Сегодня 20 января 2017 г., пятница, 17:01USD 59.66 +0.3176EUR 63.72 +0.5469
Статьи газеты «Мир новостей»

Маленькая Вера

16 мая 2013
hits 1459
Маленькая Вера

ДЕТСКАЯ ТРАНСПЛАНТОЛОГИЯ: СПАСЕНИЕ ИЛИ ОТСРОЧКА ПРИГОВОРА

На прошлой неделе 2-летнюю Веру Смольникову срочно эвакуировали в Италию спецбортом МЧС. Телеведущая Екатерина Андреева сообщала об ожидаемой пересадке сердца и о скором выздоровлении девочки. Страна переживала за маленькую пациентку. Но россиянам забыли сказать - операция, стоившая государству 600 тыс. евро, не сделает Веру здоровой. Она останется инвалидом, и мало шансов, что проживет дольше 15 лет.

Статистика, широко распространенная в интернете, сообщает: при пересадке трупного органа детям до пяти лет две трети из них умирают в течение года после операции. В течение трех лет умирают 85%.

Мы стали разбираться, откуда эта статистика. Оказывается, она еще из 90-х годов, когда наивные российские трансплантологи по старой советской привычке публиковали данные о выживаемости пациентов в книгах и рефератах.

С наступлением дикого капитализма они поняли истину, давно известную во всем мире: пересадка органов - это деньги. А деньги, как известно, любят тишину.

Наберите в любом поисковике “пересадка органов”, и тут же вылезут десятки сайтов на русском языке: пересадить почку, печень и даже сердце вам предложат, начиная c 35 тысяч долларов в Пакистане и до тех самых пресловутых 600 тысяч евро в Европе. Многие клиники советуют приезжать на операцию прямо со своим донором. Ну а если донора нет, не беда - в Европе вы дождетесь донорский орган за полгода. Всего лишь неделю вам придется ждать органа в Китае.

Ну а что в России? Неправда, что детской трансплантологии в России нет, она есть. Но только родственная. То есть детям пересаживают от родных почку или часть печени. Такая трансплантология во всем мире дает наиболее положительный результат.

Но этого результата российскому Минздраву оказалось мало. Уже в 2007 году чиновниками от медицины было заявлено, что вскоре в России будет разрешена трупная детская трансплантология. То есть органы будут брать у умерших детей и приживлять их живым. Одна беда - органы надо забрать в тот момент, когда толком и непонятно, умер донор или еще пока нет.

Это и явилось камнем преткновения - правозащитники заявили, что детей будут просто убивать ради органов. Подобные скандалы уже были во взрослой трансплантологии, где использование трупных органов давно разрешено. В одну из горбольниц в 2003 году нагрянули правоохранительные органы прямо в тот момент, когда трансплантологи готовились забрать органы у человека, находящегося в коме.

В 2007 году срочно был отправлен мальчик в Европу на операцию по пересадке сердца. Телеведущая в программе “Время” со слезами на глазах сообщила, что “таких операций в нашей стране не делают”. А один из известных российских врачей тогда заявил, что закон надо принять как можно быстрее, мол, родители, у которых дети смертельно больны, отдадут своих детей на органы с чувством облегчения, чтобы спасти других детей.

Получается, что смертельно больные дети - это не те, у которых отказали почки, сердце или печень. Это какие-то другие. Вот только кто они, эти другие? И о каком спасении идет речь?

Трансплантологи очень любят оперировать одной цифрой: “Выживаемость больных после пересадки сердца составляет 80%”. От такой цифры обыватель в восторге - по представлениям далеких от медицины людей, выживаемость означает жизнь до глубокой старости.

А вот и нет. Выживаемость - это один-единственный год жизни после операции. Считается, если больной после пересадки органа прожил год, значит, операция прошла успешно. Только половине пациентов с пересадкой сердца удается прожить после операции десять лет и больше. Но это у взрослых. Средний срок жизни у маленьких детей после пересадки органа не так давно составлял всего три года. Потом орган надо было заменить на другой. Это называется ретрансплантацией. В истории медицины были дети, которым делали по три-четыре операции по пересадке почки, и так дотягивали их до 15-летнего возраста, после чего дети все равно умирали, оставив инвалидами кучу своих родственников, отдававших им одну из своих двух почек по очереди. Но это пересадка родственных органов. Ретрансплантация трупных органов обычно ведет к более плачевным результатам.

Знали ли все эти родственники о неизбежности подобного исхода? Думаю, что нет: перед каждой новой операцией врачи наверняка обещали им великолепный результат. Миф о полном выздоровлении - всего лишь миф.

В России после объявления “Помогите спасти ребенка, подарите ему новую жизнь!” сердобольные бабушки переводят родителям последние сто рублей.

Я не против спасения ребенка. Нужно только понять, о чем идет речь. О спасении, о продлении мучений на несколько лет, о лоббировании закона или о политическом пиаре?

Кстати, в России на данный момент в срочной пересадке органов нуждаются около 500 детей. Смело можно каждый день отправлять самолет МЧС за границу - детей хватит до окончания предвыборной кампании.

Только никто их никуда не отправит. История красивая, но нечестная: что скажет Владимир Владимирович Путин тем пятистам матерям, дети которых умрут в этом году без органа? Почему Вере, а не им? Они ведь тоже по закону имеют право, раз таких операций в России не делают. Минздрав объяснил - мать Веры писала, добивалась. А другие, получается, мало писали, мало добивались.

На операцию Веры Минздрав перевел 600 тысяч евро. В немаленькие деньги обошелся и борт МЧС. По прогнозам врачей, если все будет складываться удачно, Вера, оставаясь инвалидом, сможет прожить до 15 лет. Неужели это сделает ее мать счастливой?

Как это ни жестко звучит, но могилы маленьких детей родители вскоре забывают, рожают новых. А вот смерть 15-летнего ребенка... Так устроен человек. Лучше родить новых здоровых детей, чем нянчиться с одним больным младенцем, чтобы потом потерять почти выросшего ребенка. Потерять в уже недетородном возрасте.

ИТОГИ ДЕБАТОВ

Недавно состоялся круглый стол с участием ведущих трансплантологов и кардиологов России, а также депутатов Госдумы. На круглом столе было объявлено о начале кампании по пропаганде детской трупной трансплантологии.

Первый замруководителя фракции “Единая Россия”, депутат Татьяна Яковлева заявила, что в ближайшее время будет изменена инструкция Минздрава от 2001 года. В ней указано, что взрослый человек может быть признан мертвым, если он находится в состоянии комы, на искусственной вентиляции легких, не реагирует на сильные болевые раздражители и на яркий свет. У считающегося мертвым взрослого можно забирать органы. После внесения изменений действие инструкции будет распространяться и на детей.

Руководитель отделения неотложной хирургии Института кардиохирургии им. Бураковского Константин Шаталов заявил, что тысячи больниц по всей стране ждут не дождутся принятия этой инструкции, потому как “не знают, что делать дальше с больными, подключенными к аппаратам жизнеобеспечения”.

Депутат Госдумы Нина Останина оказалась единственным участником круглого стола, кто был категорически против: “В стране, где сама власть - ОПГ, принимать подобные инструкции преждевременно!”

ВЗГЛЯД ИЗ-ЗА РУБЕЖА

Мы связались с Немецким кардиологическим центром в Берлине (DHZB) - это наиболее авторитетное медучреждение, производящее в год тысячи операций на сердце и около пятидесяти операций по пересадке сердца, в том числе детям. Именно в этом центре, начиная с 2001 года, лечился первый президент России Борис Ельцин.

Ответить на наши вопросы любезно согласились основатель и директор центра, доктор медицины Роланд Хетцер и старший врач центра, доктор медицины Евгений Потапов. Они знакомы с историей русской девочки Веры.

- В российской телепрограмме “Время” говорили, что оперировать Веру отказались все европейские клиники, кроме итальянской...

- Например, к нам никто не обращался!..

- В Германии каждый ребенок, нуждающийся в пересадке сердца, получает это сердце за счет государства?

- Далеко не каждый. Сердец для детей, как и для взрослых, катастрофически не хватает. Поэтому многие умирают, не дождавшись органа. Германия входит в европейскую организацию “Евротрансплант” - для стран-членов все донорские органы “общие”. Но членство в “Евротранспланте” обязывает 95% сердец пересаживать гражданам стран-участниц. Кстати, Италия не входит в “Евротрансплант”. Возможно, именно поэтому туда и повезли Веру.

- Правда ли, что в Китае пересадить себе новое сердце может любой желающий?

- И в Китае, и в Латинской Америке упрощенная система забора органов, а само население в силу своей бедности не в состоянии оплатить подобную операцию. Поэтому все органы достаются иностранцам. К сожалению, привезти сердце из Китая мы не можем - вне человеческого организма оно живет всего полтора часа, иногда чуть больше.

- У кого забирают органы в Германии?

- У нас в стране действует презумпция несогласия - органы забирают только у тех людей, кто еще при жизни дал на это разрешение. В соседней Австрии, наоборот, действует презумпция согласия - органы берут у всех, кроме тех случаев, когда родственники выступают категорически против.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Главный трансплантолог России, директор Научного центра трансплантологии им. Шумакова Сергей ГОТЬЕ

Cогласны ли вы с мнением своих германских коллег о том, что констатация смерти мозга ребенка - задача не всегда выполнимая?

- Да, это правда. Конечно, есть определенные критерии - считается, что мозг умер, если в нем отсутствует кровообращение. Однако мозг ребенка значительно более вынослив, чем мозг взрослого человека. Поэтому порой бывает сложно сказать, умер мозг ребенка окончательно или нет. Именно на основании всех этих сомнений инструкция по констатации смерти мозга у детей до сих пор не принята в России.

- Инструкцию по констатации смерти мозга у взрослых приняли еще в 2001 году. Однако никакого бурного развития взрослой трупной трансплантологии у нас в стране не видно - по вашим же словам, Россия в области трансплантологии отстала от всего мира на 20 лет, это при том, что трансплантология как массовое явление существует всего лет 25. Органов не хватает или финансирования?

- Органов в России намного больше, чем в других странах, - у нас в стране погибает множество молодых людей, здесь и аварии, и драки, и другие факторы. Проблема в том, что нет системы взаимодействия, - больницы не обязаны сообщать в институт трансплантологии, что у них находится больной со смертью мозга. То есть сама система не работает, нет координации. За 25 лет россиянам было пересажено всего 350 сердец - это примерно столько же, сколько пересаживают в Германии за год! Что касается инструкции по констатации смерти мозга у детей, то в ближайшие годы вряд ли она что-то кардинально изменит - возможно, за год будут сделаны одна-две операции. Это при том, что в пересадке сердца нуждаются ежегодно по 100 - 150 детей, примерно столько же нуждаются в донорской печени и еще около 200 - в пересадке почки.

- В случае с печенью и почками речь идет о родственной трансплантологии?

- Родственные органы не всегда подходят детям по размеру или по совместимости - например, по группе крови.

- Сколько лет живут дети после пересадки органа? Какова российская статистика?

- В России нет данных конкретно по детям. Есть статистика по всем больным, включая детей, - десять лет после операции живут 70%. Теоретически мы можем вообще отказаться от трупной трансплантологии - есть страны, где она запрещена. Например, в Японии - там существует только родственная трансплантология. Японцы считают, что человек жив до тех пор, пока бьется его сердце.

Материал подготовила Аделаида Сигида


Просмотров: 1459
Поделиться
Россияне обучают мир откатам Далее в рубрике Россияне обучают мир откатам


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.