Сегодня 24 января 2017 г., вторник, 14:18USD 59.21 -0.2866EUR 63.62 -0.3199
Статьи газеты «Мир новостей»

Персидские мотивы гибели Есенина

16 мая 2013
hits 1936
Персидские мотивы гибели Есенина

Баку. 1924 г.


Окончание. Начало в № 24(963).

Гилянская Советская республика просуществовала недолго - с июня 1920-го по сентябрь 1921 года. Уже осенью 1920-го стало ясно, что миссия провалилась. «Скороспелое проведение некоторых якобы «коммунистических» мер, сведшееся в конце концов к простому грабежу, - признавался в сентябре президиум бакинского филиала Коминтерна, - восстановило против нас персидское население, укрепило политику шахского правительства и положение англичан, бросив в объятия последних все политические партии - включительно до демократов, всегда бывших ярыми англофобами».

Вместо улыбок и цветов, которыми одаривали наших бойцов персы при вхождении войск, получали пули в спину, когда уходили. Страничка истории получилась не величественной, а позорной.

Но для Сергея Есенина этот поход был дверью в другой мир - мир других запахов, чувств, отношений, этики и морали. И все это он гениально отобразил в своих «Персидских мотивах», явно по свежим впечатлениям - еще в Персии. Однако во всех изданиях его книг эти стихотворения датированы 1924-1925 годами. Как же так? Мог ли поэт так долго хранить в себе массу ярчайших впечатлений, ни разу не отобразив их в стихах?

ПОД ГНЕТОМ ГОСТАЙНЫ

Это совершенно не в его стиле. Сергей Есенин никогда не был альтруистом. Он любил жизнь, причем красивую и даже шикарную. Для этого нужны деньги. Источником доходов было его творчество, его стихи. Каждое свое произведение он незамедлительно нес в редакции, добивался их издания как можно быстрее, оговаривал гонорары, требовал и настаивал. Вот воспоминания В.А. Мануйлова: «В те дни почти в каждом номере «Бакинского рабочего» печатались новые стихи поэта. Есенин остался диктовать машинистке свои стихи, а я ушел, договорившись встретиться на следующий день, чтобы пойти гулять. На другой день мы снова встретились в редакции. Когда я пришел, Есенин был уже там. Кажется, тогда же произошел при мне занятный разговор Есенина о гонораре в «Бакинском рабочем». Есенин долго доказывал, что стихи его очень хорошие, что теперь так никто не пишет, а Пушкин умер давно. «Если Маяковскому за Моссельпром монету гонят, неужели мне по рублю за строчку не дадите?» Редакция сдалась. Выходило в общей сложности немало, так как в каждом номере печаталось по два-три больших стихотворения».

Из чего следует, что Есенин мог на такой длительный срок задержать издание своих восточных стихов только в одном-единственном случае: он имел серьезные обязательства по сохранению тайны своего пребывания в Персии, особенно когда миссия экспорта революции не удалась и воспевать ее было бы неуместно. В конце концов, не каждому поэту позволено участвовать в секретной военной операции. Очень похоже на то, что ему посоветовали на время забыть о Персии.

Итак, Сергей Есенин - лирический поэт и певец земли Русской, гуляка и хулиган - попадает в ограниченный круг лиц партийной, государственной, военной и чекистской элиты, которые посвящены в государственную тайну. За умение держать язык за зубами он, как показывают дальнейшие события, получает карт-бланш на любые свои действия и выходки.

НЕПРИКАСАЕМЫЙ?

С 1920 года, сразу после возвращения из Персии, начинается его «затяжной прыжок» к петле в гостинице «Англетер». Он с надрывом гуляет, скандалит и буянит, нарывается на неприятности и копит гору возбужденных уголовных дел. Почему бы и нет? Ведь ему все позволено! И действительно, уголовные дела тормозятся, а приводы в милицию ничем не заканчиваются. Есенина 10 раз доставляли в милицию для «вытрезвления». Поэт Ходасевич, близко знавший Есенина, вспоминает: «Относительно же Есенина был отдан в 1924 году приказ по милиции - доставлять в участок для вытрезвления и отпускать, не давая делу дальнейшего хода».

Тот же Ходасевич приводит один показательный случай. Как всегда, Есенин стремился поразить окружающих дам... Кивая на Блюмкина, Есенин предложил экзальтированной даме: «А хотите поглядеть, как расстреливают в ЧК? Я это вам через Блюмкина в одну минуту устрою».

А потому ему разрешаются выезды за границу - в Европу и даже в Америку. Вы представляете, кому разрешалось тогда выезжать и сколько важных бумажек на это нужно было получить? Каждый гражданин Страны Советов за рубежом должен был, говоря образно, представлять собой «парадную витрину» своего государства. Из Есенина «витрина» получалась очень своеобразная - со сломанной мебелью и разбитыми зеркалами. Но это было такой малостью по сравнению с тем, о чем ему приходилось молчать. Правда, под постоянным и неослабевающим присмотром чекистских соглядатаев.

Совершенно неслучайно все чаще рядом с поэтом оказывается Яков Блюмкин, далеко не последний человек в ЧК, участник многих рисковых операций и провокаций. Эта близость в 1924 году едва не привела к катастрофе. Оба находились на отдыхе в Баку, где Блюмкин приревновал Есенина к своей жене. Ссора была грандиозная, Блюмкин был в ярости, потому не просто угрожал Есенину пистолетом, а приставлял его к голове поэта и гонялся за ним едва ли не по всему городу. Есенин был смертельно напуган, срочно уехал к знакомым в Тифлис и попросил достать ему пистолет. Вскоре для него раздобыли наган, с которым он не расставался до самых последних дней.

Жизнь продолжалась, загулы становились все более бесшабашными, выходы из них - все более продолжительными. А кому же после изрядного количества выпитого не захочется похвастаться подвигами или хотя бы сопричастностью к ним? В последний год жизни Есенину контролировать себя было все труднее. И вот уже великий Качалов вспоминает о встрече с Сергеем Есениным и о том, что в разговоре тот поминал поездку в Персию.

МЕСТЬ ВЛАСТЕЙ
Яков Блюмкин


О каждой такой проговорке сразу становилось известно тем, кому положено. И они могли расценивать это не просто как пьяный треп, а как посягательство на идеологию строительства социалистического государства, на основы! Такое не прощалось никому. И совсем неудивительно, что многие исследователи связывают с гибелью Есенина одиозную личность - Якова Блюмкина. Так уж случилось, что в этой трагедии заинтересованы были и большевистское руководство, и лично Блюмкин, ревнивый муж.

С 1926 года произведения Есенина были запрещены к изданию, хотя они не несли никакой идеологической или политической нагрузки. Значит, запрещалось не его творчество, а он сам. Это было местью власть имущих за предательство интересов революции, как их понимали идеологи нового режима.

После смерти поэта началась борьба с «есенинщиной» - со всеми теми, кто, по выражению Троцкого, был «несроден» новой власти. Поэт как будто предвидел все это:

Вот так страна! Какого ж я рожна
Кричал, что я с народом дружен?
Моя поэзия здесь больше не нужна,
Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.


Писатель и литературовед Иванов-Разумник в письме Михаилу Пришвину от 14 января 1926 года высказался горько и пророчески:

«Смерть Сережи Есенина выбила совсем из колеи... И теперь не могу опомниться - и все вспоминаю тихого голубоглазого мальчика с детской улыбкой, что ни день приходившего ко мне десять лет назад читать свои стихи. В 1917, в 1918 году он горел, с 1919 - сгорал, жег жизнь с двух концов, и конечно от того, что был не хуже, а лучше нас. Травили его все, кому не лень, а вот теперь провозгласили последним национальным поэтом, улицу в Москве называют его именем. Очень все это ему нужно!»

Ему не нужно. Нужно нам.

Александр Мельниченко
"Мир новостей"


Просмотров: 1936
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.