Сегодня 23 января 2017 г., понедельник, 23:49USD 59.50 -0.1663EUR 63.94 +0.2152
Статьи газеты «Мир новостей»

Король русского фарфора

16 мая 2013
hits 1463
Король русского фарфора

Все знают, что кузнецовский фарфор - антиквариат, представленный в экспозициях музеев и в частных коллекциях. Но мало кому известно, что еще недавно посуда, произведенная на заводах М.С. Кузнецова, была практически в каждом доме.

Все началось в 1810 году, когда родоначальник династии Яков Кузнецов открыл в городке Гжель небольшую фаб-рику по производству фаянсовых и фарфоровых изделий. Легенда гласит, что держал Яков Васильевич кузницу (отсюда и Кузнецов) и занимался по мелочи торговлишкой, да как-то попался ему загулявший купец, и не выдержал Яков Васильевич, взял грех на душу - убил и ограбил. А на добытые столь неправедным путем деньги семейство начало строить фарфоровый завод на знаменитых гжельских глинах. Были и другие слухи: якобы процветание фабрики было связано с тем, что Яков Кузнецов изготавливал фальшивые деньги, а также подделывал древние этрусские вазы. Никаких подтверждений этому нет.

В 1832 году сын - Терентий Яковлевич - расширил дело отца, построив еще один завод - в селе Дулево Владимирской губернии. А заодно купил фарфоровое производство в соседнем селе Сафроново, причем дело поставил на широкую ногу, выделив живописную мастерскую, сортировочный цех и склад. Позже бразды правления принял сын Терентия Сидор, который ко всему прочему основал фарфоровый завод в Риге и уже в 15-летнем возрасте привлек сына Матвея к работе на рижском семейном предприятии.

В 1864-м 18-летний Матвей становится единоличным владельцем всех заводов семьи Кузнецовых. Он не просто продолжил дело своих отца и деда, а вывел его на качественно новый уровень: значительно увеличил мощности заводов, приобрел новые, расширил ассортимент, рынки сбыта, успешно конкурировал с лучшими производителями Европы и Востока. В результате чего создал империю русского фарфора - огромную монополию собственного имени.

ТОП-МЕНЕДЖЕР

Матвей Сидорович сочетал в себе черты рачительного хозяина и высококвалифицированного технолога, талантливого маркетолога и пиар-менеджера, новатора производства и заботливого отца для своих рабочих. Он всегда четко разрабатывал стратегию продвижения товара на рынок, твердо знал, на какого покупателя ориентирован тот или иной товар, умел установить цену, которая не казалась слишком высокой или слишком низкой.

Так, он изготавливал и поставлял в многочисленные трактиры и рестораны так называемые агашки - недорогую и добротную фарфоровую посуду, которая ничем не уступала гончарным изделиям, но была не в пример изящнее и прочнее. «Агашками» эти тарелки и чашки именовались потому, что яркие розы на них были нанесены не кистью, а пальцем, причем особенно славились рисунки какой-то Агафьи. Широкое использование фарфоровой и фаянсовой посуды в трактирах и ресторанах привело к тому, что народ проникся к этой посуде доверием и принялся закупать ее для дома, тем более что Матвей Кузнецов декорировал фарфор на любой вкус.

Когда растущему сословию предпринимателей захотелось иметь утварь как у аристократов, но подешевле, кузнецовскую продукцию стали стилизовать под западноевропейский фарфор. А чтобы удовлетворить спрос на чашки и тарелки, кричащие о богатстве их владельца, начали покрывать посуду изнутри золотом сплошь или наполовину. Она получила название «золотое нутро или полунутро».

Основных покупателей кузнецовской продукции - крестьян - привлекал товар дешевый и неяркий, посуда с фольклорным орнаментом, а горожан - средняя цена посуды, по росписи похожей на дорогую «дворянскую». Матвей Кузнецов ориентировался на средний класс - самого массового покупателя, работа с которым приносила максимальные прибыли не за счет огромной торговой наценки, а за счет гигантских оборотов. И в результате добился того, что практически в каждой российской семье были изделия кузнецовских заводов.

Фарфор Матвея Сидоровича вытеснил из Турции и Персии западноевропейские марки - Европа не смогла конкурировать с оборотистым россиянином.
Дом Кузнецова на Мясницкой. Теперь это Дом фарфора «Гледис»


Но наряду с серийными изделиями он выпускал и высокохудожественную - и потому дорогую - посуду. Для выставок или особых случаев на заводах Кузнецова изготавливался штучный товар, который производил впечатление даже на царствующих особ. Например, в 1891 году на Среднеазиатской выставке в Москве императрица Мария Федоровна приобрела два кузнецовских чайника с портретами персидского шаха. В итоге в новый век Кузнецов вступил в качестве самого маститого производителя фарфорофаянсовых изделий в России. Все самые выгодные заказы предлагались прежде всего ему. И именно кузнецовские кружки с императорскими гербами должны были раздавать народу на Ходынском поле во время коронационных торжеств 1896 года.

Роспись на посуде и предметах интерьера, изготовленных на заводах Кузнецова, довольно узнаваема. Обычно это крупные рисунки или небольшие цветочки - стиль, который иногда называли трактирным за его броскость, яркость, напоминающую декоративные игрушки. И все-таки особенно ценились эти изделия за уникальные качества фарфора. Ходили даже слухи, что кузнецовская посуда может распознавать яд, - впрочем, не исключено, что источником их был сам хозяин.

Загадкой долгое время оставалась и надежность фарфора, который по крепости не уступал керамике, при этом был намного изящнее и отличался необыкновенной белизной. Этот секрет был раскрыт лишь в 1969 году, когда в подвалах предприятий обнаружили керамический состав. Оказалось, что перед обжигом его долго хранили при особом режиме температуры и влажности, в результате чего глина становилась очень пластичной. Кроме того, в производстве использовали лишь торф, собранный до двадцатого июля, - в противном случае он мог не успеть дойти до нужных «кондиций».

МЕЦЕНАТ

Безусловно, М.С. Кузнецов был достаточно состоятельным человеком. Но в отличие от наших сегодняшних предпринимателей он охотно делился заработанным. Круг его благотворительности был весьма широк: Матвей Сидорович в 1880 году был избран членом Общества попечения о раненых и больных воинах, в 1881 году - московских детских приютов Ведомства императрицы Марии.

В 1883 году М.С. Кузнецов получил высочайшую благодарность через Комитет общества трудолюбия в Москве «за устройство и содержание бесплатных народных столовых для отпуска обедов беднейшим жителям Москвы». А в 1888 году отмечен Министерством народного просвещения «за пожертвования на пользу дела народного образования». В октябре 1901 года М.С. Кузнецовым была учреждена касса взаимного вспоможения на случай смерти и болезни служащих и рабочих Товарищества М.С. Кузнецова, участниками которой могли быть все рабочие и служащие «без различия звания, вероисповедания, национальности и занятий».

Известный исследователь русской благотворительности Д.И. Шишмарев писал в 1880-1890-х годах: «...рабочих на всех заводах Кузнецова до 5000 человек при заработке от 8 до 45 рублей (заработок исключительно сдельный). На разных заводах, в силу местных условий, рабочие помещаются или в хозяйских, прекрасно обставленных помещениях, или же в собственных домах, поставленных некоторыми на хозяйской земле. Для удобства рабочих при фабриках имеются церкви, школы, больницы, родильные приюты и магазины с продажею жизненных припасов и вообще всего необходимого для рабочего по ценам, утвержденным фабричными инспекторами».

Рядом с жильем были хлебопекарня и харчевая лавка. Вот, к примеру, ассортимент товаров в харчевой лавке при дулевском заводе в 1910 году. Имелись в наличии: булки, вермишель, говядина (1377 пудов на 5948 руб.), горох, грибы сушеные, дрожжи, икра красная (15 пудов по 6 руб. 20 коп. за пуд), крупа гречневая, капуста, колбаса вареная и копченая, кофе, какао, лимоны, мука, масло, мед, миндаль, овес, овощи, рыба соленая и свежая, свинина, соль, сельди, судак соленый, сельтерская вода, табак, уксус, хлеб, чай, ведра, кухонная посуда, лапти, свечи и т.д. Закупку продуктов делали оптом, поэтому покупателям они обходились дешевле. Все необходимое рабочие могли купить в своем поселке. Это было удобно, если учесть протяженность рабочего дня - 13-14 часов. Только одного вида товаров никогда не было в лавках кузнецовских заводов - спиртных напитков. На них был введен полный запрет.

Еще одной из забот Матвея Сидоровича были вопросы здравоохранения на предприятиях, где весьма успешно рабочих лечили квалифицированные доктора. М.С. Кузнецов купил комнаты в новых санаториях Ессентуков, туда из Дулева и с других кузнецовских заводов приезжали на лечение служащие, педагоги заводских школ. Больных туберкулезом рабочих по направлению врачей посылали в первый в России земский туберкулезный санаторий для рабочих и крестьян в деревне Коняшино в соседнем Бронницком уезде.

В Строгановском Императорском училище были назначены стипендии из специального фонда Товарищества. Кузнецов содержал при заводах народные театры, где в пьесах сам играл те или иные роли. И даже после смерти Матвея Сидоровича в мире продолжала действовать его воля. На собранные среди служащих и рабочих пожертвования по высочайшему соизволению в Коммерческом институте была учреждена стипендия «Имени Коммерции Советника М.С. Кузнецова». Стипендия предназначалась для служащих и их детей.

Духовная зрелость народа заключается в способности помнить добро, чтить великих людей, принесших славу своей земле, своей родине, своему народу. Это в полной мере относится к Матвею Сидоровичу Кузнецову - основателю русской фарфорофаянсовой промышленности.

Александр Мельниченко
"Мир новостей"


Просмотров: 1463
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.