения Ермакова. - На уроках в Заветах Ильича учителя моим детям - 14-летней дочери и 17-летнему сыну - говорят про инновации и нанотехнологии. А возвращаясь домой в дряхлом, скрипящем пазике, они видят, как те нанотехнологии пролетают мимо со свистом”.

От Первомайского до Заветов Ильича всего шесть километров. Не автомагистраль Чита - Хабаровск, конечно, однако без желтой “Лады Калины” с премьер-министром правительства России за рулем чиновники не могут привести в порядок и этот микроскопический участок дороги.

“Мы обращались в районную администрацию, краевую, - перечисляет инстанции предприниматель из Первомайского Анатолий Горелкин. - Документы и деньги есть, проект дороги готов, но ничего не меняется. Глава Алейского района Светлана Агаркова дважды уверяла нас, что регион выделил 6 млн рублей на строительство. И где они? Сколько можно рисковать жизнью детей?”
“Из нашего поселка в школу скоро пойдут еще 30 ребят, - вторит мужу Ирина Горелкина. - Они совсем маленькие. И их под пули пустят?”

Похожие вопросы население Первомайского недавно адресовало барнаульским депутатам. (Районные чиновники вообще перестали отвечать на звонки и селян, и, как мы убедились, журналистов.) В коллективном письме люди напомнили народным избранникам: “Малокомплектные школы в стране закрывались с условием, что в регионах будут построены нормальные дороги и учебные заведения получат современный транспорт. Но ни того, ни другого мы не дождались”.

С не лучшими итогами учебный год заканчивают еще 685 сел и деревень Алтайского края, где детям проще добираться до школ пешком, чем до них ехать. Правда, в этих 685 селах пока обходятся без канонады.

ПОЛНЫЙ СЕДКЫРКЕЩ

“Описанная вами ситуация типична для многих областей и республик России, - комментирует алтайскую историю заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию Олег Смолин. - За последние пять-шесть лет в стране ликвидировано 19 тысяч сельских школ. Немыслимая цифра. Уцелевшие малокомплектные учебные заведения испытывают проблемы с транспортом, дорогами, ремонтом зданий и организацией питания для учащихся. Федеральная программа “Школьный автобус”, до сих пор рекламируемая Министерством образования РФ, на поверку оказалась мышеловкой. Селам предоставили морально и технически устаревшие пазики, но не выделили средств на их ремонт и содержание. Малокомплектные школы почти не финансируются. Премьер-министр Владимир Путин предложил субъектам Федерации, вместо того чтобы закрывать сельские школы, обеспечить их доступом к информационным технологиям. Дети могли бы учиться дистанционно. Хорошая идея, но регионы инертны, чиновники идут по пути наименьшего сопротивления, и то, что сейчас происходит в малокомплектных учебных заведениях, не поддается анализу”.

Анализировать уже и нечего, судя по свежей информации, поступившей к нам из Республики Коми. Вот вам еще одна карикатура из серии “Национальный проект “Образование”: 15 подростков из местных сел Озел и Сейты на месяц остались без школы. До середины апреля их возили на автобусе к учителям поселка Седкыркещ. Дороги здесь, в отличие от Алтайского края, неплохие, а вот транспорт старенький. До Коми программа “Школьный автобус”, видимо, не дошла. 15 апреля единственный для Озела и Сейты автобус сломался. (Кстати, рейсовые маршрутки там исчезли раньше, чем аббревиатура СССР.) Починить транспортное средство сельская администрация не смогла: за запчастями нужно было плыть по реке, но паромное сообщение открылось лишь перед праздниками. Детей отлучили от школы.

“Придется самим их возить, хотя Озел и Сейты относятся к другому муниципалитету, - вздыхает директор школы поселка Седкыркещ Светлана Хайруллина. - Своего транспорта учебное заведение не имеет, выпросили автобус у администрации. Мало того что мы забираем ребят из Трехозерки, расположенной в 7 километрах от Седкыркеща, теперь надо искать бензин еще на 21 километр. Для школы и муниципальных властей это дорого и неудобно, но иначе дети не смогут закончить итоговую четверть”.

ПРИСТУПИТЬ К ЛИКВИДАЦИИ

У села Новочеркасское Оренбургской области было все необходимое: школа, дороги, транспорт, но за сорок лет Гайский район не накопил денег на ремонт тамошнего образовательного учреждения, и поэтому отдел образования решил его закрыть. Подсчитав возможные расходы - миллион рублей на ремонт, более 200 тысяч рублей на канализацию, - чиновники перевели новочеркасских детей в школу соседнего села. Таким же образом они поступили с пятью другими малокомплектными учебными заведениями района, несмотря на протесты родителей.

“Ликвидация сельских школ во избежание народных волнений проводится управленцами от образования в два этапа, - поясняет депутат Госдумы РФ Олег Смолин. - Сначала их реорганизуют - делят на начальную и среднюю. Начальную оставляют на прежнем месте, среднюю переводят в села покрупнее. А буквально через год старое учебное заведение закрывают, лишая небольшие деревни и поселки будущего”.

В этом году институт социальной педагогики Российской академии образования разработал проект “Наша новая сельская школа: инновационная модель”. Однако, как признают сами ученые, в нынешних условиях научные идеи института выглядят маниловщиной.

“Современное село стагнирует, а глубинка регионов деградирует однозначно, - обобщает выводы главный научный сотрудник Института социальной педагогики РАО, доктор педагогических наук, профессор Марина Гурьянова. - Большинство оставшихся на селе людей не живут, а выживают. Ситуация безысходности разрушает человека как личность. Отсюда пьянство родителей, брошенные дети, низкий уровень квалификации кадров. Вирус агрессии, раздражения, озлобленности поразил и учительскую среду. Мы провели опрос экспертов из нескольких регионов страны и получили честные оценки сложившейся ситуации”.

Марина Гурьянова приводит цитаты из писем сельских педагогов: “За счет образования на периферии сокращаются неэффективные расходы в бюджетной сфере. Сельские школы полностью переведены на подушевое финансирование. Во всех сохранившихся учебных заведениях сокращены ставки социальных педагогов, психологов, логопедов, большинства педагогов дополнительного образования, организаторов воспитательной работы. В областях и краях отсутствуют программы перспектив развития поселений. В школах разрушена база для обучения детей сельскохозяйственному труду”.

О каком будущем можно говорить при таком настоящем?

“Главным приоритетом государственной поддержки должна стать сельская молодежь, - считает профессор Гурьянова. - Не следует использовать вертикаль власти для стимулирования чиновников на местах, осуществляющих сокращение якобы “неэффективных” расходов на социальную сферу. Сегодня, увы, сельские жители не ощущают собственной ценности для государства. Пока их спасает долготерпение как черта национального характера. Но оставаться жизнестойкими и дальше им будет непросто”.

Анна Бессарабова


Просмотров: 817
Поделиться
Следующая новость Везет лошадка «скорую»


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.