Сегодня 24 января 2017 г., вторник, 16:18USD 59.21 -0.2866EUR 63.62 -0.3199
Статьи газеты «Мир новостей»

Юрий Вавилов: «Папа тряс Лысенко за лацканы пиджака»

28 февраля 2013
hits 2889

Зимой 1943 года в сталинском лагере умер Николай Вавилов. Советский генетик и путешественник. Он исколесил 100 тыс. км в поисках своего Эльдорадо - страны, где люди не знают голода.

Собрал коллекцию семян, равной которой нет и поныне (она оценивается триллионами долларов). Стремясь накормить человечество, великий ученый погиб от недоедания и последовавшего за ним истощения...

 


БРАТ ЗА БРАТА
Через два года, после того как тело Николая Вавилова закопали в общей могиле с другими заключенными, Сталин предложил его родному брату Сергею должность президента Академии наук СССР.  Тот согласился и тем самым обрек себя на ярлык лакея, которым наградил его Солженицын. Но сын великого генетика Юрий Вавилов с такой трактовкой поступка дяди не согласен.
Физик-ядерщик, доктор физико-математических наук, Юрий Николаевич всю жизнь трудится в знаменитом физическом институте им. П. Лебедева. Не так давно на улицах Лондона среди встречающей эскорт королевы публики он перекинулся парой фраз с рядом стоящим человеком.
- Я представился: “Вавилов”. Сосед в ответ закивал: “О, знаю! В школе на обложке учебника биологии были портреты Дарвина, Линнея, Менделя, Вавилова!” Когда же узнал, что перед ним сын того самого, из учебника, очень обрадовался.
И совсем другие впечатления оставил телефонный звонок американскому ученому из Университета Санта-Барбары в Калифорнии: “Я не уважаю вашего дядю”, - сказал тот, когда Юрий Николаевич предложил ему книгу о своем дяде, и положил трубку. Племянник даже не пытался приводить в пользу родственника аргументы, давно ставшие убеждением.
- Отказываться от должности было нельзя, - говорит мой собеседник. - Сергей Иванович понимал, что наука от этого не выиграет, а его самого, скорее всего, постигнет участь брата. Предложение Сталина принял ради коллег своего института (Государственного оптического института) и ради науки. Впоследствии помог многим репрессированным и их семьям, включая меня. В стенах основанного им института выросло 7 нобелевских лауреатов. И совершенно не прав Солженицын, когда в “Архипелаге ГУЛАГ” называет Сергея Ивановича лакеем. (Дословно: “Академик Сергей Иванович Вавилов после расправы над своим великим братом пошел в лакейские президенты Академии наук”.) Когда вышла книга, до Солженицына дозвонился возмущенный нобелевский лауреат Виталий Гинзбург. Александр Исаевич пообещал все исправить в следующем издании, но свое обещание не выполнил. Так что клеймо осталось.
- А после гибели отца Сергей Иванович общался с вашей семьей?
- После ареста отца с нами перестали общаться многие друзья, коллеги, но не дядя. В годы войны он отправлял маме деньги, на которые она собирала папе посылки в тюрьму. После войны нашу четырехкомнатную квартиру в центре Ленинграда передали балерине Наталье Дудинской. А дядя для нас выбил отдельную квартиру. 


ДОМ ПУТЕШЕСТВЕННИКА
- Что в вашем доме сохранилось из того, что отец привез из дальних путешествий?
- Это огромные и роскошные бразильские бабочки из Южной Америки. В доме также стоял глобус, на котором папа отмечал места своих путешествий. Я изучал географию по отмеченным его рукой точкам и линиям экспедиций и пройденных маршрутов. Позже мы его передали географическому обществу.
Когда папа был в Италии, его настойчиво приглашал к себе в гости на Капри Максим Горький. Но из-за занятости навестить писателя не получилось: одна только отправка посылок с семенами занимала несколько дней, не говоря уже о сборе, сор­тировке, подписании.
- Великий путешественник начала XX века представляется в шляпе, с сачком в руках и на велосипеде. В свободное время он рассказывает бесчисленные байки о дикарях-каннибалах, львах и ярких птицах. С вашим папой не так?
- Шляпу он любил, с сачком его не видел, а велосипед в доме появился, когда мне уже 10 лет исполнилось. Помню, когда я его попросил, папа через проф­ком записался в очередь и купил, как говорится, на общих основаниях. Тогда он при мне один раз и проехал. А рассказывал он мало. Трудился по 20 часов. Так что запомнил его в постоянной работе и разъездах между Ленинградом и Москвой.
- Из Южной Америки с риском для жизни ваш папа вывозил запрещенные семена хинного дерева, в Японии поражался двухкилограммовым апельсинам, в Афганистане восхищался гигантской цветной морковью. Об этом он пишет в своих дневниках. Наверное, экзотические фрукты и плоды в доме не переводились?
- Конечно, я что-то из этого пробовал, но что, честно говоря, уже не помню. После 1933 года отцу вообще запретили выезжать. Мне было тогда всего пять лет. В этом смысле больше повезло моему старшему брату Олегу, которого Николай Иванович иногда брал в экспедиции. А в 1931 году даже повез его на семинар в Лондон. Летели в самолете с Бухариным. А в Лондоне 13-летнего брата отпустили самостоятельно гулять по городу - чтобы осваивал английский язык.
- Ваш брат погиб в 1946 году, сорвавшись со скалы на Домбае, когда катался на лыжах...
- Это официальное заключение. Но я поднял документы, архивы и уверен, что его убили. Думаю, его столкнули на скалы. За что? Брат, ученый-физик, не стеснялся называть имена виновников гибели отца.


ВНУТРИВИДОВАЯ БОРЬБА
- Основную вину возлагают на Лысенко...
- Ближайший соратник Лысенко, не буду называть его имени, за подписью самого Лысенко написал Молотову донос на Вавилова. Тот дошел до Сталина. В доносе написано о том, что Николай Вавилов заявляет, будто в СССР начались гонения на науку, как во времена Галилея. Если бы ни этот донос, отца, возможно, не арестовали. Но у Сталина, видимо, давно сложилась классовая неприязнь к Вавилову и симпатии к Лысенко. Отец был сыном предпринимателя, капиталиста, а Лысенко - крестьянских корней, человек из народа. Еще в 1929 году привезенную папой из Европы и Америки литературу зарубежных агрономов и ученых Иосиф Виссарионович назвал “макулатурой”.  Позже мама вспоминала, как после голода 1932-1933 годов отец предложил американский опыт для орошения полей Заволжья. Сталин ответил: “Это вы так, профессора, думаете. А мы, большевики, думаем иначе”. В 1936 году Лысенко упомянул имя Вавилова в контексте вредителей: мол, Николай Иванович Вавилов некоторые “наши” работы не поддерживает.
- Что это за работы?
- Лысенко чушь предъявлял: издавал указы, которые ликвидировали возможность нормальной научной работы. Лысенко отрицал к тому времени уже общеизвестную вещь - внутривидовую борьбу... Однажды мне довелось встретиться с художником, оформлявшим большую карту земледелия на ВСХВ (Всесоюзная сельскохозяйственная выставка, позже ВДНХ, ныне ВВЦ). Работу приехал посмотреть Вавилов. Не­ожиданно в павильон вошел Лысенко. Между ними произошла ссора. Отец упрекнул Трофима Денисовича в том, что тот нанес науке непоправимый урон. В какой-то момент не выдержал, перешел на “ты”, схватил Лысенко за лацканы пиджака и начал хорошенько трясти. А ведь он был высок и очень силен... Тот испугался, вырвался, закричал “Вы за это ответите!” и убежал. Но сейчас всплыли новые материалы, которые показывают, что дело на отца завели задолго до этого инцидента. Главной фигурой в аресте отца был все-таки Сталин, а Лысенко - так, лишь инструмент.
- Но, с другой стороны, от Сталина Вавилов получал звания, руководящие должности, собственный институт...
- ВАСХНИЛ (Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук имени Ленина) отец основал в 1929 году. Сталин тогда только набирал политический вес. Он был не всесилен. Открытые нападки на Вавилова начались в 1933 году после возвращения отца из Америки. Папа ждал ареста еще на пике сталинских репрессий - в 1937 году. С дочерью своего рано умершего однокурсника по Петровской сельскохозяйственной академии (ныне Тимирязевская) как-то поделился, что каждый раз, отправляясь на “Красной стреле” в Москву и обратно, ожидает, что его снимут с поезда. Однако тогда его не арестовали - слишком популярным в мире было его имя. Его арестовали в августе 1940-го во время экспедиции на Западную Украину. Сообщили, что нужно срочно ехать в Москву. Не догадываясь, что это только предлог, он сел в машину вместе с сопровождающим его коллегой Бахтеевым. Но когда Бахтеев собрался проводить отца в аэропорт, его грубо оттолкнули. Отцу стало понятно - это арест.
- Вы сами Лысенко видели?
- Однажды в Политехническом музее слышал его выступ­ление. Я немного опоздал, сел на заднем ряду, и меня поразил неприятный лающий голос. А в первом ряду сидели колхозницы-ударницы. Он специально подстраивался под простой народ. Время было таким, что у руля находились народные академики, ставшие ими, минуя научную работу, открытия, ученые советы...


Виталий Лесничий

 

P.S. Урок из истории с Вавиловым, к сожалению, только один: чтобы развиваться - обществу нужны Вавиловы, чтобы властвовать - нужны только Лысенки. Функционеры, которые хорошо чувствуют начальство.

Просмотров: 2889
Поделиться
За что молодогвардейцы не любили Фадеева Далее в рубрике За что молодогвардейцы не любили Фадеева


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.