Сегодня 30 мая 2017 г., вторник, 08:40USD 56.71 -0.0454EUR 63.36 -0.3005
Статьи газеты «Мир новостей»

Ополченцы на велосипедах

16 мая 2013
hits 821
Ополченцы на велосипедах

В канун битвы за Москву мы вспоминаем доблестных защитников нашей столицы. Город тогда защищали все – от мала до велика. Даже дети были готовы дать отпор врагу. Они наравне со взрослыми сражались за Родину, однако о подвиге 800 велосипедистов, или самокатчиков, как их тогда называли, до сих пор было известно немногое.

КУЧА-МАЛА НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ


Как-то судьба свела меня с ветераном Великой Отечественной войны Константином Аркадьевичем Пигулевским, который поведал о неизвестных эпизодах обороны Москвы.

- С конца 1930-х годов я работал инструктором в Московском комитете физкультуры. Тогда, несмотря на нехватку машин, был весьма популярен велосипедный (самокатный) спорт. С 1924 года ни один парад на Красной площади не обходился без самокатчиков: первым катил полк военных, потом ехали гражданские велосипедисты. К парадам готовились целый месяц. Прохождение было сложным - приходилось объезжать с двух сторон Исторический музей, затем 24 велосипедиста смыкались в одну шеренгу. Смотреть по сторонам было нельзя ни в коем случае, иначе нарушишь строй. Однажды кто-то зазевался - ну решил взглянуть на Сталина. Руль вильнул, парень упал, следовавшие за ним на приличной скорости спортсмены стали наезжать на недотепу. В считаные секунды на Красной площади образовалась куча-мала вровень с Мавзолеем. Правительство поначалу рты раскрыло, а потом давай хохотать, смеялись до слез. А мы по команде без разбору хватали машины и бегом с площади. Но никого за эту промашку не наказали.

ЭСКАДРОН САМОКАТЧИКОВ


В начале 1941 года я стал штурманом скоростных бомбардировщиков. Началась война, рвусь на фронт, а в военкомате говорят: “Всю авиацию перебили, есть приказ Сталина летные кадры пока не призывать, гуляйте”. Но воевать-то хотелось. Пошел в горком партии к заведующему военным отделом полковнику Чугунову, тот быстро нашелся: “Ты подумай, как помочь городу. Вон у нас на крышах сидят посты ВНОС (внешнего наблюдения, оповещения и связи), там в основном старички, которые всего боятся. Надо им помочь...”

В помощь ночному хозяину города - местной противовоздушной обороне (МПВО) - из велосипедистов, участвовавших в парадах на Красной площади, было решено создать самокатный полк. А из кого создавать, когда почти все спортсмены ушли на фронт? Пришлось привлечь допризывников и подростков. Отобрали 800 самых от- чаянных ребят. Пользуясь указом Президиума Верховного Совета СССР, мобилизовали у населения машины и роздали их пацанам. Командиром отряда стал я, начальником штаба - заслуженный мастер спорта Миронов. Во главе отряда стояла элита велосипедного спорта столицы, чемпионы-гонщики: Чистяков, Логунов, Крылов, Гладкий, Богомолов, Прянишников...

Ребята патрулировали улицы, проверяя светомаскировку. Как-то на Сретенке нашли интересную сигнализацию. В квартире, хозяева которой находились в эвакуации, в печке была установлена 500-ваттная лампа, дававшая через трубу яркий свет в небеса. Те, кто контролировал светомаскировку, попутно высматривали подозрительные предметы у метро, обыскивали мусорные урны в поисках взрывных устройств, выслеживали мародеров. Последние были настоящим бедствием. После объявления тревоги город замирал - по улицам передвигались лишь те, кто имел пропуска, вот тут-то и было раздолье для всяких темных личностей. Задними дворами они пробирались к небольшим магазинчикам, палаткам, разбивали стекла и тащили что под руку попадет. Немало таких грабителей с помощью наших пацанов арестовала милиция.

Другие ребята занимали свои места на крышах. Тушили зажигательные бомбы, фиксировали очаги поражения в своей округе. На велосипедах мчались к месту падения бомбы, оценивали ситуацию и сразу вызывали необходимые службы - пожарных, “скорую помощь”, водопроводчиков, газовиков... А до их приезда сами, как могли, тушили пожары, вытаскивали из-под обломков раненых и контуженых, оказывали им первую помощь.

В ПОГОНЕ ЗА ДИВЕРСАНТАМИ


Одной из главных задач самокатчиков было обнаружение диверсантов-ракетчиков. “Пятая колонна” в Москве дала о себе знать в первые же дни войны. Диверсантов и террористов в столице было очень много. Одного я задержал случайно в переходе метро. Хромой парень, шедший впереди меня, обронил тросточку. Я решил помочь - подымаю трость и чувствую, что она слишком тяжелая. С помощью патруля задержал хромого. А тросточка, оказывается, была приспособлена для стрельбы одним патроном...

Ракетчики же при каждом налете отмечали для немецкой авиации наиболее важные объекты - железнодорожные станции, заводы, склады. Одного наши ребята засекли даже на чердаке Дома союзов. Но особенно часто их брали у МосГЭС, напротив Раушской набережной, вблизи Кремля. Понятно, что сами мальчишки задержать взрослого человека не могли. Поэтому один оставался следить за ракетчиком, а второй катил к ближайшему телефону и вызывал сотрудников НКВД. Из-за диверсанта погиб самокатчик Вася Овчинников. Из отделения милиции у Москворецкого моста он вызвал милицейский патруль, а выйти из здания не успел. На месте двухэтажного дома, где находилось 130 человек, задержанных во время тревоги, где на крыше был зенитный девичий пост, после попадания бомбы осталась 30-метровая воронка. Хорошо, что после войны здесь сквер разбили. А вот напротив Российской государственной библиотеки (бывшей имени Ленина) есть дом, расчлененный бомбой надвое. В подвале погибли все жители. Так вот, на этом месте кто-то устроил общественный туалет...

ЯД? НЕТ, МАХОРКА


На все экстренные случаи я выезжал на мотоцикле. Однажды бомба попала в Манеж, где был правительственный гараж. Из здания валил сизый дым, и мы туда пошли в противогазах. Все шикарные машины, в том числе и “Паккард” Сталина, были покрыты подозрительной зеленоватой пылью. Грешили на немцев, мол, они какой-то ядовитой гадостью начинили бомбы, но все оказалось проще. При строительстве Манежа все деревянные перекрытия, чтобы их не съел жучок, засыпали махоркой, смешанной с нюхательным табаком. В Манеже я впервые увидел бомбу, наполненную песком, - этакий братский привет от западных антифашистов. Позже мы такие бомбы находили неоднократно.

В ноябре 41-го во время страшной бомбежки на Красную площадь пытался сесть подбитый бомбардировщик. Бомбы он сбросил, горючее израсходовал и потому легко спланировал вниз. Но немного не рассчитал и приземлился не на площадь, а на крышу двухэтажного дома, что стоял напротив входа на станцию метро “Площадь Революции”, сейчас там небольшой сквер. Летчик, штурман и стрелок были живы-здоровы, их сразу увезли на Лубянку. Интересно, что к девяти утра от самолета не осталось и следа - москвичи не должны были узнать о ночных незваных гостях, так как это вызвало бы нездоровые слухи и переполох.

По официальной версии, передовые немецкие части остановились у моста через Химкинское водохранилище, опасаясь прорываться через него, поскольку думали, что он заминирован. Но мало кто знает, что фашисты все же рискнули войти в город. Наши ребята увидели их в районе нынешней станции метро “Водный стадион”. Шесть человек на трех мотоциклах “БМВ” спокойно ехали по тротуару. Мотоциклистов моментально задержали столичные ополченцы. Тут же прибыла машина НКВД, в которой исчезли и мотоциклы, и немцы. А пацанам строго-настрого запретили кому бы то ни было рассказывать о случившемся. 16 октября, когда немцы вплотную подошли к Москве, началась массовая эвакуация. Среди моих мальчишек паникеров не было, и город никто не оставил. Зато когда стали разыскивать председателя Моссовета Пронина (а тот должен был выступать перед москвичами), то выяснилось, что он уже на пути к Горькому...

Меня вызвали в штаб МПВО, приказали сдать пишущую машинку, сломать печать и распустить отряд. Я возмутился - немец рвется в Москву, у меня 800 мобильных ребят, готовых все сделать для защиты столицы, а мне такое приказывают!

Поехал в штаб московской зоны обороны, прорываюсь к начальнику оперативного отдела. Сидит за стеклянным столом полковник - на груди два ордена Красного Знамени, что в то время было редкостью, и большой шрам через все лицо. Это был Дмитрий Андреевич Федоров. Очень хочется, чтобы люди узнали об этом удивительном человеке. Он воевал на ХалхинГоле и в Испании. В 1945-м из Берлина вывез в Советский Союз архивы гестапо, занимался их изучением и возглавлял секретный институт НКВД. Слышал, что он написал интересную книгу о тайной войне. А в конце 1950-х годов по доносу Дмитрий Андреевич был репрессирован и расстрелян.

Федоров сразу сказал: “Пишите приказ. Отряд переходит в мое распоряжение. Будете заниматься подвозом боеприпасов при баррикадных боях. Вот вам карта столицы, немедленно заставьте своих мальчишек исследовать все проходные дворы, определите, где какие стенки надо разрушить и нанесите всю обстановку на карту”.

Две недели мы наряду с дежурствами занимались этим делом. Каждый самокатчик мог с закрытыми глазами передвигаться по своему району, мы знали все проходы по Москве. Московские гавроши были готовы к боям. По счастью, наши знания не пригодились.

Как только немцев отбросили от Москвы, я с группой ребят на базе кроватной фабрики организовал ремонт велосипедов и мотоциклов. Велосипедные заводы не работали, а с фронта везли эшелонами битую технику, то и дело у нас появлялись армейские гонцы и слезно умоляли дать лишнюю машину - их использовали в основном для связи и на аэродромах. За время войны мы передали армии 30 тысяч велосипедов и 12 тысяч мотоциклов.

Большинство ребят из самокатного отряда впоследствии ушли на фронт и не вернулись. Когда раздавали награды за оборону Москвы, о самокатчиках никто не вспомнил.

Таисия Белоусова


Просмотров: 821
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость Укоротите Ленину руки


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.