Сегодня 21 января 2017 г., суббота, 20:21USD 59.66 +0.3176EUR 63.72 +0.5469
Статьи газеты «Мир новостей»

ВАСИЛИЙ ЛИВАНОВ увековечен на юбилейных монетах Новой Зеландии

16 мая 2013
hits 1093
ВАСИЛИЙ ЛИВАНОВ увековечен на юбилейных монетах Новой Зеландии

Василий Ливанов избегает встреч с журналистами. Даже сейчас - накануне своего юбилея. Актера можно понять: в погоне за рейтингами и тиражами некоторые СМИ превратили его и членов его семьи в персонажей скандальной хроники. Мол, былые заслуги не в счет. Между тем заслуги у Василия Борисовича немалые. Народный артист России. Обладатель ордена Британской империи “За лучший экранный образ Шерлока Холмса”. Актер, сыгравший более чем в 50 кинокартинах (самые знаменитые - “Неотправленное письмо”, “Коллеги”, “Звезда пленительного счастья”, “Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона”). Режиссер, сценарист, писатель. Один из создателей легендарного мультфильма “Бременские музыканты”. Озвучил около 300 мультролей, в том числе “культовых” - крокодила Гену, Удава из “38 попугаев”, Карлсона, на которых выросло не одно поколение...

Василий Борисович согласился дать интервью “Миру новостей” при условии, что разговор будет, что называется, по поводу. “А то, что муссируют последнее время, - пояснил свою позицию актер, - мне лично обсуждать противно. Пусть это останется на совести журналистов!” Кстати, повод действительно безукоризненный: этот год для Ливанова - суперюбилейный. 75 лет самому, 55 - творческой деятельности, 30 - его знаменитому Шерлоку Холмсу.

- Василий Борисович, во-первых, с днем рождения! Если не секрет, на сколько лет себя ощущаете?

- Когда пять лет назад меня об этом спросили, я ответил, что, по веселой формулировке моего отца, 70 лет - это 35 с фасада и 35 с тыла. Честно говоря, не очень понимаю, что такое и 75 лет.

- Какие вопросы за последние ...дцать лет вам порядком поднадоели?

- Терпеть не могу, когда просят: “Расскажите что-нибудь смешное из вашей работы в кино!” Бр-р-р! Смешного-то навалом, но так, как надо, не расскажешь, это надо видеть, чтобы прочувствовать. Это как два физика-ядерщика разговаривают. Сыплют формулами и оба хохочут до упаду. А ведь смешно только им. Так и здесь. Я не люблю вопросов о моей личной жизни. “В кого вы были влюблены?”, “Кто кого бросил? Почему?” И так далее. Я никогда на них не отвечаю по одной простой причине - каждый человек имеет право на личную жизнь.

- Так и хочется спросить: в кого вы были влюблены?

- Только между нами: я был страстно влюблен в двух своих жен! Первая моя любовь была юношеская - в 17 лет. Она была старше, но я был влюблен безумно. Она вышла замуж за другого, родила двоих детей. А через семь лет вышла замуж за меня... Это была моя сумасшедшая попытка вернуть свой роман вчерашнего дня, но оказалось, что наступил на грабли. Больше я на грабли не наступал...

А вот со второй женой, Леной, художником-постановщиком в мультипликации, у нас настоящий роман - мы вместе уже более 30 лет. Я уже давно (причем дважды) дедушка, так сказать, в состоянии дедства.

- Ваше мнение: почему зрители думают, что все актеры жуткие ловеласы, многоженцы и большие любители “сходить налево”?

- А потому, что зритель часто путает личность актера с личностью его героя. Если он играет роли победительно-любовные, зритель “понимает”, что уж и в жизни не без этого. А между тем актеры, как правило, однолюбы высшей пробы. Это черепахи, которые свой дом-панцирь постоянно таскают с собой. Я себя без семьи не мыслю.

- Существует народная версия: у вас такой неподражаемый голос потому, что одно время Ливанов...

- (Перебивает.) Сильно злоупотреблял алкоголем? (Смеется.) На самом деле все было, конечно, не так. У меня был нормальный усредненный баритон... Но на съемках картины “Неотправленное письмо” режиссер Михаил Константинович Калатозов (кстати, мой “крестный” в кино) “для большей документальности изображения” предложил нам озвучить зимние сцены прямо на улице. В 40-градусный мороз! Из этого в итоге ничего не вышло: сильнейший ветер, микрофон бум-бум-бум, и хотя мы там орали от души, получился брак. А голос я сорвал. Потерял вообще. Потом он восстановился и стал такой вот скрипучий. Сначала я очень расстроился, а потом понял: голос - мой хлеб. Ведь на улице меня никто не узнает, настолько в жизни я отличаюсь от моих героев, а стоит сказать всего одну фразу - и все... Еще великий итальянец Сальвини сказал: “Актер - это голос, голос и голос!”... Однажды мы ехали из Питера от нашего общего друга с Володей Высоцким, курили в тамбуре и очень бурно дискутировали по поводу детской литературы, потому что Володя задумал детскую книгу в стихах, а у меня уже был “сказочный” писательский опыт плюс работа в мультипликации... Вдруг смотрим: блондиночка кондукторша высунулась из купе и смотрит на нас завороженными глазами. Володя ей раздраженно: “Ну чего тебе?” А она и говорит: “Я в жизни двух таких голосов не слыхала!”
Уголок Шерлока Холмса в посольстве Великобритании


- Кстати, как вы попали в мультипликацию?

- Во-первых, я с детства человек рисующий. Во-вторых, окончил художественную школу. А в-третьих, попал, честно говоря, случайно. Когда заканчивал Высшие курсы режиссеров кино, я написал три сказки - “Самый-самый-самый”, “Любовь голубого кита” и “Честный друг Жираф”. Их почему-то боялись публиковать, редактура все находила то нежелательные аналогии с властью, то скрытый политический подтекст... Я пришел в газету “Литературная Россия” за очередным отказом, а навстречу мне - высокий худой человек в красном пушистом свитере, с большой сигарой. И говорит: “Сказки мне понравились. Будем публиковать!” Оказалось, это Лев Кассиль. Когда их опубликовали, “Союзмультфильм” предложил мне написать сценарий, а заодно и поставить. Мой художественный руководитель на Высших режиссерских курсах Михаил Ромм сказал: “Ставь! Это будет твоя дипломная работа”. В итоге за мультфильм “Самый-самый-самый” я получил диплом с отличием. Так и проработал в мультипликации 7 лет - с 1965 по 1972 год.

- Говорят, с юности у вас было железное правило: на съемках обходиться без дублеров.

- Был даже случай, когда пришлось подрабатывать каскадером за другого. Снимался фильм “Браслет второй”, где я играл наездника. И нужно было сделать сложнейший трюк: свалиться в денник к молодому жеребцу, который в пене метался как сумасшедший, прокатиться у него под брюхом и выскочить в дверь. Причем упасть нужно было со стены высотой метра три с половиной. Циркач-каскадер, когда ему объяснили, что надо делать, сказал: “Да ни за какие деньги!” Говорю режиссеру: “Снимай меня. Но заплатишь втройне”. 300 рублей - по тем временам немалые деньги! Ударили по рукам. Вместо одного мне пришлось делать три (!) дубля. А тот платить ни в какую. Тогда я схватил кнут и за ним - так хотелось его протянуть... Жаль, не догнал.

- Так вы драчун?

- Вовсе нет. Махать кулаками и пить водку можно либо по молодости, либо по глупости. В жизни можно по-другому проявить себя не менее жестко и основательно.

- А в детстве вас часто били?

- И я, и меня. Однажды меня просто зверски избили за то, что я отказался ограбить... собственный дом. В каждом дворе была шпана, 15-16 лет, которая верховодила. Меня заставляли украсть у отца папиросы. Я отказался. Тогда они приказали четырем товарищам - ровесникам из моей же компании - избить меня на их глазах. Это было страшное бандитское, садистское насилие надо мной и над ними. Помню, один - по прозвищу Кавалерия, - когда бил, плакал. Но иначе отлупили бы их. Мне сильно изуродовали лицо, выбили зуб и сбросили в люк нашей котельной. Я пролетел метра два и до вечера там отлеживался. Зато меня навсегда оставили в покое.

Кстати, с писателем Юлианом Семеновым мы познакомились как раз во время драки. Это было году в 56-м, под утро на улице Горького. Мы шли с моим другом композитором Геннадием Гладковым с большой холостой гулянки и, как Гаргантюа и Пантагрюэль, решали сакраментальный вопрос: жениться Гладкову или не жениться. Девушка, с которой он познакомился, ему очень нравилась, но был червь сомнения...

- Вы не советовали?

- Наоборот... И вдруг возле ресторана “Астория” наблюдаем картину: какой-то парень, прижавшись к стене дома, отбивается от четверых здоровенных лбов. Мы даже сначала загляделись - уж больно здорово он это делает! Профессионально. Но все равно - четверо на одного - несправедливо. И вмешались. После первого обмена ударами и громких нецензурных воплей они сбежали, а мы остались втроем. Познакомились. Он назвал свою фамилию, очень похожую на название какого-то тропического растения, - Ляндрис. Юлик Ляндрис. С тех пор началась наша многолетняя дружба... А Гладков все-таки женился. И очень удачно!

- Это правда, что вы с Гладковым познакомились чуть ли не в роддоме?

- Может, и правда, но там я его не запомнил. (Смеется.) А дружим мы уже 66 лет, со второго класса.

- У вас была школьная кличка?

- Васька-Кот. В основном Кот, потому что Васька. А у Гладкова было прозвище - Пеликан. Он был блондин с большим носом, когда ходил, чуть сутулился и жутко напоминал птицу пеликана. Сокращенно - Пиня. Для меня он так и остался Пиней на всю жизнь. В классе меня очень любили, потому что я был этаким изобретательным хулиганом. Я уже тогда много рисовал - в основном карикатуры на своих товарищей и, что пользовалось самым потрясающим успехом, на всех учителей. Придумывал разные выходки. Например, отвечая у доски, вставал на цыпочки внутри валенок и “вырастал” на целую голову. Медленно-медленно, при этом бойко отвечая на вопросы учителей. Те смотрели полубезумными глазами, а класс просто умирал от смеха. Но мне почти не попадало. У нас в школе было “золотое” правило: ты мог сколько угодно озорничать при одном условии - если блестяще учился. Вот это сочетание блестящих отметок с хулиганским поведением считалось высшим классом в нашей компании.
С любимым партнером Виталием Соломиным


- Можете назвать ваш самый безумный поступок по отношению к женщине?

- Свою первую жену я украл. Я работал на 1-м московском конном заводе табунщиком и параллельно снимался в “Слепом музыканте”. А она жила с мужем в трех километрах от завода в поселке. Мы семь лет не виделись, но я все эти годы ее помнил, иногда звонил. Выпросил у знакомых шикарный старинный экипаж прошлого века, пролетку. Запрягли двух лошадей. Я ей позвонил, попросил, чтобы вышла к калитке. Она вышла. “Хочешь прокатиться?” - “Только недалеко”. Я крикнул: “Трогай!” И мы тронулись... с бешеной скоростью. Она говорит: “Сейчас выпрыгну!” - “Прыгай!” Короче, я привез ее на завод, и это была наша первая ночь...

- А как реагировал муж?

- Это было неинтересно артисту.

- Поэт и сценарист Геннадий Шпаликов сказал о своем поколении: “Все мы ушибленные Хемингуэем!”...

- И это чистейшая правда! Все мы были “ушиблены” его книгами. Тогда все запоем читали рассказы Хемингуэя, где герои только и делают, что пьют и дерутся. Мы неотчетливо понимали, плохо это или хорошо и к чему это приведет, но тем не менее это влияние “накрыло” целое поколение.

- Лично вас это коснулось?

- Отвечу так: я тоже любил его рассказы. Но понимаете, все мы были безумно молоды. А в молодости можно все. Помню, в Питере большая компания - художники... поэт Иосиф Бродский всю ночь читает свои потрясающие стихи... красивые женщины... старинный рояль... очень много выпивки, почти нет закуски... Тогда я мог час проспать на коврике под роялем, встать и пойти на съемку. Свежий как огурец! Потом пришлось дать по тормозам. Кто не смог, закончил жизнь трагически. Среди них - талантливейшие люди. Рюмку еще никто не побеждал.

- Ваш портрет в роли Холмса - в охотничьей войлочной шляпе и с трубкой - украшает серебряную двухдолларовую монету, выпущенную в Новой Зеландии. Чем актер Ливанов отличается от этого вашего экранного и “денежного” героя?

- Отвечу вам такой историей. Помню, однажды выступал в очень серьезном правоохранительном учреждении, в клубе КГБ. Зал был полон “золотых погон”. И мне задали такой вопрос: “Скажите, пожалуйста, вы семь лет снимались в образе Шерлока Холмса. Могли бы сейчас раскрыть уголовное дело?” Я сказал: “Дорогие товарищи! Игорь Кваша сыграл Карла Маркса. Я не думаю, что он пишет продолжение “Капитала”.

- Вы сказали, что любите импровизацию. Разыгрываете друзей?

- Понимаете, с моим голосом это невозможно делать, скажем, по телефону. Мы бесконечно разыгрывали друг друга, когда снимались у Рошаля в фильме “Был год как жизнь”. Там такая веселая компания собралась - Андрей Миронов, Игорь Кваша, Никита Михалков, Арка Шенгелая... Чего там только не было! Однажды в воскресенье

1 апреля я вызвал Миронова к 8 утра якобы “на досъемку фильма”. Попросил свою жену позвонить ему якобы от имени помощника режиссера... Он, конечно, примчался и выломал дверь, поставил на уши всю охрану, потому что думал, что опоздал. А там никого... Вообще Андрей был очень легковерен, разыгрывать его было одно удовольствие. Он придумал контррозыгрыш и отомстил мне. Мы ужасно голодные после ночных съемок шли по темному коридору в буфет, где жратва была просто неудобоваримая, кошмарная. Андрей говорит: “Хочешь шоколадку?” - “Конечно, хочу!” Дает мне шоколадную медальку без обертки. Я ее бросил в рот и жую. Чувствую: жесткая, несладкая, только зубы слипаются... Оказывается, он подсунул большую сургучную пломбу - от двери оторвал!
С Геннадием Гладковым актер дружит со второго класса


- Кто ваш самый любимый актер?

- У меня нет самых любимых. Самый любимый - отец, но он отец, и для меня - целая актерская школа. И вообще я не люблю раздачи номеров: “актер №1”, “самая красивая женщина кино”. Это же не концлагерь. Есть самые любимые партнеры. Из женщин - Тамара Семина, блистательная актриса, человек прекрасный. А из мужиков, к великому несчастью, ушедший из жизни на взлете мой друг Виталий Соломин и Армен Джигарханян. Изумительные партнеры!

- Ваш самый любимый фильм с вашим участием? Неужели “Шерлок Холмс”?

- Это фильм, который навесил на меня самый большой ярлык. Все-таки 11 серий за семь лет. Конечно, я его люблю. Что интересно: сами англичане нас с Виталием Соломиным признали лучшей парой континента всех времен. В музее на Бейкер-стрит мой портрет висит на самом почетном месте среди англичан - исполнителей этой роли. Мне приятно, что в книге отзывов музея высокую оценку моей работе дали Маргарет Тэтчер, Питер Устинов и Грэм Грин. А до этого была картина, пользовавшаяся тоже потрясающей популярностью, - “Коллеги” по повести Аксенова о трех врачах. Коллеги там - Лановой, Анофриев и я. Это фильм-рекордист - собрал столько же зрителей, сколько “Чапаев”. Он вышел в самом начале “оттепели”, в 1962 году. А сегодня лучшей своей актерской работой я считаю роль Дон Кихота в ленте “Дон Кихот возвращается” и для себя профессионально ставлю ее выше Шерлока Холмса. Вот эти фильмы, так сказать, веховые в моей актерской биографии. А вообще ведь роли как дети - каждую любишь, и любишь по-своему.

- Сегодня приглашают сниматься?

- Приглашать-то приглашают, все эти роли я категорически отвергаю. Криминально-глупые картины - идиотско-американское кино на русский лад. Драматургия вся построена на кровищи, насилии, сексе, высосана из пальца и к реальной жизни никакого отношения не имеет.

- А раньше часто приходилось отказываться?

- По другим причинам. Например, сыграл я однажды Дзержинского в “Синей тетради” Кулиджанова. Посыпались предложения со всех сторон - играть Дзержинского! Причем от ЦК было даже заверение, что тут же дадут звание народного. Сыграл в “Звезде пленительного счастья” Николая II - то же самое... Ну не могу же я всю жизнь быть или самодержцем, или Железным Феликсом!

- Как вы относитесь к современной плеяде киноактеров?

- Актер проверяется классикой. Это старая истина. Да, у нас есть признанная во всем мире “русская школа представления”. Есть разработанная Станиславским и Немировичем-Данченко “русская школа переживания”. Тоже признанная во всем мире. А сейчас у нас есть еще “школа переодевания”! Это когда артист, совершенно не создавая никакого образа, кочует из фильма в фильм, меняя наряды. То он в кепке, то в военной форме или чалме, и так далее. А все тот же, те же интонации, та же мера чувств. Обслуживает сюжет!

- Вы - автор нескольких книжек сказок. Ваше мнение: российский кинематограф - это сказка с хорошим концом?

- Вся наша жизнь должна быть сказкой с хорошим концом. Помните про двух лягушек, попавших в крынку со сметаной? Одна опустила лапки и пошла ко дну, а другая билась, сбила сметану в масло и выкарабкалась. Так я за ту лягушку, которая бьется.

- Василий Борисович, и последний вопрос. Как и где будете отмечать юбилей?

- Дни рождения я отмечаю только дома - в кругу семьи и близких друзей.

Андрей Колобаев


Просмотров: 1093
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.