Сегодня 24 января 2017 г., вторник, 20:23USD 59.21 -0.2866EUR 63.62 -0.3199
Статьи газеты «Мир новостей»

Освобожден и очень опасен

7 мая 2013
hits 1999

Апрельская трагедия в Белгороде, где бывший уголовник безжалостно расстрелял шесть человек, заставила в очередной раз заговорить не только о контроле за оборотом оружия, но и о необходимости социальной адаптации освободившихся заключенных.

 

...Угрюмый мужчина в черной шапочке открыл огонь из карабина в оружейном магазине, убив трех человек. На улице расстрелял еще троих, в том числе двух школьниц. За свои 30 с небольшим лет он был судим четыре раза. Криминальный путь начал с угона машин. Первый раз отделался условным сроком, но во время его пытался опять угнать автомобиль. Был задержан и отправлен в колонию-поселение. Числясь там, вновь попался на краже автомобиля, при задержании избил полицейского. После этого на четыре года домом Сергея Помазуна стала колония строгого режима, где угонщик окончательно сломался - вышел на свободу замкнутым и психически неуравновешенным, начал бросаться с ножом на родителей. Они не раз обращались в полицию с просьбой сделать хоть что-то для усмирения сына, но полицейские каждый раз находили повод не связываться с буяном. И вот родительские опасения оправдались самым ужасным образом... Теперь тюрьма ему светит пожизненно. Но тысячи и тысячи помазунов продолжают жить среди нас, и в любой момент белгородская трагедия может повториться.

 

ИЗГОЙ СО СПРАВКОЙ

Наша пенитенциарная система «заточена» не на исправление и возвращение гражданина в общество для полноценной жизни, а на моральное подавление личности и уничтожение всего человеческого в ней.

- Заключенного «пинают» в колонии, потом «пинают» общество и полиция. Он идет и совершает преступление против тех, кто его «пинал». Бывший заключенный никому не нужен, - говорит эксперт Совета при президенте по правам человека Михаил Сенкевич, с которым вряд ли согласятся в Федеральной службе исполнения наказаний РФ (ФСИН России). Там уверены: в уголовно-исполнительной системе «каждому осужденному разъясняется возможность участия в собственном исправлении и улучшении своего положения». Ну а уж как он воспользуется этими разъяснениями, не забота сотрудников УИС.

- Готовить к освобождению заключенных, согласно УПК, должны на протяжении последнего года отбывания наказания. На деле психологическая служба ФСИН этим не занимается. Несмотря на нормативы, заключенных выпускают из мест лишения свободы без подготовки. Психологам не до индивидуальной работы - их слишком мало, - отмечает бывший глава психологической службы исправительной системы Татарстана Владимир Рубашников. - Психологического сопровождения после выхода из тюрьмы нет вовсе. Бывший заключенный предоставлен сам себе, он изгой и, как правило, использует знания, полученные во время отбывания наказания. У нас есть уголовно-исполнительные инспекции, но их сотрудники не выясняют, какие у человека планы на будущее, и не помогают трудоустроиться.

Во ФСИН так не считают. Читаем на сайте ведомства: в 2011 г. «в 274 исправительных учреждениях для осужденных установлены терминалы с электронной базой об имеющихся вакансиях на рынке занятости». Отметим: в 274 из 739 колоний, в которых отбывают наказание почти 600 тыс. человек.

 

СВОБОДА ДОРОГО СТОИТ

В некоторых регионах в социальной адаптации участвуют региональные власти, священники, общественные организации и отдельные энтузиасты. У них одна цель - уберечь вышедших на свободу от повторных преступлений.

- В развитых государствах организации, участвующие в социализации бывших осужденных, находятся на государственном обеспечении. У нас ничего подобного на государственном уровне нет, - утверждает председатель правления новосибирской общественной организации защиты прав и реабилитации бывших заключенных и ВИЧ-инфицированных «Возрождение жизни» Сергей Герлиц. - Никакой единой государственной системы по работе с бывшими заключенными у нас тоже не существует. Но мы все равно продолжаем делать свое дело. Я сам бывший осужденный, поэтому мне это очень близко. Многие знают про нашу организацию, и есть люди, которым мы помогли адаптироваться, найти работу и встать на ноги.

Волонтеров организаций, подобных «Возрождению жизни», в России несколько десятков. Одни помогают восстанавливать бывшим заключенным утерянные документы, другие готовы предоставить жилье тем, кто остался без крыши над головой, и даже оплатить учебу в институте, третьи оказывают бесплатную юридическую помощь и устраивают освободившихся из мест заключения на работу. Но в масштабах страны усилий некоммерческих организаций явно не хватает. Своей заботой они могут охватить 1,5-2% бывших сидельцев, не больше. Капля в море, если учесть, что в среднем из исправительных учреждений на свободу ежегодно выходит примерно 200 тыс. человек. Их места занимают новые осужденные.

- Человек, выходящий из мест лишения свободы, как правило, напрочь утрачивает социальные функции. Первое время его буквально надо водить за руку, чтобы он снова мог влиться в «мирную» жизнь. Индивидуальная работа с человеком, который был лишен свободы, - это адский и ресурсоемкий труд, результаты которого видны не сразу. Официальные структуры не любят такую работу, потому что по ней красиво и быстро не отчитаешься, - говорит исполнительный директор общероссийского движения «За права человека» Лев Пономарев.

 

СКОСТИТЬ НАЛОГИ

В СССР, кто помнит, существовала государственная программа социальной адаптации бывших заключенных. На многих производствах для них имелись квоты, во время перестройки начали создаваться так называемые переходные дома, где недавние сидельцы могли найти приют до того момента, пока не подыщут работу и жилье. В советские времена правительство умело распоряжаться трудовыми ресурсами, которые содержались в исправительных учреждениях. Достаточно сказать, что МВД, куда входила система исполнения наказаний, было в пятерке самых крупных промышленных министерств. Зэки не только шили рукавицы или валили лес (навыки на свободе малопригодные), но работали на оборонную и космическую отрасли.

Другие времена, другие нравы. Невозможно заставить руководителя компании оформить трудовую книжку человеку с «подпорченной биографией». Если бы государство предоставляло налоговые льготы предприятиям за то, что они выделяют рабочие места для бывших осужденных, это уже было бы большим шагом к сокращению  рецидивной преступности.

Эксперты сходятся в одном: без государственной политики по реабилитации заключенных уровень рецидивной преступности и ее тяжесть будут расти.

- Сегодня те, кто освободился, предоставлены сами себе, - пояснила председатель Общественного совета при ФСИН России, член Общественной палаты Мария Каннабих. - Все разрознено, нет единой системы по профилактической работе с бывшими осужденными. В идеале этим должно заниматься государство, а у нас участвуют в основном общественные организации. Таких немного, и их возможности ограничены.

По официальной статистике, средний уровень рецидивов среди бывших заключенных составляет 40%. По данным же тех, кто на общественных началах пытается решать подобные проблемы, повторно на грабежи, кражи и убийства идут не 40%, а все 70.

Не будем идеалистами, большинство тех, кто прошел безжалостную и подлую школу тюрем и колоний, не перевоспитать, но если какой-то процент найдет свое место в жизни на свободе, то белгородских трагедий будет меньше.

 

А КАК У НИХ?

 В Канаде за хорошее поведение осужденных могут отпустить под честное слово в поощрительный отпуск за несколько месяцев до освобождения. Также в стране есть постоялые дома, предназначенные для условно освобожденных или для заключенных, которым предоставлен временный отпуск без надзора.

 В Норвегии отпуск за пределы тюрьмы предоставляется заключенному на основании увольнительных записок. Их могут выдавать на пять дней по истечении 1/3 срока наказания. Есть также «рабочие» и «учебные» увольнительные, когда  осужденные отправляются на работу или учебу из тюрьмы, а после трудового дня возвращаются обратно. Для поддержания физической и психической формы осужденных на длительные сроки организуются 4-недельные спецтренировки, последние пять дней которых проходят вне тюрьмы.

 В США общественные организации, помогающие бывшим несовершеннолетним заключенным адаптироваться после освобождения, получают существенную помощь от местных органов власти, представители которых прекрасно понимают, что таким образом деньги налогоплательщиков тратятся на полезное для всего общества дело.

 Во Франции 750 общественных организаций, работающих в области реабилитации бывших заключенных, имеют гос­поддержку.

 В Англии бывшие заключенные месяц бесплатно живут в специальных приютах, а потом трудоустраиваются. Если у них нет своих квартир, они арендуют комнаты в приютах.

 В Республике Беларусь с 2006 года освободившимся из колоний стали выдавать денежное пособие и заранее оформлять паспорта. Сами исправительные учреждения сотрудничают со службами занятости. По госпрограмме совершенствования УИС рабочие места заключенным бронируют за полгода до выхода на свободу.

  

Елена Хакимова

Просмотров: 1999
Поделиться
Пенсионерское «горько» Далее в рубрике Пенсионерское «горько»


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.