Сегодня 17 января 2017 г., вторник, 22:22USD 59.40 -0.2052EUR 63.28 0.0556
Статьи газеты «Мир новостей»

Что скрывает нефтянка?

11 марта 2013
hits 3106

Президент Владимир Путин на днях посетовал, что в России до сих пор засекречена информация о запасах полезных ископаемых. Мол, пора раскрывать, пусть мир знает, насколько наша страна богата.

Некоторые специалисты оценили этот сигнал даже более серьезно, чем шумиху вокруг коррупционных скандалов. Потому что богатство страны все реже подтверждается реальными цифрами...

 

НЕФТЕГАЗОВЫЙ СЕКРЕТ
Когда мы говорим о гостайне и запасах полезных ископаемых, то нужно понимать: у нас засекречены только объемы запасов нефти и газа. Например, в Долгосрочной программе воспроизводства минерально-сырьевой базы РФ до 2020 года (основного документа, регулирующего развитие геологоразведки в нашей стране) открыто пишется, сколько в России запасов такого стратегического ресурса, как уран или золото. Есть информация по ванадию, углю, черным металлам, даже по такому редкому элементу, как ниобий. Но только не по нефти и газу. Хотя, наверное, публичный учет именно этих полезных ископаемых был бы наиболее целесообразен - только от добычи нефти (налога на добычу полезных ископаемых) и ее экспорта бюджет получает более 30% всех поступлений. На втором месте - газ.
Такое положение дел выгодно нашим нефтегазовым компаниям. Тогда почему первое лицо государства было вынуждено заговорить о рассекречивании этих данных? Видимо, секретность в нефтегазовой отрасли усугубляла и без того колоссальную проблему - фактическое уничтожение геологоразведки.
В упомянутой программе отсутствие прироста запасов углеводородов аттестовалось как главная проблема отечественной сырьевой экономики. Констатировалось, что все основные месторождения нефти страны находятся в стадии упадка, при этом нефтяные компании наращивают объемы добычи. Так, по прогнозам Минэкономразвития, рубежа добычи 530 миллионов тонн нефти в год должны были достигнуть в 2020 году. А уже в прошлом году российские неф­тяники преодолели планку в 520 миллионов тонн. Это означает, что основная часть крупных российских месторождений нефти иссякнет к 2018 году...
Минэкономразвития еще в начале 2000-х, прогнозируя экономический рост, утверждало: чтобы обеспечить заявленные темпы добычи углеводородов и, соответственно, обеспечить развитие страны, необходимы опережающие темпы геологоразведки полезных ископаемых. Хотя бы на том уровне, как это было в Советском Союзе, - на каждую добытую тонну нефти прирост запасов должен составлять 1,5-2 тонны. То же самое по газу.
Но нефтегазовое лобби страны предпочло идти другим путем. В свое время еще Михаил Ходорковский заявил о необходимости полной передачи геологоразведки государству. Для тех, кто не понял, поясню. Ходорковский буквально сказал следующее: вы нам разведайте, а добудем мы уж как-нибудь сами. И вот Ходорковский сидит, а слово его стало делом. На сегодняшний день в нашей стране лишь 20% лицензий на нед­ропользование выдано с включением частичных требований по геологоразведке. Результат: за последние годы не разведан и не обустроен ни один нефтегазовый район, не открыто ни одно крупное месторождение нефти или газа!
Более того, разрушена вся отраслевая инфраструктура геологоразведки. Об этом прямо говорилось уже в Долгосрочной программе, вышедшей в 2005 году. Чтобы произвести комплексную геологическую разведку углеводородов только в отдельно взятом Западно-Сибирском нефтегазовом регионе, необходимо было привлечь из внебюджетных источников (читайте - от нефтяных и газовых компаний) около 4 триллионов рублей. Это в ценах 2005 года, когда весь военный бюджет страны составлял 600 миллиардов рублей.
Государство обязалось вложить в геологоразведку (это в основном картографирование перспективных и малоизученных районов) до 2020 года 500 с лишним миллиардов рублей. Предлагалось, что на каждый рубль, вложенный государством, газовики и нефтяники добавят свои десять. По доброй воле. Один из профильных российских академиков назвал эту программу даже не утопией, а химерой.


ПУЗЫРЬ ЛОПНУЛ
Понятно, что ожидать добровольных вложений от неф­тяников и газовиков в геологоразведку было глупо (подчеркну, что речь идет прежде всего о разведке новых месторождений, в обустройство собственных компании, конечно, вкладываются). Но что же произошло в этом году, если президент готов “снять секретность”? Судя по всему, текущее положение дел скрывать не получается, оно и так уже повредило экономическим рейтингам страны.
Критика Минприроды по поводу отсутствия роста разведанных запасов углеводородов началась практически сразу после принятия программы. Не очень многочисленные геолого-разведочные предприятия страны, ожидавшие, что на них прольется золотой дождь (570 миллиардов, согласитесь, сумма немаленькая), так ничего и не получили. Одновременно нарастало давление со стороны Минэкономразвития, для которого эта цифра (прироста запасов углеводородов) являлась важнейшим индикатором для долгосрочного прогноза экономического развития страны.
Тогдашний министр природных ресурсов Юрий Трутнев послушно начал озвучивать достигнутые результаты в разведке нефти и газа. В 2011 году, по версии Минприроды, было разведано почти 500 миллионов тонн новых запасов нефти. Сравнивая с добычей нефти, получалось примерно один к одному. Довольно неплохо, особенно учитывая, что почти 20 лет геологоразведки в стране вообще не было.
Но параллельно с господином Трутневым свои оценки прироста запасов нефти и газа в России опубликовала и компания “Бритиш Петролеум”. Она работала в России и знала реальное положение вещей. И в том же 2011-м ее оценки в пять раз отличались от официальных - 100 миллионов тонн. Угадайте, кому больше поверило международное экспертное сообщество.
Но это полбеды. Настоящая беда пришла в прошлом году, когда британцы начали сворачивать свои проекты в России по причине их дальнейшей бесперспективности! А БП не только одна из старейших и крупнейших нефтяных компаний мира, она известна еще и своим инвестиционным чутьем.
Вот это уже попахивает катастрофой. Сразу вспомнили, что более 10 лет отраслью руководили люди, которые не были, мягко говоря, специалистами в этой сфере. Министр Трутнев - бизнесмен-спорт­смен, глава Роснедр Ледовских - ветеринар. Преемник последнего Александр Попов (геолог-буровик) первое, что сделал на заседании правительства РФ, это раскритиковал нефтяников: “Ситуация с приростами запасов нефти на первый взгляд вполне благополучная: в последние пять лет мы приращиваем больше, чем добываем. Но за счет запасов новых месторождений и залежей компенсируется не более 15-20% текущей добычи, все остальные приросты - это либо доразведка разрабатываемых месторождений, либо переоценка запасов с увеличением коэффициента извлечения нефти.
Вещи эти, безусловно, важные, но новых открытий они не заменят. Такое положение с приростом запасов объясняется просто: объемы поисково-разведочного бурения сократились почти с 2 миллионов в 2001 году до 1170 тысяч погонных метров проходки в 2011 году. Для обеспечения расширенного прироста запасов нефти необходимо увеличивать объемы бурения в 2,5 раза.
Практически полностью прекращены работы на малоизученных территориях, вдали от развитой инфраструктуры. В результате за последние 20 лет в России не был подготовлен ни один новый район неф­тедобычи”. Конец цитаты.
Собственно, на этом можно было бы и закончить. Как-никак, а создано специализированное ведомство ОАО “Росгеология”. К руководству отраслью пришли вроде бы компетентные люди. Но, похоже, кардинально менять ситуацию никто не собирается, а чиновники и нефтяные короли опять договорились.


ИСТОРИЯ С ГЕОЛОГИЕЙ
Обратите внимание: о частных инвестициях в геологоразведку речь уже не идет. Что прямо противоречит мировой практике: разведкой полезных ископаемых обычно занимаются частные компании. Этот бизнес высокодоходен и эффективен. Даже в Советском Союзе государство не смогло вести геологоразведку чисто “социалистическими” методами. Знаете, что стояло за всей этой геологической романтикой с кострами и песнями под гитару? Спецпостановление Совмина, по которому геологу, открывшему месторождение, выплачивалось вознаграждение до 200 тысяч рублей (по нынешним ценам это порядка двух миллионов долларов!). И специально оговаривалось освобождение от налогов.
Еще Петр I издал Горную привилегию, по которой любой человек, нашедший месторождение, получал вознаграждение. Если самостоятельно начинал эксплуатировать месторождение, то еще и пожизненную пенсию. Если отдавал концессионеру, то имел проценты от прибыли. Один этот акт дал прирост населения Сибири в шесть раз - с одного миллиона до шести миллионов человек. Потому что искать полезные ископаемые было выгодно!
Почему же сегодня в условиях “рыночной и демократической России” это невыгодно? Почему, вместо того чтобы разрешить частным компаниям вести разведку, мы вновь создаем очередного чиновничьего монстра - Росгеологию - и накачиваем его деньгами?
Нисколько не сомневаюсь, что через несколько лет Счетная палата будет безуспешно искать миллиарды, выделенные на геологоразведку. Не впервой.


Марат Хайруллин


Просмотров: 3106
Поделиться
Спайс атакует Далее в рубрике Спайс атакует


Загрузка...
Комментарии (1)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.