Сегодня 25 мая 2017 г., четверг, 06:10USD 56.27 -0.2809EUR 62.92 -0.6986
Статьи газеты «Мир новостей»

Рынок исчез - анклав остался

14 мая 2013
hits 4100

Корреспонденты «МН» побывали под прикрытием в подпольных цехах Москвы.

ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ

- Так, скажете, что едете мыть машину, а дальше как получится, - инструктирует нас оперативный сотрудник одной из спецслужб, прикрывающий нас в этой вылазке. Наша машина едет по Проектируемому проезду №890 вдоль железной дороги от метро «Партизанская», сворачивает в небольшой проулок Советский и упирается в массивные железные ворота. Сергей, наш оперативник, говорит положенные слова охраннику, ворота с грохотом отъезжают, и мы оказываемся на территории Физкультурно-оздоровительного предприятия «Измайлово».

Высокие стены, примыкающие к высокой трибуне стадиона, образуют глухой внутренний двор, под завязку забитый машинами - от старых развалюх до самых престижных иномарок. Вдоль стен идут ряды кафешек, причем четко разделенные по этническому признаку.

- Это вьетнамцы, это арабы, это горцы, - идентифицирует их оперативник.

У дальней стены, практически не видимые за рядами машин, стоят броневик на спущенных шинах и два танка, краска на которых давно облезла, - среди этого смешения народов на отдельно взятой стоянке эта некогда грозная техника выглядит как-то сиротливо. Впрочем, и мы, не успев вылезти из машины, тоже почувствовали себя здесь не слишком уютно. Мгновенно пришло ощущение, что мы находимся где-то не в России. Даже я со своей далеко не славянской внешностью выглядел здесь абсолютным чужаком. Тем не менее мы, заняв очередь на мойку, двинулись в одно из маленьких кафешек арабского сектора.

Внутри общепитовской точки оказался, что называется, полный Египет - люди задумчиво курили кальян, между столиками носились непосредственные арабские дети, вместо официанта был смуглый мужик, который вообще не понимал по-русски. Даже слово «чай» ему переводит какой-то более продвинутый араб, который активно о чем-то торговался за соседним столиком. Наше прикрытие делает серьезные глаза - этот «почтенный и уважаемый» за соседним столиком и есть наша первая цель в этой вылазке. Как только торг заканчивается, Серега, который, по легенде, играет роль директора, отлавливает его и с первого раза попадает в яблочко - деловой араб оказывается владельцем одной из подпольных швейных фабрик, расположенных под трибунами некогда знаменитого на всю страну стадиона «Сталинец».

КНЯЖЕСКАЯ ДОЛЯ

Эта стоянка, как уже говорилось, принадлежит Физкультурно-оздоровительному предприятию «Измайлово». Когда-то здесь был просто большой пустырь, и среди местных жителей ходили слухи, что под ним находится какой-то очень секретный объект. В свое время на этом месте предполагалось построить огромный стадион им. Сталина, потому что именно здесь увлекся футболом его сын Василий. Но Сталин умер, и строительство стадиона свернули. В итоге получилась довольно маленькая арена, которую и отдали расположенному по соседству Институту физкультуры. Как только рухнула советская власть, Инфизкульт сдал землю в аренду основателям знаменитого Черкизона. А территорию ФОПа купил некий предприниматель из Крымска, который, непонятно за какие заслуги перед отечеством, называет себя сегодня князем. Причем до сих пор никто не может понять, как эта земля стала княжеской, потому что обстоятельства ее приватизации до сих пор покрыты мраком. И более того, уже после открытия рынка на территории ФОПа обнаружился секретный стратегический объект - подземный бункер-ставка Сталина. То есть это стратегический объект, так или иначе оказавшийся в частных руках. Кто умудрился все это отдать и за какие деньги? Насколько известно из открытых источников, крымский князь обещал взамен сделать здесь еще один музей вооруженных сил.

С Черкизоном государство так или иначе разобралось, его, как известно, закрыли. А вот с ФОПом вышла осечка, и сегодня ФОП вместо оздоровительного центра превратился в настоящий анклав.

- Мы вообще не представляем, что там происходит, - рассказывают мне представители правоохранителей Измайловского района. - Знаете, наши оперативники ходят туда как разведчики на вражескую территорию. Недавно там была стрельба, мы даже попасть туда не смогли - наших официальных полномочий не хватает, чтобы просто зайти за ворота. По оперативным данным, там и подпольные цеха, общежития, десятки незаконных кафешек, наркотики, даже свои публичные дома и тотализаторы. А нелегалов лишь по предварительным оценкам сотни и сотни. Это настоящая раковая опухоль на теле района.

Собственно, именно в таком качестве (скажем так, разведчиков московской общественности) мы и проникли на княжескую территорию, если не на враждебную, то уж точно не российскую. Причем перед заброской нас очень серьезно предупредили, чтобы мы не вздумали доставать фотоаппараты:

- А то уже через час вас будут подавать в каком-нибудь вьетнамском кафе под экзотическим соусом.

ТЕРРИТОРИЯ, СВОБОДНАЯ ОТ ЗАКОНА

Все оказалось довольно просто, начальнику фабрики мы зарядили свою легенду. Приехали из региона, где выиграли тендер на пошив 10 тысяч футболок по госзаказу. Хотим сэкономить, добрые люди подсказали, где именно искать выгоду. Почтенный араб понял нас с полуслова и свистнул другого араба, менее почтенного, который, видимо, поэтому вновь почти не говорил по-русски. Впрочем, суть вопроса он тоже мгновенно уловил и повел нас на экскурсию в цех.

В цех мы идем по узкому проходу между внешней стороной трибуны и стеной из железнодорожных контейнеров, поставленных друг на друга. В проходах между контейнерами видно, как кипит жизнь: женщины что-то варят, стирают, мужики сидят на скамеечках и играют в какую-то свою игру или просто курят. Много детворы. Каждый контейнер, судя по всему, это отдельная, вполне себе изолированная жилплощадь. Но если справа от нас - это жилой сектор, то слева промзона - в распахнутых по случаю хорошей погоды воротах в подтрибунные помещения видны автомастерские, склады, какие-то магазинчики.

Мы ныряем в одну из дверей, поднимаемся на второй этаж и оказываемся в просторном помещении. С одной стороны стоят закроечные столы, с другой - швейные машины, за которыми трудятся около десятка мужчин и женщин. У входа на полу сидят две женщины и сортируют тряпье, у дальней стены уже стоят тюки с готовой продукцией - какие-то аляпистые халаты и маечки. У столов наш Серега тут же азартно погружается с арабскими мужиками в шумное обсуждение тонкостей перевода с русского на местный особенностей нанесения цветных рисунков на маечки. Итогом дискуссии стала озвученная нам примерная цена (нужно сказать, что слово «рубль» и положенные цифры к нему арабы вполне себе отлично выговаривали) - 20 рублей за футболку плюс четыре рубля за каждый цвет. Мощность только этого цеха составляет тысячу штук трикотажа в день, то есть через десять дней мы вполне себе могли забирать свой мифический заказ, причем за качество мастер-араб ручался.

- Все будем делать, резинка-без резинка, десять дней - все делать, привози! - горячо провожал нас мужик, но мы по рукам так и не ударили, потому что, слегка обнаглев от такого успеха, мы решили провести дополнительную маркетинговую работу и направились к вьетнамским производителям.

Здесь оказалось все сложнее. Мы нырнули в какое-то уж совсем обшарпанное помещение где-то сбоку от трибун, разгороженное картоном на комнатки. Наш сопровождающий заходил в каждую и спрашивал:

- По-русски говоришь?

Все встреченные нами маленькие и почему-то полуголые вьетнамские мужики тут же делали большие глаза и уверенно качали головой.

- Кто-нибудь по-русски говорит здесь?!

На этот глас появился парень вполне себе европейского вида, но одетый как вьетнамец, то есть в грязное трико и шлепки на босу ногу. Выслушав суть вопроса, он вежливо, но решительно отказался показывать без начальства фабрику:

- Господин Фу подъедет через полчаса, подождите, он все расскажет.

Впрочем, узнав, сколько с нас заломили арабы, он скривил губы.

- Вьетнамцы сделают дешевле, пошьют за десять, - затем немного подумал и уважительно добавил: - Но у арабов качество лучше...

Дожидаться господина Фу мы не стали, потому что за нами уже следили все: арабы, вьетнамцы, их дети и даже, кажется, их женщины. Несмотря на почти оформленный заказ на пошив маечек по госзаказу, я уезжал отсюда в полном недоумении - по факту подпольные фабрики практически открыто работают в центре Москвы. Все про все знают, особенно учитывая вереницу «газелей», которые выстроились в ожидании своей очереди на отгрузку готового товара, и все же они продолжают работать. Когда я задал этот вопрос местным правоохранителям, они вновь развели руками и повторили еще раз:

- Наших полномочий, чтобы закрыть весь этот бардак, не хватает... - конец цитаты.

Я так и не понял, что имелось в виду - телефонное право или тут действительно все так хитро оформлено, что вообще ни у кого ко всему этому вопросов нет?

 

Марат Хайруллин

Фото Т. Павловой

Просмотров: 4100
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Работа над «Ошибками» Далее в рубрике Работа над «Ошибками»


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.