Сегодня 22 января 2017 г., воскресенье, 11:16USD 59.66 +0.3176EUR 63.72 +0.5469
Статьи газеты «Мир новостей»

«Кабачок «13 стульев» закрыли не политики, а завистники

24 апреля 2013
hits 2166

Иногда кажется, что блондинка из анекдотов - это и есть настоящая героиня нашего времени. И только люди постарше помнят, откуда у этой блондинки, говоря образно, ноги растут. В 1966 году вышел «Кабачок «13 стульев», ставший самым долгоиграющим советским телесериалом. Официантку пани Зосю, улыбчивую блондинку, которая скажет так скажет, играла артистка Театра сатиры Валентина Шарыкина.

По части шутки юмора пани Зося и сейчас дала бы фору гламурным красоткам 2000-х. «Вы уверены, что эта рыба свежая?» - «А я не знаю. Я здесь работаю всего неделю». Или: «Скажите, Зосенька, в нашем городе что-нибудь открыто после девяти вечера?» - «Конечно! Почтовые ящики...» Как ни странно, даже на пике популярности «Кабачка» Валентину Шарыкину, то есть пани Зосю, редко узнавали на улице.

- Как-то позвонил студент, - вспоминает Валентина Дмитриевна, - и попросил о встрече: «Пани Зося, я специально из Смоленска приехал». Я согласилась на две минуты разговора перед спектаклем (кстати, в «Сатире» она служит уже 50 лет. - Ред.). У входа в театр увидела очень изможденного и бледного молодого человека. Представилась. Он секунду-другую задержал на мне взгляд, неожиданно развернулся и ушел. А через некоторое время прислал письмо: «Дорогая Зося! Почему же вы прислали вместо себя другую женщину?» Так сильно тогда реальная жизнь отличалась от экранной.

- Настолько, что не узнать?

- До сих пор вспоминаю слова моего педагога Цецилии Мансуровой: «Демонстрировать свою актерскую профессию неинтеллигентно». На сцене ты артист, а в жизни - обычный человек. Поэтому, когда в первый раз меня в метро спросили: «Вы актриса?», я ответила: «Вы ошиблись». Узнать во мне пани Зосю на улице было действительно трудно. Косметикой я пользовалась либо на съемочной площадке, либо в гримерке. Ухаживать за собой в свободное от игры время было некогда. Когда начинала работать, была занята почти во всех спектаклях. Утром бежишь в театр на репетицию, потом едешь на съемки в Останкино, оттуда мчишься обратно играть в вечернем спектакле. Иногда в месяц давала по 32 спектакля.

- Наверное, сходить в ресторанчик самой уже времени не оставалось?

- Ой нет. Времени хватало только на то, чтобы забежать в буфет останкинского телецентра. Помню, так спешила, что однажды вместо сдачи закинула себе в сумочку полную чашку кофе...

СМЕРТЬ В ФИНАЛЕ

- Не все ваши коллеги такой ритм выдерживали. На гастролях в Риге умер молодой Миронов, незадолго до него Анатолий Папанов...

- После смерти Анатолия Дмитриевича весь репертуар лег на Андрея. Спектакли отменить невозможно. На гастролях в Риге Миронов играл каждый день. Также у него были запланированы собственные концерты. К тому же, занятый мыслью похудеть, он играл в теннис. Плюс ко всему его все любили и все хотели с ним побыть какое-то время и звали в ресторан. Нагрузка была невыносимая.

Миронов, Шарыкина
Приходом в «Сатиру» актриса обязана своему однокурснику Андрею Миронову

- Он умер на ваших глазах?

- В тот вечер мы играли вместе в «Женитьбе Фигаро». Он читал последний монолог. Я стояла на сцене в ожидании финального выхода, чтобы спеть куплеты. И вдруг он хватается за бордюрчик беседки, моргает глазами, а губами, читая монолог, продолжает шевелить. Я удивилась, почему его вдруг не слышно, и не поняла, что ему плохо. Понял только Александр Анатольевич Ширвиндт, который стоял в ожидании своего выхода. Он выскочил, схватил его и буквально потащил на себе в мою сторону. За кулисами быстро собрали столы и положили Андрея на них. Он лежал в очень красивом черном костюме. Его окружили наши девушки, игравшие барышень при графине, - все в ярких бархатных красных платьицах. Я смотрю и думаю: «Боже мой! Андрей Александрович всегда любил красивое! На нем все всегда выглядело элегантно. И вот он лежит в центре, на нем костюм, а вокруг красные, как лепестки красного мака, девушки. Как красиво! Нет, он не может умереть!»

- Вы с ним знакомы со студенчества. Кем же он был - Фарятьевым, Остапом Бендером, человеком с бульвара Капуцинов?

- Андрей Александрович полностью отдавал себя работе. Он не мог позволить себе опоздать или пропустить репетицию, прикрываясь обстоятельствами, как это делают современные звезды. Мы вместе учились в Щукинском училище. Он был старостой. На втором курсе взял шефство надо мной и поставил этюд по рассказу Антона Чехова «Загадочная натура». Это была его первая режиссерская работа. Помню, он из дома для меня принес веер и предупредил: «Только не сломай! Веер мамы». А я его во время показа от волнения все-таки поломала. Но он ничего не сказал.

В 1962 году Андрей проходил пробы в Театр сатиры. Его парт­нерша заболела, он позвал подыграть меня. После просмотра нас приняли обоих, хотя я тогда снималась в фильме «Старшая сестра» и планировала идти в другой театр. Так что приходом в «Сатиру» я обязана Андрею.

Андрей Александрович в жизни всегда был заводилой. За столом с Анатолием Папановым в этом плане были всегда добрыми соперниками. В их компании я хохотала так, что не могла соединить губы: у меня щеки от смеха всегда были на висках.

ПАН - НЕ ТОВАРИЩ

- Как вы попали в «Кабачок»?

- До прихода на ТВ Георгий Зелинский был худ­руком Театра сатиры. Поэтому в первую очередь приглашал актеров, которых знал. Так в передачу пришли Аросева, Державин, Белявский, Мишулин, Ткачук, Селезнева... Когда захотел в ресторанчике видеть официантку, предложил роль мне. Я только пришла в театр. Имена героям придумывали, как правило, мы сами. У бабушки-польки была подруга Жося. Я первую букву заменила на «з» - так появилась Зося. Сначала программы были похожи на спектакли: разучивали роли, репетировали и играли перед худсоветом телевидения, после чего начиналась съемка, которая занимала один день.

- «Кабачок» был едва ли не единственной программой, где можно было услышать зарубежную эстраду. Как технически удавалось с такой точностью воспроизводить пение на иностранном языке?

- Тексты песен писали на русском. Они состояли из слов, похожих по звучанию и произношению на иностранные. Оставалось их выучить, а потом подобрать точные движения в танце. Получалось смешно.

- От одних и тех же лиц в театре и в студии не уставали?

- Артисты в принципе ра­зобщенный народ. У каждого жизнь складывается по-своему, и точек соприкосновения мало. Так, чтобы мы собирались, отмечали выходы передачи, не случалось. Иногда нас собирало польское посольство (например, на вручение звания «Заслуженный деятель Польской Народной Республики»). Мы уставали от работы. Как-то забылась и во время съемок к Борису Рунге, игравшему пана Профессора, обратилась с фразой, которую ему кричала в спектакле «Клоп»: «Товарищ профессор, товарищ профессор!»

Репетиции часто проходили на высокой эмоциональной ноте: шум стоял на все телевидение. Всегда удивляли спокойствие и доброта Георгия Михайловича Вицина (пан Цыпа). Бывало, на площадке спорят из-за мизансцены, ругаются, а дорогой Гоша, как его звали, сидит за столиком, кулачком подопрет щеку и дремлет. И всегда в руках у него пакет молочка. Когда смотрю в театре «Малыш и Карлсон», вспоминаю Спартака Мишулина - всегда нужно было быть готовой к тому, что он во время игры что-то учудит. Помню, в Чите на рынке, куда мы отправились во время гастролей, продавцы отдавали пану Директору в подарок все, на что бы он ни посмотрел. Нагрузили от любви его омулями и другими деликатесами так, что он не мог это унести!

- А как складывались отношения между паном Владеком и пани Терезой в жизни?

- Пани Тереза в жизни была супругой режиссера Георгия Васильевича, актрисой Зоей Зелинской, а пан Владек - Роман Ткачук - любил свою жену Майю. Тяжело переживал, когда она заболела. Никогда не жаловался, подробностей не рассказывал. Как-то, когда играли «Самоубийцу», сказал, что не хочет ее одну дома оставлять - боится, что забудет газ перекрыть. Его не стало в тот же день, что и жены. Ромочке было чуть больше 60 лет.

- Цензура часто вырезала отснятый материал?

- С цензурой сталкивались сценаристы. Когда к работе подключались артисты, все было уже согласовано. Слышала, что программу очень любил Брежнев и неоднократно спасал ее от закрытия.

- Но в 1980-м ее все-таки закрыли. Говорят, из-за волнений в Польше.

- Дело не только в большой политике. У «Кабачка» было много противников. Часто в спину можно было услышать: «Халтурщики!» Это сейчас чем больше человек мозолит глаза на экране, тем он более успешный, а тогда время было другое. Режиссер театра Валентин Плучек нередко на нас срывался и кричал: «Моя труппа - мой мольберт!» Недруги остались до сих пор.

- Почему вы покинули «Кабачок» до его закрытия? Из-за страха остаться навсегда в образе официантки?

- Конечно, за многими из нас закрепилось определенное амплуа. Я устала от этого образа и действительно испугалась остаться вечной официанткой. И когда известный режиссер предложил мне сыграть роль официантки, я отказала, о чем позже пожалела - фильм стал очень популярным.

 

Виталий Лесничий

Просмотров: 2166
Поделиться
Американская история Тоси Кислицыной и фильма «Девчата» Далее в рубрике Американская история Тоси Кислицыной и фильма «Девчата»


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.