Сегодня 25 мая 2017 г., четверг, 19:22USD 56.07 -0.2042EUR 63.01 0.0913
Статьи газеты «Мир новостей»

Ничье старичье

16 мая 2013
hits 708
Ничье старичье

Одинокие старики предпочитают жить вместе с бомжами и бывшими зэками, а не с дочкой или сыном. Почему?

В Старосандовском сельском поселении (муниципальное образование в Тверской области) жалуются. В последнее время возникла проблема стариков. Раньше из каждой деревни по 10-15 бабушек и дедушек увозили на зиму дети в город. Сейчас не берут. Причины самые разные.

- Одна женщина приезжала, плакала: живут с сыном в коммуналке, даже раскладушку матери поставить некуда, - рассказывает глава поселения Наталья Смирнова. - А у других есть и место, и условия, но все равно не берут.

И приходится поселенческой власти всячески увещевать взрослых детей, а когда это не получается - устраивать немощных стариков в дом престарелых.

За без малого сорок лет журналистской практики я, можно сказать, прошел пешком всю Россию. Не по городским магистралям, а по проселкам и тропкам. И всюду встречался с этой проблемой: деревенское старичье зачастую одиноко даже при живых детях, которые перебрались в город. Не только дети не хотят жить с родителями, но и старики не желают переселяться к ним, предпочитая одинокое существование на скудную пенсию общежитию с детьми, интересов которых не разделяют. Сколько моих одноклассников, руководствуясь благими намерениями, позабирали своих стариков в благоустроенные городские квартиры и теперь маются - как одни, так и другие. Стариков тянет от непривычной суеты на родину, в свои дома, которые уже либо проданы, либо разобраны на дрова. И они тоскуют по ним, плачут и быстро угасают в, казалось бы, комфортных условиях. А детей раздражает это детское, по их мнению, нытье стариков. Ну чего им не хватает? Газ, вода, паровое отопление, полный холодильник - чего еще?

Моя мать тоже живет в маленьком райцентре в Тверской области. И зимой устает от дров, печки, а главное - от одиночества долгих многодумных ночей. Привожу ее к себе в Москву, но через неделю, максимум две она просит взять билет на обратный поезд. Опять к печке, но своей. Я успокаиваю себя тем, что в райцентре есть хоть какое-то патронажное и медицинское обслуживание. Три раза в неделю ей носят с колонки воду. Дрова и газ покупаю ей сам. В дальних же бездорожных деревнях, получивших название “неперспективных”, зачастую нет не только газа, но даже магазина. Воду берут из пруда или речки, растапливают снег, а к автолавке, которая приезжает раз в неделю на центральную усадьбу, снаряжают более крепкого из оставшихся жителей. И тот на велосипеде или пешком летом, на лыжах с рюкзаком за плечами зимой добирается по бездорожью, чтобы разом купить продукты для всей деревни.

На первый взгляд может показаться странным, но и на благополучном Западе проблема та же. Стремясь быть “независимыми”, люди задолго до своей старости откладывают деньги, чтобы впоследствии уйти в дом престарелых. Опять же там идеальный медицинский и санитарный уход, прекрасное питание, достойные условия проживания. В Голландии, например, в обустроенные по самому высокому разряду дома престарелых даже выстраивается многолетняя очередь. Финляндия и Швеция наибольшее внимание уделяют обслуживанию на дому, вплоть до обеспечения пожилых людей кнопкой “срочного вызова” на браслете - достаточно лишь на нее нажать, чтобы незамедлительно пришли на помощь. В других странах старики “сбиваются” в кварталы и живут в частных домах, однако компактно, чтобы не терять круг общения. Да и социальным службам так удобнее - их подопечные сосредоточены в одном месте.

А что у нас? Для одиноких стариков приспосабливают закрывающиеся участковые больницы, переоборудуя их в социальные приюты. Но, во-первых, стариков свозят туда со всей округи, а то и из соседних районов, отрывая от корней, что для человека в таком возрасте всегда стресс. Во-вторых, обслуживание там, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Моего соседа по деревне - ветерана войны, слепого и слабого - устроили в один из таких интернатов. И он сутки оставался голодным - не получалось на ощупь найти тарелку с едой и ложку, а помочь ему никто не спешил. Вечером дед присел на ведро, поставленное возле кровати вместо ночного горшка, провалился в него и всю ночь не мог вылезти, но на крики никто и не пришел. В таком жалком положении и нашли его родственники, на другой день приехавшие навестить старика. Пришлось забирать.

И так куда ни сунься.

Слепой случай свел в одной комнате Вышневолоцкого дома престарелых Тверской области двух стариков. Один, всю жизнь отдавший службе в милиции, остался к старости без кистей обеих рук и без опекунов. Второй 24 года отсидел в лагерях, получив в этой школе высшую воровскую квалификацию. Оба вскоре оказались в больнице. Один - с сильными побоями, другой - с откушенной губой.

Однако за завесой этой криминальной истории оказались жильцы самого дома. Под одной крышей здесь вынуждены коротать старость как бабушки божьи одуванчики, герои войны, так и бытовые пьяницы, отпетые бандюганы. Они пропивают одежду, обувь, казенное имущество, даже тарелки в пищеблоке воруют. Потом орут песни, пристают к соседям, дерутся. И жаловаться без толку. По существующему положению, выписать из дома-интерната инвалида первой или второй группы (а они все без исключения инвалиды) можно только в случае, если у того есть средства и условия для проживания или родственники, готовые его содержать и за ним ухаживать. Но ни средств, ни условий у бывших зэков и бомжей, как правило, нет, а родственники, если и были, давно от них отказались.

Для безродных, бомжей, бывших зэков, нищих, наверное, это выход. Плохой, но все лучше, чем валяться в подземных переходах и просить милостыню. Для остальных - сплошное унижение. Как для детей, к которым старики не едут, но которые не могут доверить их социальной службе в том виде, в каком она существует, так и для стариков, которых уход в дом престарелых роняет на самое дно социального статуса, унизителен сам по себе.

В России интересен, пожалуй, лишь опыт Чувашии. Республика одной из первых в стране стала развивать сеть небольших сельских домов для ветеранов. Сегодня их более 70, и они практически покрывают потребность в них. Живут коммуной, в сравнительно комфортных условиях, под присмотром семейного доктора, офис которого располагается в этом же доме. Кто может, работает на огороде, выращивает картошку, фрукты-овощи, ухаживает за курами. Так решается проблема проживания людей в родных местах с сохранением сложившегося, привычного уклада сельского жителя. И старики тут живут на 6-8 лет дольше своих сверстников, которые пожелали коротать свою старость в одиночестве.

Но Чувашия - редкое исключение. Даже в такой дом престарелых, как Вышневолоцкий, попасть деревенским старикам трудно. При этом не все они одиноки, у кого-то есть сестры-братья, дети, но вот оказалось, что лучше жить рядом с бомжем, чем с дочкой или сыном.

- А все от нищеты нашей,- изливал душу подвыпивший старичок у ворот дома-интерната. - Раньше здесь танцевали на свежем воздухе. Теперь даже захудалой гармошки нет. А ведь я в своей деревне был первым гармонистом.

И вздохнул грустно.

Александр Калинин


Просмотров: 708
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость Зачем покойнику стоматолог?


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.