Сегодня 24 мая 2017 г., среда, 05:32USD 56.55 0.0564EUR 63.61 0.4476
Статьи газеты «Мир новостей»

Век бы воли не видать

26 марта 2013
hits 2171

Поселок Пуксинка похож на остров среди болот, поэтому местные называют его Кубой. 600 км до Екатеринбурга, дорог нет, зато есть опасные соседи - обитатели зоны особого режима.

ИК-14 стала для поселка градообразующим предприятием. И вот колонию, которая занималась лесозаготовками, хотят ликвидировать - слишком много хлопот. А поселок - расселить. Проблема в том, что сами “кубинцы” - против.

 


НИКУДА Я НЕ УЕДУ!
Пуксинка действительно оторвана от цивилизации. На машине дорога сюда занимает более 12 часов, но таким способом в поселок можно добраться лишь сухим летом или по зимнику, который чистят в случае приезда высоких гостей. В остальное время призрачную связь с цивилизацией обеспечивает катер. Он ходит раз в неделю. Несмотря на это, известие о предстоящем расселении для местных жителей прогремело как гром среди ясного неба, и разбираться в ситуации пришлось делегации областных чиновников во главе с уполномоченным по правам человека Татьяной Мерзляковой.
Больше других за судьбу поселка переживает директор местной школы Николай Гагарин. Он уверен, что учебное заведение при ликвидации колонии закроется одним из первых. Почти все ученики (а их в школе 98) - дети сотрудников колонии, многие преподаватели - члены их семей.
“Разговоры о будущем закрытии мешают людям работать, они задумываются, что пора уезжать отсюда. Мы ремонтируем школу, у нас есть планы на будущее, но это станет никому не нужным, если исчезнет колония. И дети, и женщины покинут поселок сразу же после того, как мужчины получат новое место работы. Получится, что бюджетные деньги, которые тратились на ремонт и реконструкцию, потрачены впустую”, - сетует Николай Гагарин.
Неоднозначно оценивают ситуацию и сотрудники колонии, хотя для них ее ликвидация, казалось бы, означает возможность перебраться в более цивилизованные условия. Но что-то заставляет людей оставаться в поселке, несмотря на то, что жить в нем с каждым годом труднее и труднее. В ГУФСИН объясняют это тем, что кто-то владеет в Пуксинке землей, кто-то получил квадратные метры за счет жилищных сертификатов, положенных сотрудникам при выходе на пенсию. А сами местные говорят, что не стремятся на “большую землю”, поскольку за долгие годы сроднились с отдаленным поселком.
“Выходя на пенсию, люди получают жилищные сертификаты, но не используют их для себя. Они привязались к Пуксинке. Уезжают только дети - стремятся быть поближе к крупным центрам, переезжают в Гари. А старшее поколение остается здесь”, - Николай Гагарин признает, что и сам стал патриотом поселка. Впрочем, он не одинок - на переговоры с екатеринбургскими гостями пришло около 70 человек, среди которых были и сотрудники ИК-14, и рядовые селяне. И лишь пятеро из них заявили, что согласны уехать.


ИЗОЛЯЦИЯ
Глядя на житье-бытье в Пуксинке, сложно понять, почему люди не хотят отсюда сбежать. Они же от всех и всего изолированы. Случись что, сюда ни скорая, ни пожарные машины не доедут.
“В поселке эпидемия простуды, но нет фельдшера. Мне ребенка приходится везти за 120 километров, чтобы просто выписали больничный. Медик в Пуксинке был, но ей негде работать. Сейчас она в отпуске, но выйдет из него уже не к нам”, - пожаловался корреспонденту “Мира новостей” один из сотрудников ИК Дмитрий Столбов, чье поведение - еще одна специфическая особенность Пуксинки. Только здесь, вдали от цивилизации, люди в погонах, привыкшие беспрекословно исполнять приказы, готовы вслух говорить о проблемах и требовать от начальства их решения. Увы, пока в поселке слышат исключительно обещания. По словам правозащитницы Татьяны Мерзляковой, незадолго до поездки она узнала, что в Пуксинке существует проблема с медикаментами, и тут же обратилась к губернатору Свердловской области Евгению Куйвашеву.
“Он при мне позвонил министру здравоохранения области Белявскому, потребовал, чтобы к вам немедленно приехала аптека. Где она?” - спросила Мерзлякова у жителей Пуксинки, которые так и не увидели губернаторских лекарств.
В колонии трудится примерно половина местного населения, но и остальные так или иначе связаны с зоной: одни учат детей сотрудников, другие зарабатывают тем, что пускают на ночлег постояльцев, приехавших на свидание к осужденным родственникам. Пожалуй, лишь для последних закрытие самой удаленной от Екатеринбурга колонии будет бесспорным благом.

За долгие годы местные жители сроднились с зоной особого режима

 “ИК-14 - непростая колония. Мы отмечаем, что отсюда правозащитникам отправляется мало писем. Получаем их редко. И не потому, что людям не о чем писать, - рассказывает помощник уральского омбудсмена Виктор Вахрушев. - Дело в другом - в удаленности”.

Почта и транспорт действительно вызывают у местных жителей много нареканий.
“Вы как сюда приехали? Нормально? Так это потому, что для вас вчера дорогу почистили. А мы вот ездим по ухабам, где двум машинам не разъехаться. И никто ее не чистит. Бульдозер есть, но почему-то не работает. За всю зиму проехал два раза”, - возмущалось население Пуксинки на встрече с нежданно-негаданно нагрянувшим начальством. “Шишек” здесь не боятся - видят их крайне редко.


И ЗАХОЧЕШЬ - НЕ СБЕЖИШЬ
Судьба ИК-14 почти решена. Колония накопила многомиллионные долги по налогам. Деревянные здания, построенные в середине прошлого века, приспособить под существующие нормы содержания заключенных невозможно ни практически, ни теоретически. Того и гляди от сильного ветра стены рухнут. Сотрудники колонии мрачно шутят, что отсутствие дороги в их случае - не только проклятие, но и спасение: без шансов добраться до цивилизации заключенные не рискуют устраивать побеги. Вообразите: в поселке даже не организовано патрулирование.
Единственный вариант спасения поселка, предложенный главой ГУФСИН Сергеем Худорожковым, - создание на базе ИК-14 колонии-поселения с более мягкими условиями содержания заключенных. Остальные проблемы, уверены в поселке, можно решить. Тем более что глава района на днях заявил о выделении помещения для фельдшера, а областные власти пообещали, что в Пуксинку все же будет проложена нормальная дорога. Только ждать выполнения этих обещаний придется как минимум до 2017 года - к тому времени в поселке останутся “последние из могикан”. Выбора у людей нет - в Свердловской области уже несколько раз расселяли поселки при колониях из-за ликвидации пенитенциарных учреждений, и каждый раз возникали проблемы и затягивались сроки.
“Совсем недавно, например, был переселен последний житель Сарьянки в Кузнецовское поселение, хотя сама колония закрылась 12 лет назад. Причем вывезли народ только после сильнейшего лесного пожара. В регионе десятки поселков, оставшихся после ликвидации ИК. ГУФСИН не забрало с собой людей, которые не имели отношения к исправительным учреждениям”, - заявила омбудсмен Татьяна Мерзлякова жителям Пуксинки, из которых в итоге согласны на переезд менее 10%.
Руководство ИК-14 уверено, что главная причина всех доводов за сохранение их колонии - привычка местных жителей и чиновников надеяться на помощь со стороны сотрудников ГУФСИН. Но у них и своих трудностей хватает.
“У нас здания изношены на 100%. Постоянно получаем предписания от прокуратуры по разным причинам. И это пока к нам проверяющие не приезжают из-за отсутствия дороги. А когда ее построят, понабегут общественники с правозащитниками. Они будут смотреть, что сотрудники живут в тех же условиях, что и заключенные? Что у сотрудников точно такие же туалеты? Когда в округе лесные пожары бушевали, с трех сторон поселок горел - сами тушили,” - разводит руками начальник ИК-14 Евгений Лавров.
К весне для поселка приобретут новый катер и ходить он будет не раз в неделю, как раньше, а раз в два дня. Но и это пока слова.


Геннадий Смирнов,
фото Виктора Вахрушева

 

Просмотров: 2171
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Сектор без газа Далее в рубрике Сектор без газа


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.