Сегодня 23 января 2017 г., понедельник, 17:56USD 59.50 -0.1663EUR 63.94 +0.2152
Статьи газеты «Мир новостей»

Жизнь возле лифта

16 мая 2013
hits 1029
Жизнь возле лифта

На днях в редакцию пришло письмо от Ирины Петровны Хохлуновой - десять лет из своих 68 она бомжует, несмотря на московскую прописку: квартиру, которую получила когда-то Ирина Петровна, сегодня оккупировала ее дочка Лена. За эти десять лет письма с просьбой о помощи кому она только не отправляла! Не так давно написала Путину с Медведевым. Только вот им не до Ирины Петровны - у них дела и поважнее имеются.

Мы поехали по указанному адресу ­ Рижский проезд, 13, первый подъезд, пролет между третьим и четвертым этажом. Приехали и никого не нашли. Думали, может, шутка и никакой Ирины Петровны нет в природе?

Позвонили участковому. «На самом деле есть такая бабушка! ­ сообщил на том конце провода участковый Иван Николаевич Калинников. ­ Она в свое время уехала на Север, потом приехала, а дочка ее и не пустила!»

Впрочем, сам он бабушку и в глаза не видел, признался участковый. Потому что по указанному адресу никогда не ходил.

По закону участковый должен прийти, побеседовать с родственниками, заселить бабушку по месту прописки. Это по закону. А по факту милицейские­полицейские в злополучном подъезде побывали за десять лет всего один раз. И это при том, что не только с дочкой, но и с жителями дома идет у Ирины Петровны бесконечная война.

«Лично мне ее жалко, ­ говорит соседка Галина. ­ Вчера вызвали «скорую» и в больницу ее отвезли. Ну а многие наши жильцы Ирину Петровну просто ненавидят ­ надоело это всем за десять лет. Она в туалет в пятилитровые и трехлитровые банки ходит. Как сходит утром, такая вонь в подъезде, что мы к лифту не можем выйти».

В связи со всеми этими обстоятельствами обитатели подъезда куда только не обращались! Звонили и писали и в ту же милицию:

­ Даже не знаем, кто у нас сейчас участковый, ни разу у нас не был. Перед ним был вроде как другой какой­то участковый ­ тоже не видели. А вот тот участковый, который был у нас десять лет

назад, один раз все­таки пришел. Посмотрел прописку у Ирины Петровны и говорит: «Раз человек в этом подъезде прописан, значит, имеет право в этом подъезде жить», ­ вспоминает жительница подъезда Марина Валентиновна.

Мы постучались в квартиру Ирины Петровны, где живет сейчас ее дочка Лена со своим 24­летним сыном Эмилем. Никто не открыл.

«Она его от араба родила. Вот такой штибзик, а драчливый!» ­ рассказала нам Нина Алексеевна Воробьева, подруга Ирины Петровны.

Нина пришла в подъезд, чтобы собрать вещи Ирины Пет­ровны и на время спрятать их у себя. К ужасу Нины, вещей в подъезде не оказалось.

Познакомились женщины в кафе, где по социальной карте москвича обедали за 80 руб. в день.

Оказалось, это она, Нина Алексеевна, была автором идеи написать всем письма ­ тандему, депутатам, в редакции газет. «Я ей сказала ­ пиши быстрей, до выборов недолго осталось. Вдруг перед выборами Путин решит доброе дело сделать? А тут ты со своим письмом подвернешься. Вот они тебе и помогут», ­ объяснила нам Нина суть стратегии.

Только вот ни «Единая Россия», ни Путин с Медведевым ­ никто Ирине Хохлуновой так и не помог. А до следующих выборов теперь шесть лет ждать. И доживет ли изгнанная бабушка до 2018 года ­ вопрос спорный.

Сейчас она временно находится в больнице ­ врачи планируют вырезать грыжу. Вскоре после операции Ирина Петровна снова окажется в подъезде.

«Просьба у меня одна: чтобы Лену заставили приватизировать квартиру. Тогда я смогу продать свою долю и купить себе комнату», ­ объяснила нам Ирина Петровна, когда мы на­шли ее в больнице.

Сейчас Лена с Эмилем живут в двух комнатах, а третью комнату сдают. Интересно, что ни одно из действующих лиц этой истории не пьет и не колется. Нормальные вроде бы люди. Однако создается ощущение, что кое­кто в этой истории все­таки не в своем уме.

Дочка Лена уверяет: матери она мстит за загубленное детство. С ее слов, в свое время Ирина Петровна уехала на заработки на Север, а дочку временно поместила в интернат. Оттуда девочку забрала к себе мать Ирины Петровны, Римма Трофимовна.

В начале 90­х Ирина Петровна вернулась в столицу. Мать Римма Трофимовна прописала ее в квартире. Однако повзрослевшая дочка Ирины Лена, по словам соседей, внезапно решила, что и мать, и бабка мешают наладить ей семейную жизнь. Так Ирина Петровна вместе с Риммой Трофимовной оказались на Казанском вокзале. Через несколько месяцев бездом­ной жизни Римма Трофимовна умерла, и Ирина Петровна вернулась в родной подъезд.

«В квартиру не зайти ­ Эмиль бросается на меня с кулаками», ­ рассказывает Ирина Петровна. Почему он до сих пор не в колонии за нанесение телесных повреждений пожилой женщине ­ это вопрос, на который в ОВД не дают ответа.

«А участковый у нас на этом участке недавно, пока не освоился», ­ говорят в ОВД. Недавно ­ это несколько месяцев.

Впрочем, участкового понять тоже можно. У полицейских сейчас у самих забот полон рот ­ то переаттестация, то модернизация, то реформирование. А скоро им зарплаты повысят ­ вот тогда и начнет полиция работать по­новому. Так, во всяком случае, пообещали наши самые высшие руководители. Только я вот почему­то в это не верю.

Материал подготовила Аделаида Сигида
"Мир новостей"









КОММЕНТАРИЙ

Председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Евгений АРХИПОВ:

- С похожими историями, когда родственники не могут ужиться вместе в одной квартире, мы сталкиваемся чуть ли не каждый день. Мало кто знает, но по Жилищному кодексу изгнанному из квартиры человеку власти обязаны предоставить жилье из так называемого маневренного фонда. Жить в такой квартире человек имеет право до тех пор, пока в отношении него и его жилья не будет вынесено решение суда.

Однако на практике получить во временное пользование квартиру из маневренного фонда очень сложно, практически невозможно - московские чиновники объясняют это тем, что квартир катастрофически не хватает, а в ряде регионов такого фонда нет вообще.

Но, учитывая возраст Ирины Петровны и общественный резонанс, вполне возможно, что эта история дойдет до Собянина и пожилой женщине выделят маневренные метры или хотя бы определят в дом престарелых.

Сейчас Ирине Петровне первым делом надо обратиться в Московскую адвокатскую палату, где ей как малоимущей дадут бесплатного адвоката.

Что касается судебных перспектив, то вариантов того, как можно действовать в такой ситуации, очень много. Можно, например, отправить ее дочь за решетку по статье УК «Оставление человека в опасности». Можно вызвать милицию и МЧС и взломать замки в квартиру - закон разрешает вселять человека по месту прописки даже без решения суда, если опять же его жизни угрожает опасность. Например, на улице мороз, а он не может войти в квартиру.

Единственное, что невозможно сделать, - это принудить дочку Лену приватизировать или разменять квартиру. То есть в любом случае им придется жить вместе. Другое дело, что та же самая полиция может так побеседовать с дочкой Леной, что она сама пустит мать домой и изменит свое к ней отношение.
Просмотров: 1029
Поделиться
Следующая новость Пионерлагерь для пенсионеров


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.