Сегодня 25 января 2017 г., среда, 04:32USD 59.21 -0.2866EUR 63.62 -0.3199
Статьи газеты «Мир новостей»

Марина Могилевская чуть не стала шпионкой

16 мая 2013
hits 1189
Марина Могилевская чуть не стала шпионкой

Марина Могилевская - одна из самых красивых, ярких и самых востребованных актрис российского кино. Она сыграла главные роли более чем в 30 фильмах, вела ночную программу Владимира Молчанова и “Доброе утро, Россия!” на канале РТР, но особенно полюбилась зрителям после популярных сериалов “Марш Турецкого”, “Русские амазонки”, “Каменская” и многих других. Кто бы мог подумать, что за ее экранным имиджем “роскошной и неприступной красавицы” скрывается такая открытая, ранимая, поэтическая натура. И при этом она, как никто другой, умеет рисковать и добивается успеха в любом деле, за которое берется. Будь то кино, театр, телевидение, написание сценариев или... вождение самолетов.

- Марина, если честно, всегда считал, что истории, когда девушке на улице предлагают сняться в кино, бывают только в кино...

- Я тоже так всегда считала. Вообще я хочу вам сказать, что моя жизнь (во всяком случае, до сегодняшнего момента) имеет такой совершенно киношный сюжет. И я уверена: если снять по нему кино, ни на йоту не приукрашивая, то многие скажут: так не бывает. Но еще как бывает! Мою жизнь решил именно случай. Именно на улице, в Киеве, ко мне подошла ассистентка по актерам и предложила пройти пробы на главную роль в главной на тот момент для Украины картине - “Каменная душа”, по роману украинского классика Гната Хоткевича...

- Давайте по порядку. Как вообще вы оказались в Киеве, если местом вашего рождения значится город с трудно произносимым названием Заводоуковск Тюменской области?

- Я там родилась... Моя мама специально туда поехала меня рожать, потому что там потрясающая природа и жили бабушка с дедушкой, папины родители. А выросла я под Москвой, в городе Дубна. Мой папа физик, его перебрасывали из института в институт, и мы с ним мотались с места на место, пока родители не развелись. Мама воспитывала меня одна. Она преподавала в школе немецкий язык и историю, а я была такой учительской дочкой - правильная, отличница. Ходила на музыку, занималась плаванием, училась в художественной школе, увлекалась английским и немецким. Обожала литературу. Мама старалась сделать из меня развитого ребенка, и я за это ей очень благодарна.

- Кем она хотела видеть свою дочь?

- А никем конкретно. Она человек очень лояльный и меня так воспитывала, чтобы у меня всегда был выбор. Но, к сожалению, окончив школу, я вдруг оказалась на таком перепутье: я не понимала, чего хочу от жизни. Решила (втайне от мамы) поступать в МГИМО. Мне казалось: если поступлю, то она сможет мною гордиться. Я же тогда не понимала, что туда просто так не поступают. Поэтому, конечно, провалилась.

- На кого поступали?

- На дипломата. Кстати, мне кажется, из меня получился бы неплохой дипломат. (Смеется.)

- Все дипломаты - наполовину шпионы. Выполняют секретные миссии, особо не стесняясь в средствах... Вы в курсе?

- Ой, это так интересно! Это такая фантастическая игра... Вот это я люблю! Но тем не менее я счастлива, что не поступила, потому что тогда судьба сложилась бы не так. А я на свою судьбу не обижаюсь.

- Юная Марина Могилевская была романтической натурой?

- Очень закрытая, стеснительная, не уверенная в себе и в благосклонности жизни. При этом страшная максималистка! И вообще я тот возраст, лет до 20, даже и вспоминать-то не особо люблю, потому что мне было гораздо менее комфортно, чем сейчас. Может, сказывалось то, что мы с мамой вдвоем жили, не на кого было опереться. И потом, я училась в школе, где мама преподавала, и это накладывало на меня определенные обязательства. Я не могла ее подвести и поэтому была лишена счастья похулиганить или не выучить урок, то есть не могла многих вещей, которые мне хотелось делать.

- А чего еще хотелось?

- О! Мне казалось, что если бы я каждую неделю ходила на дискотеки, курила, то мне это понравится. Запретный плод - он же самый сладкий! Мне хотелось побольше воли...

- Говорят, вы в Киеве оказались по огромной, все испепеляющей любви...

- Из Москвы я уехала по другой причине. В Киеве вступительные экзамены начинались позже, там жил мой папа, поэтому, чтобы не терять год, поехала туда и поступила в Институт народного хозяйства - на бухгалтера. Подумала: модно, почему бы нет? А уж потом влюбилась и из-за этой большой любви задержалась там на 8 лет. Я вообще человек кардинальных действий. Могу в одну секунду принять решение, которое поменяет всю мою жизнь.

- И много таких поступков было в вашей жизни?

- Да каждый! Я не раздумывая поступаю. Я человек эмоций.

- Словом, если бы не кино, была бы отличная ячейка общества - жена бухгалтер, муж...

- Он был оператор и фотохудожник. Между прочим, от Бога. Так как он меня снимал, больше никто не может. Он по-прежнему живет в Киеве, у него семья.

- Наверное, локти кусает...

- Думаю, нет. Со мной нелегко. Но вспоминает точно... Так что если бы я была бухгалтером, скорее всего, этих восьми лет не было. Но косвенно именно моя учеба поспособствовала счастливому для меня стечению обстоятельств. Я имею в виду кино. Ведь наш институт находился в двух шагах от киностудии имени Довженко - это и развернуло мою судьбу на 180 градусов.

- Расскажите поподробнее: что за кино? Почему выбрали именно вас?

- В картине “Каменная душа” снимался весь цвет украинского кинематографа: Богдан Ступка, Толя Хостикоев, Ада Роговцева, Константин Степанков и многие другие. Режиссеру нужна была юная героиня, наивная и естественная, по его словам, “с большими распахнутыми глазами”. Такую никак не могли найти. А я такой и была в 17 лет - абсолютно открытая к жизни, наивная, с огромными голубыми глазами.

Кстати, этот фильм я вспоминаю с большой любовью: такой сильной драматургии в моей творческой жизни больше не было.

- Валерий Золотухин рассказывал, что, когда впервые увидел себя на экране, первое желание было - сразу уйти из профессии. А у вас какие были ощущения после дебюта?

- Желание “уйти из профессии сразу” у меня появилось гораздо позже.

После первой картины у меня случилась жуткая депрессия - я без кино уже не могла! И понимала, что меня, возможно, больше уже никуда не пригласят! Месяца два не выходила из дому, лежала и смотрела в потолок. Жить не хотелось. И вдруг - новое предложение, второе, третье... Я снялась в фильме “Распад”, про Чернобыль, с Лешей Серебряковым. Потом попала в Театр русской драмы. Так Киев стал этапным городом в моей судьбе.

- Почему же вы решили вернуться в Москву?

- Я обожаю Украину. Но в начале девяностых там началась украинизация, такая откровенная борьба с русскоязычным населением. И для меня, не знающей украинского языка, единственным прибежищем был мой театр, который я обожала. Но для меня этого было мало - мне дико хотелось работать. И конечно, я понимала, что лучше бы мне вернуться в Москву. Терять по большому счету было нечего: личная жизнь к тому времени была разрушена. А Москва - мой родной город. Поэтому, когда мне позвонили и предложили вести программу “Доброе утро, Россия!”, я решила, что это хороший повод вновь изменить жизнь. В пять утра собрала два чемодана, села в свою старенькую “Тойоту” и в жуткий ливень, без щеток отправилась в столицу. На следующий день я уже сидела в прямом эфире с Михаилом Сергеевичем Горбачевым...

- В России в это время кино тоже почти не снимали. Успели почувствовать, что такое “смутные времена”?

- Еще бы! На телевидении я проработала недолго, всего около пяти месяцев, потому что программу закрыли. И я два месяца сидела без работы. Единственное, что у меня было, - это однокомнатная квартира в Москве. Я, конечно, не умирала с голоду - у меня есть мама. Но два месяца не зарабатывала ни копейки. И сидела на хлебе и кефире. И даже не ездила на машине, потому что реально не на что было ее заправить.

- Никто не поверит, что вокруг такой красавицы не было толп мужчин, предлагающих помощь... Причем безвозмездно!

- Вы шутите! Безвозмездно в моей жизни мне никогда никто ничего не предлагал. И потом, мне же не так просто предложить. Посмотрите на меня! Разве я произвожу впечатление женщины, у которой что-то не в порядке?! Со стороны у меня все отлично! И вообще так жизнь складывается, что, кто бы со мной рядом ни был, мне все время приходится самой карабкаться.

- Материальное благосостояние имеет для вас решающее значение?

- Я поняла к своему, скажем так, не юному возрасту, что ощущение счастья вовсе не зависит от количества денег. Помню, мы с моим бывшим мужем (генеральным продюсером канала РТР Александром Акоповым. - Прим. ред.) , уже прожив несколько лет вместе в собственном доме, в благополучии, однажды вместе вспоминали. И оба пришли к выводу, что самое лучшее время было, когда мы теснились в моей малюсенькой однокомнатной квартирке на Нагатинской. В которой, кроме старого шкафа, кровати без ножек (она стояла на книгах - на Пушкине и Лермонтове) и тараканов, хоть шаром покати. И правда - это было лучшее время, хотя некомфортное, казалось бы. Все затмевали сумасшедшая любовь, романтика, ощущение новизны отношений. Главное ведь то, что в душе у человека творится. Только это определяет гармонию жизни. Или не гармонию.

А деньги? Я так устроена: много денег - хорошо, мало - тоже хорошо. У меня не от этого зависит мое самоощущение. Может, потому что, слава богу, есть работа и я не бедствую. Но никогда, ни разу не было, чтобы я пошла работать только из-за денег. Если неинтересно, я ничего не сыграю. Вот как!

- Пяти месяцев ежедневного эфира хватило, чтобы вас стали узнавать на улицах?

- Честно говоря, да. Ведь у меня и кинокарьера пошла благодаря передаче “Доброе утро, Россия!”. В ней меня увидел Михаил Иосифович Туманишвили и пригласил сниматься в картине “Марш Турецкого”. Это был мой первый сериал в Москве. Кто бы мог тогда подумать, что он станет таким популярным!

- То есть можно сказать, что известность вам принес “Марш Турецкого”?

- Началось все с этой картины. Я обожаю Михаила Иосифовича Туманишвили, он интеллигентный, умный, тонкий, один из лучших режиссеров, с которыми мне довелось работать. А Саша Домогаров, Володя Ильин, Борис Невзоров... У нас была потрясающая команда: я уверена, что именно поэтому “Турецкий” бьет все рейтинги. Представляете, сколько ему уже лет?! А он до сих пор идет, люди его любят, смотрят и ждут продолжения.

- По-вашему, узнаваемость - это издержки профессии или ее плюсы?

- Ее неотъемлемая часть. Лично мне - не скрою - очень приятно, когда люди меня узнают, говорят добрые слова, дарят цветы, ждут после спектакля. Другое дело, что узнаваемость не говорит о качестве моей работы и я как взрослый, умный человек это понимаю. Часто не самый лучший сериал приносит популярность. Поэтому мне гораздо приятней, когда меня оценивают по делу - за работы, за которые мне действительно не стыдно. У популярности один большой минус - все время приходится себя контролировать, чего я страшно не люблю. А иногда так хочется самой распоясаться. (Смеется.)

- Вокруг каждого успешного артиста крутятся не совсем адекватные товарищи. То признаются в любви, то вены себе режут... Сталкивались?

- Сталкивалась... Но я даже не хочу об этом говорить, потому что это несчастные люди. Меня восхищает другое. Есть женщина, которая не пропускает ни одного моего спектакля. Она живет в Ногинске, зовут ее Татьяна. Каждый раз она добирается электричкой до Москвы, чтобы до спектакля подарить мне букет цветов и любимые мои конфеты... И вообще относится ко мне, как к дочери. Потрясающе!

- Еще вам приписывали стандартный набор - роман с вашим партнером по “Маршу Турецкого” Александром Домогаровым...

- (Хохочет.) А это не стыдно, это даже красиво. Мы с Сашей, когда это читали, оба так смеялись. И в нашем кругу все знают, что никакого романа у нас не было и быть не может, потому что мы очень дружны.

- Наверняка вас миллион раз об этом спрашивали, но тем не менее. Если честно, тяжело быть красивой актрисой? Шикарная внешность помогает или мешает?

- Спасибо. У меня был период в самом начале, когда моя внешность мне только мешала. Потому что очень часто меня брали как картинку, визуальный типаж - на роли героинь-красавиц, как правило, холодных и бездушных. И мне долго пришлось доказывать, что мое предназначение в другом. Помню, в сериале “Московские окна” я играла деревенскую тетку, широкую душу, хохотушку - образ, настолько далекий от меня самой. Потом многие говорили: зачем это надо Могилевской, у нее имидж роскошной женщины в кино... Словом, мне пришлось тяжко, пока я этот барьер переломила. Но должна сказать, что сейчас настал момент, когда мне опять захотелось играть красивых женщин. Шикарных, ухоженных... Я готова! А уже все в основном мам предлагают.

- Если серьезно, вы себя представляете через энное количество лет?

- Думаю, кардинально не изменюсь. Другое дело, что я не очень представляю, какой будет моя жизнь. И не хочу. Профессия вряд ли изменится. Как и характер - стержень останется тот же самый.

- Вы способны на чудеса ради роли? Поправиться на 10 кило, побриться наголо?

- Наголо пока не предлагали, не было такой необходимости. А все остальное, да, делала, и не раз - это же часть профессии. И стриглась, и красилась в блондинку. На жертвы я способна, если они того стоят.

- Самое тяжелое что было?

- В сериале “Русские амазонки” пусть с инструктором, но я реально управляла самолетом. Сама. Было дико страшно.

- А самые экстремальные съемки помните?

- В 1993 году мы на полгода поехали киевской группой в Ливан, режиссер-грек снимал кино под Бейрутом. В тот момент там сирийские войска вели военные действия, бомбили. И временами вместо команды “Мотор!” мы слышали: “Ложись!” Бросались на землю, а над нами свистели пули. Это, конечно, ужас...

- Валентин Смирнитский назвал вас “приключенческой женщиной”? Интересно, за что?

- Валя говорит: “Она обязательно вляпается в какую-то ситуацию”. И это правда! Я нахожу непредвиденные приключения там, где их в принципе быть не должно. Недавно на гастролях в Прибалтике пошли на экскурсию в замок, который уже давно музей. Люди туда приходят на экскурсию раз в месяц, потому что город малюсенький, туристы не часто приезжают. Что вы думаете? Я пошла в уборную, у меня защелкнулся замок, и я не могла выйти. А замок старинный, стены толстенные, мобильный телефон, естественно, не работает... Кричала - никто не слышит. Наши подумали, что я уехала... Нашли случайно.

Все время какие-то казусы со мною происходят. Сериал “Все красное” по Хмелевской снимали в Амстердаме. Поехали Лена Сафонова, Сережа Жигунов, Таня Кравченко, я... Хмелевская пишет иронические детективы, поэтому у нее все героини такие - полусумасшедшие. И у меня там вид был совершенно нелепый - я в каких-то босоножечках, чулки в горошек, на голове платок с огромной розой. В общем, такая мадам Ку-ку. И нужно было снять кадр, как я захожу в электричку. Пустяковая задача: вошла и вышла. Я зайти-то зашла, а выйти не успела - электричка-то реальная. И вдруг я куда-то еду... Зима, холодно. Ничегошеньки не знаю - как станция называется, ничего. Что делать? Я вышла на следующей остановке и сидела вся продрогшая на улице, ждала, пока они меня искали по всему Амстердаму.

- Хорошо хоть в полицию не забрали.

- Кстати, в таком виде - могли... А во Вьетнаме мы вместе с Игорем Бочкиным снимались в картине “Репортаж”. В перерыве между съемками решили прогуляться по Сайгону. Свернули в первый переулок, потом во второй, в третий. И вдруг поняли, что заблудились. Ужас! Самое смешное, что название отеля не только запомнить, но и выговорить невозможно. И спросить некого - вьетнамцы на английском не говорят. В результате мы бродили шесть часов, пока не уткнулись носом в нашу гостиницу. Хорошо еще, что это был город, а не джунгли...

- Да вы отважная женщина! Интересно, какие должны быть качества у мужчины, чтобы вам голову вскружить?

- Я должна влюбиться.

- А что для этого нужно?

- Это невозможно проанализировать. Потому что, если поставить в ряд главных мужчин моей жизни, то все они... настолько разные. Пожалуй, их объединяет одно качество - целеустремленность. Я очень не люблю пустых, легковесных мужчин. Плывущих по течению и не ставящих перед собой серьезных задач. Я это точно знаю - в пустого мужчину я не влюблюсь.

- Марина Могилевская часто теряет голову?

- Редко. Но если теряю, то прямо теряю... совсем. Я не влюбчивый человек. И у меня вот таких великих ощущений было немного в жизни, но если они были, то до глубины души. Не знаю, хорошо ли это, но у меня это так.

- И глупостей можете натворить?

- Ой, могу, могу. Сейчас уже меньше, а по молодости... У меня метод один был - чуть что, я ухожу. Как правило, все мои отношения были с хождениями туда-сюда. Со скандалами и страстями, битьем посуды. Сейчас я, конечно, уже чуть-чуть успокоилась. Но у меня все романы проходили бурно, надо признать.

- Надеюсь, без летальных исходов?

- Ну слава богу... Нет-нет-нет. Я, конечно, не очень уравновешенна, но не настолько. (Смеется.)

- Какие-то “новые технологии” ухаживания современные мужчины изобрели?

- Я так все жду, когда они что-нибудь изобретут... Редкий мужчина умеет ухаживать. Ведь главное - не в ресторан повести и подарить цветы, в рестораны я и сама хожу, меня этим не удивишь. Главное - что за этим стоит. Я вообще люблю мужчин в любви открытых, свободных. Способных на сумасшествия. Но их так мало. Правда! Сегодня мужчины разучились удивлять и радовать.

- Не так давно вы развелись. Можете сказать: сейчас ваше сердце свободно?

- О личной жизни я теперь говорю коротко: она у меня есть. Замуж я не вышла пока. Может, потому, что пока не очень туда стремлюсь. Что касается будущего, не знаю - посмотрим.

- Вы изумительно выглядите. Есть секрет прекрасной физической формы от Марины Могилевской?

- Секрет один. Если все нормально внутри меня, мне хорошо - я выгляжу прекрасно. Тогда даже плюс-минус три килограмма на мне не заметны. Как только этого нет, мне ни одна косметика не помогает. Сразу глаза не те, все не так, одежда не сидит... Еще много лет я пью натощак свежевыжатые соки из свеклы, моркови, яблок. Обязательно, где бы я ни была. И в течение дня - грейпфрутовый сок. Всем советую.

- Бассейн, фитнес, баня?

- Бассейн - обязательно! Плаваю час - и прихожу в себя. И утром полчаса - гимнастика. Иначе я не просыпаюсь. Встаю, пью свежевыжатый сок, гимнастика. А потом уже начинаю жить.

- Если все плохо, лишние кило, мужчины не те, уже двадцать минут нет интересных предложений от режиссеров... Чем спасаетесь?

- (Смеется.) Ругаюсь. Про себя... Если одна, я могу громко ругаться, долго. Я должна выговориться, а потом обязательно что-нибудь придумываю, чем себя порадовать.

- Что может порадовать?

- Вкусный обед в любимом ресторане. Могу пойти к друзьям пообщаться или в кино просто так. Словом, стараюсь отвлечься всеми способами.

- У вас есть вредные привычки?

- Курю... Но самое печальное, что я от этого недостатка не хочу избавляться. Ну нравится мне это. И я себя оправдываю тем, что если я получаю от этого процесса удовольствие, значит, курение не может быть мне вредно. Я так придумала. Здорово? (Смеется.)

- Ваши хорошие качества?

- Я незлопамятная. Быстро отхожу, быстро прощаю. Причем не потому, что я такая добрая. Мне самой так проще - очень тяжело носить за пазухой камень. Еще очень люблю делать подарки. Люблю помогать - мне доставляет это удовольствие.

- Чего не сможете простить никогда?

- Прощу все. Но никогда не буду рядом с человеком, который меня предал.

- На что времени хватает кроме театра и кино?

- Хватает времени жить. Я отношусь к такому типу людей - я не могу просто отдыхать. Даже мои друзья приезжают ко мне на дачу и смеются: “Ты можешь просто посидеть пять минут?” Не могу! Мне нужно все время, чтобы руки были заняты, а мозги свободны для размышлений. Я стараюсь не тратить времени зря!.. У меня спокойные увлечения. Люблю лепить из глины кувшины и чашечки, вязать, что-то из кружев придумывать, делать рамочки для фотографий. Все-таки профессия у меня очень зависимая, и иногда хочется делать что-то, результат чего зависит только от тебя.

- И последний вопрос. Что сегодня для вас на первом месте? Работа, личная жизнь?..

- Внутренняя гармония. Чтобы не разрывали противоречия, не мучили сомнения, неудовлетворенность несбывшимся... Главное - чтобы мне было хорошо с собой, потому что, если нет этого ощущения, все остальное становится не важным.

Андрей Колобаев


Просмотров: 1189
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.