Сегодня 22 января 2017 г., воскресенье, 21:31USD 59.66 +0.3176EUR 63.72 +0.5469
Статьи газеты «Мир новостей»

Последняя мельница Черноземья

16 мая 2013
hits 2701
Последняя мельница Черноземья

До революции в России насчитывалось более двух миллионов мельниц. Теперь - считаные единицы. В Центральном Черноземье единственная уцелевшая водяная мельница стоит на околице села Красниково Курской области. Среди древних, как и она сама, вязов. Да не просто стоит - работает!
Здесь можно намолоть до тонны муки в день


Дубовая мельница высится над водой на двадцати дубовых же сваях, крепких, что сталь. Егор Иванович Красников отворил створы погонного ларя, и вода взяла в оборот железное колесо. Сколько же лет «последней из могикан»?

- О, мил человек, сколько меленке годочков, одна только вода речки Крюк и ведает! Старики говаривали: «Мы народились на свет божий, а она - Глазова мельница - уже стояла на урезе крутого берега».

Кто такой был Глазов, сделавший на тихой речке запруду, поставивший дубовый сруб на высоких сваях, ожививший тогда еще не железное, а деревянное колесо, чтоб оно без устали крутило гранитные жернова, село Красниково запамятовало. С давних пор от запруды к мельнице тянется длинный желоб - погонный ларь. По нему дольше века мчится вода к колесу.

- Уморилось, видно, крутиться-вертеться деревянное-то колесо и в одночасье развалилось. Отработало, знать, свое, и на том спасибо. Не одно поколение нас, краснинцев, выкормило хлебушком, - говорит Егор Иванович.

Загоревали было крестьяне всех окрестных сел и деревень: как жить без мучицы духмяной, мягкого помола?!

- Нужны дубовые доски, да разве их укупишь - дороже золота. И начал я вместе с мужиками собирать на бывшем колхозном механизированном дворе разные железяки. Сварили их - и вот оно, вечное колесо! - продолжает рассказ Егор Иванович.

И опять заскрипели телеги, заурчали авто, пробивая в густой траве дорогу к Глазовой. Жаркая работа началась у Егора Ивановича.

В день моего приезда помольщиков не было. Ради меня хозяин пустил воду по желобу, и, пока железяка набирает ход, он ведет внутрь мельницы. Еще на пороге чувствуется особый хлебный дух: густой, терпкий, устоявшийся. В сумеречной полутьме (окон нет, свет падает только в открытую дверь) вижу высокий деревянный ковш. Из него белесой струей течет мука.

- В ковше осталась пшеница от последнего помольщика. Попробуй, какая теплая и мягкая мучица! А ржаная бывает еще мягче, и дух у нее ядреный, - восторгается Красников. - За день, когда есть завоз, меж жерновов протекает до тонны зерна.

До 70-х годов прошлого века рядом с этим ларем стоял, рассказывает, еще один - для крупы. Убрали за ненадобностью - народ перестал сеять на огородах просо, гречиху, потому что в магазинах стало вдоволь круп.

Егор Иванович мельником здесь с 1960 года. С 90-х завоз стал затухать. Жизнь крестьянская изменилась круто. При колхозе Красников получал твердый месячный оклад за свои труды. И когда создали СХП «40 лет Октября», его глава выплачивал мельнику по 550 рублей. За помол одного мешка с мужиков брали по 7 рубликов.
Мельница в Красникове стоит на 20 дубовых сваях


Родословную кормилицы мельник знает не с безвестного Глазова, а с Фомы по фамилии Тетенец. Работал тот у здешнего барина, владевшего кроме меленки еще и сорока гектарами земли, батраком. И вдруг стал хозяином этого несметного по тем временам богатства. Как да почему - об этом в селе живут две то ли были, то ли легенды. По одной - Глазов, будто бы почуяв в 1917-м ветер перемен, продал предусмотрительно имущество и уехал за границу. По другой - в Фому влюбилась дочь хозяина. По ночам тайком бегала на свидания к реке. В общем, мельница их повенчала и наградила сыночком. Фома и получил в приданое дубовую и сорок гектаров пашни.

Нажил батрак богатство одним махом, да пошло оно прахом... В 1930-м меленка вместе с земельным клином отошли к созданному колхозу. Молодожены, оставшись ни с чем, сочли за благо уехать на житье-бытье в Воронеж к родственникам.

- С тех дальних пор о них ни слуху ни духу. А лет пять назад, глядь, председатель нашего СХП привез ко мне незнакомца. «Здрасьте, сказал он, я Степан Фомич Тетенец». Я обомлел...

Отчество Фомы - Осипович, а женушку его, подарившую сына, звали Софьей Ироничповной. Гость приехал из Самары. Ему под девяносто. Фронтовик, под родным Курском летом 43-го был ранен в руку. Подлечился - и опять воевать. Всю жизнь, признался, снятся мельница у запруды на реке Крюк и вязы вокруг омута, кувшинки между дубовых свай. И отец с матерью до конца дней своих грезили ими...

- Не думал не гадал, что цело все это. Ехал сюда, чтобы походить по отчей земле, где босиком бегал. А тут такая оказия - жива водяная!

Курское областное управление культуры не один год хотело взять под свое крыло мельницу-раритет, создать музей. Однако руководители СХП «40 лет Октября» не желали расставаться с водяной, дубовой, пережившей столетний рубеж. Рано, дескать, ей на покой, пусть муку мелет для селян. Но вот два года назад музей все-таки открыли. И для туристов древняя «старушка» старается поработать на славу. Ходят, смотрят, по совету гидов - Егора Ивановича и его сына - стараются определить, мягок ли помол.

Красников сулит своей любимице долгую жизнь. Усохла, мол, так, что тлен веков ее уж не берет. Надо лишь фундамент обновить, а то сильно обветшал. И будут работать жернова еще не один век.

Юрий Махрин, Курская область,
фото автора
"Мир новостей"


Просмотров: 2701
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.