Сегодня 28 марта 2017 г., вторник, 22:50USD 56.93 -0.0869EUR 61.81 -0.1513
Статьи газеты «Мир новостей»

Без бумажки - не ветеран

16 мая 2013
hits 1926
Без бумажки - не ветеран

Санитарка из окопов Сталинграда, много раз раненная, и постоянная читательница нашей газеты Валентина Алексеевна Мордвинцева много лет не может подтвердить свой ветеранский статус.

Уважаемые читатели! Если кто-нибудь из ваших родственников и знакомых был летом-осенью 1942 года в Сталинграде и помнит медсестру Валю из медсанбата 685-го полка 193-й дивизии 62-й армии (командир - Гершкович Марк Симонович), пожалуйста, позвоните в редакцию.





Когда началась война, Вале Ярцевой (Мордвинцев - фамилия мужа) только-только исполнилось 15. Она как раз окончила с отличием саратовскую школу-семилетку и пошла в энергомеханический техникум на связиста. Доучиться не пришлось: через год ее и других студентов отправили в район станции Калач на Дону сначала копать противотанковые рвы, а потом работать на строительстве укреплений по специальности - связистом. В один прекрасный день связь с Калачом пропала.

- Никто не мог понять, в чем дело, пока в воздухе не загудели вражеские самолеты, а потом мы узнали, что немцы захватили станцию Калач, - вспоминает Валентина Алексеевна. - Все ударились в панику: до леса далеко, вокруг нас голая степь, одни кусты да овраги. Все, кто мог держать оружие, присоединились к войскам. Остальным был отдан приказ отступать на восток к Сталинграду. В техникуме Валю научили оказывать первую помощь. Так что для девушки нашлась работа в полевом госпитале.

- С утра на карте нам показывали точку сбора на берегу, к которой мы на волокушах тащили найденных раненых, - рассказывает санитарка. - Оттуда по радиосвязи передавали свои данные и переправляли на другой берег: летом - на катерах, зимой - по льду.

Валентину бойцы меж собой звали Пигалицей. Валентина Алексеевна и сейчас такая - миниатюрная, но боевая. А тогда, в 16 лет, эта хрупкая девчонка выволакивала из-под огня здоровенных мужиков. Кто-то из бойцов даже дописал в ее честь популярную в то время частушку:

Валенька, Валенька,
Чуть повыше валенка,
Если Валя приползет,
Значит, помощь принесет
Валенька, Валенька,
Маленька-удаленька.


Так продолжалось до декабря 1942 года, когда прямо по середине реки Валя угодила под обстрел. Выжить удалось чудом: несколько осколков попало в ногу, один в шею прямо рядом с аортой, лопнула барабанная перепонка.

- Я пришла в себя в чьей-то избе на небрежно кинутом на пол полушубке и абсолютно голой. Смутилась, конечно, - вспоминает Валентина Алексеевна. - Один из мужиков растирал мне ноги, другой бил по щекам. До сих пор помню, сказал: «Ой, открыла глазки». Рану на шее мне тогда зажали, крепко прибинтовали голову к плечу и строго-настрого запретили шевелиться. Затем надели рубашку, кальсоны, завернули в одеяло и полушубок.
Многие выжившие на войне обязаны этим хрупким девчонкам из медсанбатов


Девушку выходили в полевом госпитале города Николаевска. Там на койке ей пришлось провести почти два месяца. А в феврале Валентина вернулась в Саратов. Тут впервые и начались неурядицы с документами, продолжающиеся до сих пор. Ведь в Сталинград Валя попала с одним комсомольским билетом на руках, но и тот утонул в Волге.

- Я решила попробовать восстановить документы по метрике рождения, хранившейся у бабушки, - объясняет Валентина Алексеевна. - Тогда еще забинтованная вся ходила, хромала сильно. Пришла, рассказала про все свои приключения: как из-под станции Калач бежала, как в Сталинграде служила, как чуть не утонула. На что мне ответили: «Данных в военкомате о вас нет, ничем помочь не можем». Еще бы они там были! Я когда служить пошла, мне 15 лет было. А призывными только с 16 становились, когда паспорт выдавали. Но мне опять повезло: как раз в тот момент вышел какой-то полковник, выслушал меня и дал распоряжение оформлять. Пожалел меня, видимо.

Еще не вполне оправившись от ран, Валя пошла на авиационный завод вахтером. В архивах завода ее документы хранились до горбачевской перестройки. Но вскоре завод закрылся, подвал с документами затопило. На руках Валентины Алексеевны к тому времени ничего не осталось: все нужные бумажки сгорели еще в 1950 году вместе с домом ее мамы на Украине.

Бывшая санитарка за ветеранскими льготами никогда не гонялась, справлялась и без них. Но с годами человек здоровее не становится, да и цены на все растут с ужасающей быстротой. В конце 90-х она все-таки решила подтвердить свой статус. Тут-то и выяснилось, что ни в военном комиссариате Северо-Западного округа Москвы, ни в Центральном архиве Минобороны упоминаний о санитарке Вале Ярцевой нет. Последний отрицательный ответ пришел два года назад.

Казалось бы, концов уже не найдешь. Но волею судьбы пару лет назад Валентина Алексеевна отыскала одну из свидетельниц своей сталинградской службы. Случайно увидела в газете фотографию Марии Михайловны Рохлиной, а тогда, 70 лет назад, санитарки Маши Ковыль. Узнала телефон, позвонила.

- Мы все были уверены, что она умерла, - рассказывает «Миру новостей» Мария Михайловна. - Виделись мы с Валенькой всего один раз - вместе перетаскивали раненых по льду. А вот запомнилось на всю жизнь. Подняв трубку, я не поняла сначала, кто мне звонит: имени не помнила, голос тем более изменился за столько лет. А потом она мне песенку-частушку спела, которую про нее раненые солдаты сочинили, тут я и вспомнила. И говорю: «Валюш, а мы ж тебе за упокой выпили...»

Если сейчас удастся найти еще одного бывшего сослуживца, Валентина Алексеевна надеется подтвердить свой ветеранский статус и оформить все документы.

Анастасия Ховрина
"Мир новостей"


Просмотров: 1926
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.