Сегодня 24 марта 2017 г., пятница, 07:19USD 57.52 -0.1132EUR 62.09 -0.1740
Статьи газеты «Мир новостей»

Африканская трагедия русских казаков

16 мая 2013
hits 1110
Африканская трагедия русских казаков

Эту позорную страницу из своей истории постарались вычеркнуть и Франция, и Россия. Одни в ней отличились жестокостью, другие - трусостью... Казачий атаман Николай Ашинов с соратниками в конце позапрошлого века попытался создать в Абиссинии русское поселение. И как только это ему удалось, французская эскадра с молчаливого согласия русского царя расстреляла из корабельных орудий мирных поселенцев.

КАЗАЧЬЯ СТАНИЦА НОВАЯ МОСКВА В АФРИКЕ

В конце 1885 года начался африканский поход казачьего атамана Николая Ивановича Ашинова со товарищи. Некий корреспондент, «случайно оказавшийся» в столице провинции, городе Асмара, описал торжественную встречу ашиновцев, которую устроил местный вождь рас Аллула. Эфиопское войско из пяти тысяч стрелков салютовало оглушительным залпом. Наконец появились русские гости: «Впереди ехал молодой казак на вороной лошади, неся русскую хоругвь, с правой стороны другой казак вез образ Спасителя в роскошно отделанной золотом с камнями ризе. Остальные казаки верхом на добрых лошадях окружали своего атамана. У всех на лицах был изображен воинственный восторг и самодовольствие. Все гордо и осанисто сидели, подбоченясь, на лошадях. Сам атаман молодцевато сидел на арабском коне и братски раскланивался с отдающими ему честь абиссинцами». Были преподнесены многочисленные подарки: «образа в золотых ризах с камнями и без риз хорошей живописи, парчовая с серебром и золотом одежда, дорогое оружие, отделанное золотом. Кроме того, масса разных образов и множество картин, чему были рады до восторга вице-царь рас Аллула, вся его свита и весь народ».

Оставив шесть русских временных лагерей на побережье Таджуры, Ашинов вернулся в Россию в сопровождении двух эфиопских священников, которые приехали для участия в праздновании 900-летия крещения Руси. И сразу же начал активную подготовку к основной экспедиции. 24 марта 1888 года пароход «Кострома» с колонистами на борту отплыл из Одессы. А уже в самом начале 1889 года 150 русских колонистов (казаков, кавказских горцев, бродяг, беглых гимназистов и членов духовной миссии) высадились на берегу Таджурского залива Красного моря - недалеко от современной Джибути.

Местный племенной вождь Магомет-Лейта с радушием принял русских и охотно сговорился с ними. Для размещения казаков и создания ими своего поселения Лейта отвел заброшенную лет тридцать назад крепость Сагалло.

Вскоре состоялось торжественное новоселье: архимандрит Паисий отслужил литургию, затем благодарственное молебствие, провозгласив многие лета императору и Ашинову. Затем атаман поднялся на стену, водрузил российский флаг и произнес:

«Отныне эта земля на пятьдесят верст вширь и на сто верст вглубь - наша русская земля!» Новую колонию Ашинов назвал Новой Москвой.

Зеленели молоденькие сады с посаженными апельсиновыми и лимонными деревьями, вишней и черешней, возделанными виноградниками в количестве 15 тысяч черенков - все усилиями колонистов из привезенных саженцев. Ухоженные огороды с помидорами, капустой, арбузами, дынями поражали взгляд своей высокой урожайностью. В близлежащих лесах, кишащих антилопами, кабанами, фазанами, охотники-осетины добывали мясо дичи. Другие ловили в заливе рыбу, которой оказалось здесь страшное изобилие.

Рядом с крепостью построены жилища, плотницкая и кузнечная мастерские. Во дворе крепости вырыт колодец, хлопочут пекарня и кухня, обустроена казарма для семейных с белобрысой ребятней. Вовсю орудуют оружейная, слесарная и столярная мастерские. В построенной церкви каждое утро и вечер отправляется богослужение по монастырскому уставу, а в один из праздников освящено знамя, подаренное городом Москвою. На плацу проводит строевые занятия капитан Нестеров. Иеромонах Антонин ведет общее хозяйство миссии, он же и казначей. Иеродьякон Ювеналий, что из Новочеркасского архиерейского дома, занимается просветительско-духовными беседами. А супруга Ашинова, Софья Ивановна, наладила обучение местных детишек.

Экспедиция Ашинова наделала много шума в дипломатических кругах. Первым потребовал объяснений итальянский посол. Его заверили, что вояж Ашинова - дело частное и государство не имеет к нему никакого отношения. Из Парижа в Санкт-Петербург полетели телеграммы с протестами французского правительства. Александр III был взбешен и прямо на одной из них начертал: «Непременно надо скорее убрать этого скота Ашинова оттуда, и мне кажется, что и духовная миссия Паисия так плохо составлена и из таких личностей, что нежелательно его слишком поддерживать; он только компрометирует нас, и стыдно будет нам за его деятельность». Французскому правительству было обещано, что Россия пошлет военный корабль для эвакуации незаконных поселенцев. Но при этом сообщалось, что для этого потребуется неопределенное время. Это означало, что Россия признает за Францией право решить вопрос немедленно. 5 февраля французская эскадра в составе крейсера и трех канонерок выстроилась в боевой порядок напротив крепости Сагалло. Последовал ультиматум - немедленно освободить крепость, так как она принадлежит Франции. Ашинов отвечал, что владеет крепостью и этими землями по праву, на основании договора с местным вождем. «Союзники» начали стрелять из корабельных орудий...

Один снаряд угодил прямо в казарму. Часть крыши обрушилась как раз над помещением для семейных и погребла под собой двух женщин и трех детей. Корабельная артиллерия методично разрушала крепость. Началась паника. Одного из ашиновцев на глазах у всех разорвало на куски. Было много раненых. Повсюду слышались крики ужаса, стоны раненых, плач женщин и детей, молитвы монахов. Наконец атаман приказал поднять белый флаг. Кто-то снял исподнюю рубаху и начал ею размахивать. Обстрел прекратился. За пятнадцать минут было убито шестеро и ранено двадцать два человека. Погибли две женщины (одна была на сносях), трое малолетних детей и только один мужчина.

Весть о случившемся дос­тигла России уже 8 февраля. Однако царь не захотел обострять отношения с Францией и повелел сделать официальное сообщение: «Императорское правительство полагает, что не представляется основания возлагать на французские власти в Обоке ответственность за происшедшее в Сагалло кровопролитие и что ответственность за это должна всецело пасть на Николая Ашинова, решившегося нарушить спокойствие в пределах территории, подведомственной державе, находящейся в дружественных отношениях с Россией...»
Первый русский колонизатор Африки атаман Ашинов


АВАНТЮРИСТ ИЛИ ПАТРИОТ?

Россия во второй половине XIX века начала активное освоение своих восточных районов, тихоокеанского побережья, а морской путь от Одессы до Владивостока с открытием в 60-х годах Суэцкого канала пролегал через Красное море, как раз мимо абиссинских (эфиопских) и сомалийских берегов. Эфиопия вызывала у русских людей особую симпатию. Это была страна древнейшей христианской религии, близкой к православию, многие русские считали эфиопов единоверцами. Эфиопия единственная на континенте сумела отстоять свою независимость в постоянной борьбе с враждебными соседями и европейскими колонизаторами и была заинтересована в союзе с Россией - она могла, прежде всего, предоставить Эфиопии современное вооружение и военных советников. Россия тоже могла извлечь пользу от союзнических отношений: иметь плацдарм в Африке, умерить экспансию главного внешнеполитического противника - Англии - и основать порт на побережье Индийского океана с угольным складом для русских пароходов, плывущих через Суэцкий канал и Красное море дальше, на Восток, вплоть до российского Дальнего Востока и обратно.

Эта идея давно будоражила умы правительственных чиновников России. Председатель совета министров Российской империи Сергей Витте писал об этом так: «Мы очень желали объявить Абиссинию под своим покровительством, а при удобном случае ее и скушать». Морской министр И.А. Шестаков считал, что закрепление русских в районе Африканского Рога может быть очень полезно для флота.

Когда Ашинов делал последние приготовления к своей колониальной экспедиции 1888 года, стало ясно, что он намерен получить с помощью французов современное вооружение для Эфиопии в количествах, до сих пор невиданных в Северо-Восточной Африке. Известно, что на пароход Добровольного флота «Корнилов», отправлявшийся в плавание с экспедицией Ашинова, с арсеналов Николаева было доставлено большое количество винтовок и боеприпасов. А арсенал - это не частная лавочка, в которой покупателем может быть каждый, у кого есть деньги. С арсеналов оружие выдавалось только по указаниям высокопоставленных государственных лиц. Кроме того, командир парохода лейтенант Ивановский получил от адмирала Шестакова секретный приказ. Ему надлежало высадить колонистов, а самому искать на побережье подходящую бухту для организации там морской базы. В приказе особо подчеркивалось, что это место не должно принадлежать ни одному европейскому государству.

Все это позволяет с большой уверенностью утверждать, что миссия Николая Ашинова была одобрена на самом верху, профинансирована и обеспечена оружием и припасами. И только малодушие Александра III и его окружения не позволило русским закрепиться на африканском континенте.

Но по проторенной Ашиновым тропе в Абиссинию последуют другие русские священнослужители и руководители экспедиций, геологи и золотоискатели. Сюда прибудут Российский Красный Крест, врачи и военные инструктора, первая наша дипломатическая миссия под руководством дипломата из донских казаков Власова с конвоем казаков под командой есаула П. Краснова, будущего белого атамана и автора книг «Казаки в Абиссинии» и «Любовь абиссинки».

А началось все с африканского похода атамана Николая Ивановича Ашинова.

Александр Мельниченко
"Мир новостей"


Просмотров: 1110
Поделиться
Следующая новость Король русского фарфора


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.