Сегодня 23 мая 2017 г., вторник, 06:12USD 56.49 -0.6614EUR 63.17 -0.4766
Статьи газеты «Мир новостей»

Золотое руно в России никому не нужно

16 мая 2013
hits 879
Золотое руно в России никому не нужно

Молодой фермер в одиночку пытается возродить гордость России - исчезающую романовскую овцу.

- Надо прежде всего учить человека быть хозяином. Не каждый тракторист может стать фермером. Да и фермер - это не профессия, а образ жизни. У нас, к сожалению, таких целенаправленных программ на сегодня нет. А это уже 50 процентов риска, что дело не пойдет. В Америке сначала человека учат. Потом он года три работает в действующем хозяйстве, набирается опыта. И с помощью специалистов создает проект своего будущего хозяйства. Выстраивает его вначале на бумаге. Затем под этот проект берет кредит лет на пятьдесят. И спокойно работает. А потом берет кредит его сын, закрывает папин, если тот не успел его закрыть, и продолжает дело. У нас же хотят все и сразу. Великое заблуждение, что мы думаем о селе, есть даже посвященный ему национальный проект. Вогнать всю страну в долг - это не национальный проект. Поголовье-то падает, фермы разоряются....

Так оценивает ситуацию в сельском хозяйстве председатель сельхозкооператива “Сить” Александр Козин.

Александр стал фермером в восемнадцать лет. Сюда, в Брейтовский район Ярославской области, он приехал с отцом, Евгением Петровичем, в 1990 году. На пустое место - на берега Рыбинского водохранилища, в устье реки Сить, но не с пустыми руками. С собой из Подмосковья, где отец тоже занимался бизнесом, привезли четыре трактора, КамАЗ, УАЗ, 80 овцематок элитной романовской породы. Взяв кредиты, купили землю, навесное оборудование, подкупили скот. В 1995-м у них был уже полный набор техники и 300 голов овец. Занимались племенным и мясным овцеводством.

А потом все рухнуло. Элитное стадо, которое формировалось годами, отец с сыном продали на мясо. Дошла очередь и до продажи техники. Надо было любой ценой сохранить землю. Чтобы чем-то жить, занялись лесным бизнесом. Купили две пилорамы, цех по переработке древесины, начали делать все, что было востребовано на строительном рынке.

Второй раз заняться племенным овцеводством Александру помог случай. В ту пору во всем Брейтовском районе “романовки” оставались лишь у селекционера-любителя Павла Морозова. У того была идея, увеличив поголовье, рассредоточить его по частным подворьям и, создав кооператив, развернуться широко. Но мечты разбились о суровую действительность. К 2003 году из ста овцематок у него осталось около тридцати, но и это стадо требовало серьезного “ремонта”. Вот он и попросил Александра помочь в этом. А потом и вовсе предложил купить у него овец. К тому времени подоспел национальный проект, Александр взял долгосрочный кредит, выкупил у развалившегося колхоза несколько помещений, отремонтировал их, увеличил стадо вначале до 50, потом до ста голов. Часть баранчиков успел купить в Тутаеве. Они, к счастью, оказались элитной тринадцатой линии, которая на сегодняшний день осталась, увы, только у него, и теперь овцеводы едва ли не со всей страны едут в Брейтово к Александру Козину за племенными баранами. Приобрел лицензию на право заниматься племенным животноводством. И сразу жить стало веселее. В январе получили государственную дотацию, потом областную.

Но доволен ли 38-летний фермер?

- Овцеводство включает в себя целый комплекс вопросов, которые надо решить, чтобы хозяйство стало рентабельным, - говорит он. - А я их решить пока не могу. И если молодняк у меня весь уходит на продажу через госплемобъединение, то с мясом - проблема. Выкручиваться так, как я сейчас, предлагая его московским ресторанам, это не вариант. Надо иметь свою бойню и свой разделочный цех, чтобы везти в магазины нормально расфасованный продукт.

Даже шерсть еще недавно Козины выбрасывали. Как и шкуры. Продавать их было невыгодно. За килограмм шерсти давали 22 рубля, за шкуру - сотню. На бензин больше уходило. А дубленка, на которую требуется шесть шкур, между прочим, стоит 15 тысяч. В прошлом году Козины к двум миллионам кредитных денег добавили еще два своих (родственники помогли) и купили цех, который мог бы перерабатывать всю шерсть, получаемую овцеводами области. Из килограмма немытой шерсти на выходе получаются три пары носков, которые уже стоят по сто рублей пара. Правда, их еще тоже надо сбыть. Потребности в теплых шерстяных носках есть у армии, милиции, МЧС, охраны, нефтяников, газовиков - да всех, работающих на северах, но на их руководство еще как-то надо выйти. Шкуры пока по-прежнему выбрасываются. Хотя Александр узнавал, что орловские предприятия выпускают мини-цеха по их переработке и выделке, но все упирается в деньги.

- Мне дают кредит на пять лет, хотя то, что я пытаюсь здесь сделать, требует как минимум пятнадцати, - объясняет Козин. - В результате все, что удается заработать, что приносит мне мое стадо, я несу в банк. Денег на развитие не остается. Так и болтаешься, как цветок в проруби...

К государству у фермера большие претензии.

- Экономика, рыночная она или нерыночная, должна быть планируемой. А не просто: делайте, что хотите. Или можно хвастаться, что где-то в Саратовской области мы сделаем свинарник на 22 тысячи голов и теперь вся Москва будет с мясом. Да нет, так не будет! Думать надо прежде всего не о том, где нарастить коров, свиней, а о людях, которые живут в селе. Чем они будут кормиться? Какие иметь возможности? Захотят ли остаться в деревне их дети, у которых запросов поболее? Потому что еще лет 10 такой жизни, и мы будем вынуждены завозить в русские деревни китайцев. У нас в области уже целый район пустых деревень, в которых вообще никто не живет. Колхозы обанкротили, и люди уехали. Что им еще оставалось, выбора не было... Но, если один дурак не справился с хозяйством, отдайте предприятие более толковому человеку. Перепланируйте, для этого есть специалисты. Нет, у нас рубят сплеча и под корень. А потом удивляются: чего это народ на Рыбинском море рыбу ворует? От хорошей жизни воровать бы не пошли. Детей кормить нечем. Дошло до того, что полрайона ягоды собирают и продают на дороге. Молодые уехали. И, чтобы их обратно возвратить, надо создавать нормальную инфраструктуру и давать перспективу на жилье. Но этого пока ни одно хозяйство позволить себе не может. Правда, есть государственная программа строительства жилья на селе. Но, если крестьянин не зарабатывает, никакая самая хорошая программа работать не будет. А чтобы построить дом, семья должна взять кредит и иметь доход не менее 32 тысяч рублей в месяц, чтобы его гасить. Но таких доходов на селе нет. Александр хотел бы развить идею Павла Морозова и увеличить поголовье, рассредоточить его по частным подворьям. Две семьи - Котовых и Хотько - уже вошли в кооператив “Сить”. У одной - 10 голов овец, у другой - 20. По подсчетам Козина, в районе имеются еще около 200 семей, готовых вести хозяйство. Хотя бы десять из них занялись овцеводством, уже хорошо. Но для этого фермерам нужно помочь.

- Я не прошу о безвозвратных кредитах, верну все сполна, - говорит Александр Козин. - Но у меня сейчас нет ни копейки лишних денег, которые я мог бы пустить на развитие дела. А государство идти на долгосрочные обязательства не хочет.

Александр Калинин,
село Брейтово, Ярославская обл.
Фото автора и Игоря Стомахина


Просмотров: 879
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.