Сегодня 17 января 2017 г., вторник, 08:00USD 59.60 +0.2367EUR 63.23 +0.1086
Статьи газеты «Мир новостей»

Домашние войны - бои без правил

16 мая 2013
hits 726
Домашние войны - бои без правил

Домашнее насилие - проблема большого числа семей нашей страны. Способы борьбы с ним ищут и сами семьи, и регионы. Однако никакие усилия не будут иметь смысла, пока в решение этого вопроса не вмешается государство и в России не появится необходимая законодательная база.

В Вологде открылся центр поддержки социальных инициатив, одна из задач которого - борьба с насилием в семьях. Психологи новой некоммерческой организации работают с домашними агрессорами: приходят к ним в гости, затевают душевные беседы, подробно выясняют родословную мужей и жен (кто из предков был крут нравом и тяжел на руку) и на основании наследственных характеристик пытаются изменить поведение тиранов и их жертв. О том, удается ли вологодским мозговедам влиять на деспотов в комнатных тапочках, скажем чуть позже, как и о том, почему Алтайский кризисный центр стал “стеной плача” для подкаблучников всея Руси. Сейчас - несколько цифр.

14 тысяч россиянок ежегодно погибают в результате зверских побоев. 40% жертв не обращаются за помощью в правоохранительные органы, так как не верят в возможность наказать виновных или зависимы от семьи.

ЭПИЗОД I

Честно говоря, никогда не понимала ни садистов, ни мазохистов. С какой стати люди позволяют себе распускаться в отношениях с близкими и махать кулаками? И во имя чего человек готов терпеть издевательства? Тема домашнего насилия казалась неактуальной, надуманной, но, поездив по стране, где в каждой гостинице каждого населенного пункта постояльцев встречает либо горничная, либо дежурная с подбитым глазом, насмотревшись и наслушавшись историй из жизни среднестатистических граждан, пришла к выводу: “бои без правил” - это типичный семейный уклад. Национальные, религиозные, социальные, территориальные факторы тут не работают - супруги воюют везде: и в Костроме, и на Чукотке.

Никогда не забуду, как в алтайском селе Кош-Агач познакомилась с немолодой женщиной - бывшим строителем Галиной Улугбиевой. При первой нашей встрече на ее лице было два синяка. “Муж вспыльчивый”, - стесняясь, пояснила мама двоих детей.

На следующий день она пришла на службу с перебинтованной рукой, на третий - с затекшим глазом.

- Как можно жить с негодяем? - не выдержала я. - Чего ждете?

- Не знаю. Все твердят: “Беги от него”, да жалко. Пропадет. К тому же идти нам с детьми некуда. Ни родни, ни дома. Он этим пользуется. Два раза в реанимации лежала. Приходил в палату, в ногах валялся...

В том разговоре Галина обещала, что разведется и вместе с сыновьями уедет в Барнаул. А через полгода она умерла - в районной больнице, после очередной домашней драки. Будь в Кош-Агаче кризисный центр или приют для женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию, возможно, судьба Улугбиевой и сложилась бы иначе, но в селе не оказалось не только психологов, но и судмедэкспертов, способных снять следы побоев для возбуждения уголовного дела против мужа-садиста. К слову, и сейчас на Алтае не хватает отделений судебно-медицинской экспертизы, а те, что есть, обслуживают по 3-5 районов.

Что толку рассуждать о нищете регионов, если даже в Москве до сих пор нет ни одного приюта, ни одной социальной гостиницы для жертв домашнего насилия.

“Столичные власти считают открытие таких домов делом необходимым и полезным, подписаны соответствующие документы, были выделены какие-то помещения, которые, правда, так никто и не увидел, - ничем конкретным решения руководителей не закончились, - замечает исполнительный директор Российской ассоциации кризисных центров для женщин “Остановим насилие” Наталья Абубикирова. - Ежегодно по “горячей линии” к нам обращаются 96 000 человек, 11 330 из них - жительницы Москвы. А реально им помочь мы не в состоянии”.

ЭПИЗОД II

Первый раз муж ударил Светлану Антипову на их свадьбе - приревновал к свидетелю. Новобрачная простила: “С кем не бывает...” Следующие 15 лет жизнь в этой вологодской семье развивалась по неизменному сценарию: супруг снимал стресс, Светлана прятала синяки под густыми слоями тонального крема. Свекровь утешала: “Терпи. Петенька характером в батяню пошел. Буйные они”. Дети росли, тихо ненавидя отца и жалея мать, пока однажды на севере России не началась борьба с домашними насильниками...

Ученые и общественные деятели Швеции и Канады решили провести в нашей стране гендерные исследования. В список тем они включили и отношения в русских семьях. Минздравсоцразвития РФ дало свое согласие - в качестве зоны для реализации проекта предложило Вологодскую область, надеясь, что народ там спокойный, добрый, дерется редко. Ошиблись министры - до шведско-канадских исследований на местные “горячие линии”, организованные для жертв домашних тиранов, обращалось в два раза меньше женщин, чем теперь.

“Нет, это не насильников больше стало, - успокаивает журналистов “Мира новостей” председатель координационного совета программы “Гендерное равноправие” и сотрудница Департамента труда и социального развития Вологодской области Людмила Маширова. - Дамы осмелели и готовы за себя постоять. В рамках проекта в городе проведена 31 “горячая линия”, создано 5 социальных гостиниц. Кстати, в нашей области жертвами внутрисемейной агрессии в 60% случаев становятся пожилые женщины и мужчины. В Вологде работает консультационный психологический кабинет, где специалисты занимаются коррекцией поведения домомучителей. Теперь вот появился центр поддержки социальных инициатив, чья деятельность тоже нацелена на мужское население”.

“Нацелена” - значит будут перевоспитывать. Как? Допустим, в центр обращается периодически поколачиваемая мужем женщина. Психолог внимательно ее слушает, дает полезные советы, а через пару дней приходит к ней домой, когда все близкие в сборе.

“Наши специалисты аккуратно устанавливают контакт с агрессором, - делится опытом руководитель центра Михаил Гладких. - Психолог, применяющий на практике основы соционики, узнает родословную членов семьи, чтобы определить психотип насильника. И только потом начинает проводить с ним занятия. Пока мы побывали в 10 семьях, но уже есть перемены к лучшему”.

Светлана Антипова не знает, кого ей благодарить за чудесные изменения в ее доме - муж не повышал на нее голоса уже целый месяц, стал вдруг внимательным, мягким. “Даже страшно, - волнуется жительница Вологды. - Только бы не сорвался, не вернулся к прежнему”.

ЭПИЗОД III

Недавно в Оренбурге хоронили 32-летнего предпринимателя Сергея Н. Неожиданно для друзей и родственников он покончил с собой. Когда стали выяснять причину случившегося, оказалось - не выдержал прессинга второй по счету жены. Пережив тяжелый развод, Сергей нарвался на очередную стерву, которая изо дня в день его оскорбляла, высмеивала, устраивала скандалы. Муж молчал, чем еще больше “заводил” супругу. После одной из таких сцен он ушел в гараж, заперся изнутри и отравился выхлопными газами автомобиля...

“Психологическое насилие - не менее опасная форма тирании”, - считают в Алтайском кризисном центре для мужчин - единственной на всю страну организации, помогающей представителям сильного пола.

“В течение года сюда обращаются от 15 до 16 тысяч человек. В основном жалуются на семейные проблемы, взаимоотношения с женами и детьми, непонимание, - перечисляет директор центра Светлана Говорухина. - Если анализировать звонки по “горячей линии” за последнюю пару месяцев, то в 80% случаев это семейные консультации, моменты частной жизни, остальное - волнения, связанные с финансовым кризисом. Сильный пол страдает от домашнего насилия не меньше, чем слабый, но иначе описывает свои проблемы. С агрессией как таковой они не сталкиваются. Женщины применяют другое оружие - обвиняют супругов в несостоятельности (личностной, профессиональной, сексуальной), шантажируют детьми... Форм давления много, и последствия всегда печальны”.

В семьях, где имеет место насилие, по словам психолога Ларисы Шуруповой, в помощи специалистов нуждаются и жертва, и тиран. Первая не умеет избегать острых углов и защищаться, второй не контролирует собственные поступки.

“Как показывает практика, реальные насильники (в отличие от людей, склонных к агрессии) не идут на контакт ни с социальными, ни с психологическими службами. У них особая система поведения, - возражает исполнительный директор Российской ассоциации кризисных центров для женщин “Остановим насилие” Наталья Абубикирова. - Их можно остановить, лишь опираясь на законодательство. А его в нашей стране нет. Россия не берет за основу опыт Великобритании, Швеции, где существуют юридические службы для женщин, страдающих от семейных агрессоров, есть многочисленные убежища, гостиницы, приюты, в которых можно укрыться от мужей-тиранов. Мы пришли к пониманию проблемы на государственном уровне, но не имеем попыток ее устранить, потому-то регионы и придумывают свои формы борьбы с домашним насилием. Пока не будет единой политики в этом вопросе, в сознании масс ничего не изменится”.

Анна Бессарабова


Просмотров: 726
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.