Сегодня 23 марта 2017 г., четверг, 09:24USD 57.63 +0.4037EUR 62.26 +0.5391
Статьи газеты «Мир новостей»

Ни к селу ни к городу

30 января 2013
hits 2517

Старинный Лихвин (ныне Чекалин) в суворовском районе Тульской области - самый маленький город в России. Недавно его хотели сделать селом, но горожане взбунтовались.

Чиновники недоумевают: ведь сельский статус дает множество льгот, зачем сопротивляться? Вот «МН» и решил выяснить - зачем.

 

Прямые автобусы в Чекалин не ходят, так что ехать надо через райцентр Суворов. Рабочего вида попутчик развлекает меня рассказами об упадке местной промышленности. Были тут угольные шахты, но еще при Союзе позакрывались. Завод огнеупорного кирпича закрыт в 90-е - вот он за окном, мертвый, трубы не дымят. Глину тоже не добывают. «Суворовскую нить» не прядут. Одна только электростанция и осталась.
Это Черепетская ГРЭС, серая громада, занимающая чуть ли не половину Суворова. Она дает энергию Москве, а горожанам - порядка тысячи рабочих мест. В воздухе тяжелый запах угольного дыма.
Вся остальная промышленность в районе сплошь пищевая. Тут разливают минеральную воду, гонят водку «Ядреный корень», производят конфеты, хлеб, яйца и колбасу. Рабочих для этого много не нужно, да и города необязательны. Вот и превращаются быстро народившиеся когда-то рабочие поселки обратно в деревни.
- Поймите, мы ничего никому не навязываем, - предваряет разговор замглавы администрации Суворовского района Ольга Амирасланова. - Просто в поселке городского типа Агеево жители подняли этот вопрос, даже к губернатору обращались. Скоро будут публичные слушания о присоединении их к соседнему сельскому населенному пункту. Вот мы и посчитали нужным проинформировать чекалинцев, что у них тоже есть такая возможность.
Для этого 12 декабря в Чекалине устроили народный сход. Много было шуму и крику, даже в область возмущенное письмо написали. Чиновники такого исхода не ожидали, ведь два из пяти местных городских поселений отказались от городского статуса еще семь лет назад во время муниципальной реформы.
- В Черепети и Ханине сразу сориентировались, что лучше быть сельскими поселениями, ведь это дает множество льгот: ниже плата за электричество, меньше земельный налог, специальные надбавки для бюджетников, - расписывает Ольга Амирасланова. - А в Чекалине за свою статусность боятся. Не понимаю, что этот статус им дает.
ГОРОД И ГОРКА
- Черепеть, Ханино и Агеево никогда городами и не были, им терять нечего, а у нас не меньше четырех веков истории, - объясняет полный и общительный Сергей Балашенко, директор Чекалинской средней школы и по совместительству учитель-историк.
Чекалин раньше звался Лихвином, и его первое упоминание относится к временам Ивана Грозного. При Екатерине II Лихвин сделался уездным городом Калужской губернии. Здесь родились один из основателей Славяно-греко-латинской академии Федор Ртищев и Василий Богданов, автор слов к песне «Дубинушка». А к концу XIX века тут был бойкий купеческий городишко с тремя тысячами жителей, четырьмя заводами, 25 лавками и пристанью на Оке.
Процветанию Лихвина помешало то же самое, что сделало его когда-то городом-крепостью, - высокая горка. Даже рейсовый пазик взбирается на нее с трудом, что уж говорить о купеческих подводах и первых поездах.
- Когда в 1905 году в этих местах клали Тула-лихвинскую узкоколейку, сколько взяток ни предлагали железнодорожникам лихвинские купцы, вокзал все равно построили внизу, за городской чертой, - рассказывает Сергей Балашенко. - Тогда же Ока в верхнем течении обмелела, и по ней перестали ходить баржи.
После серии укрупнений и разукрупнений с переходом из Калужской губернии в Московскую, а затем в Тульскую область, древний Лихвин превратился в город районного подчинения.
К тому времени он уже звался Чекалиным - в честь 16-летнего партизана-героя, повешенного гитлеровцами на центральной площади. Кстати, местную школу в разное время окончили четверо Героев Советского Союза. Вряд ли где-нибудь на Руси этот рекорд побит.
ГОРОДСКОЕ НАЧАЛО
Сейчас Чекалин самый маленький город в России. По декабрьским данным, в нем проживает всего 986 человек. Это один из тех старых русских городов, которые по окраинам имеют вид совершенно деревенский и только в центре городской.
Собственно, мест повышенной концентрации городской старины ровно два: административный квартал на Калужской улице и кусок купеческой Миллионной, ныне - улицы Чекалина. В остальных местах каменные дореволюционные дома если и попадаются, то смотрятся так же неуместно, как развалины огромных краснокирпичных церквей в полумертвых подмосковных деревнях.
Зато кругом растут новенькие дачного вида домики. Летом только официально регистрирующихся граждан становится на полторы сотни больше. А сколько на самом деле сюда наезжает, сказать сложно. Места здесь красивые, чистый воздух, лес, грибы, пляжи на Оке. И плюс к тому городские удобства: газ, водопровод с канализацией, даже больница до недавнего времени была.
Двухэтажное больничное здание красного кирпича, пожалуй, самое красивое в городе, прекрасный модерн начала века. Больницу построили по проекту земского доктора Федора Лисицына, который потом проработал в ней 30 с лишним лет. Но два года назад больница стала амбулаторией. Тут теперь только главврач и врач общей практики. И иногда стоматолог заезжает.
- Больницу у нас отняли, аптеку закрыли, баню тоже, - сетует местная бабушка Юлиана Григорьевна Иванова. - Теперь и городского звания лишить хотят.
- Больницы фактически и не было, - парирует глава города Ирина Усенкова. - Было 30 коек сестринского ухода, на которых лежали оставшиеся без родственников старики. Их распределили по другим таким же учреждениям. А в бане парилось всего 15 человек. Так что содержать ее стало нецелесообразно. У нас почти в каждом доме водопровод есть.
Главу понять можно. Больницы укрупняет область, и ничего с этим не поделаешь. А городской бюджет настолько мал, что приходится выбирать между баней и газификацией клуба. Молочный завод, швейное предприятие, пекарня заброшены уже давно, и почти все доходы идут из налогов населения.
НАДЕЖДА
Но Чекалин, как ни крути, остается местным центром жизни. Тут клуб, библиотека и детский садик, тут пожарная станция и пункт охраны порядка с единственными полицейскими на несколько километров вокруг. Чекалинская амбулатория - база для окрестных фельдшерских пунктов. В чекалинскую одиннадцатилетку свозят школьников из ближайших деревень и сел. А местный батюшка, отец Анатолий, окормляет всю округу.
- Главное для человека - это надежда, - уверен Сергей Балашенко. - И пока мы остаемся городом, у нас есть надежда на возрождение Лихвина.
Все лихвинцы, которых я встречаю, так или иначе согласны с директором школы, о превращении в село и думать не хотят. Все - от случайной попутчицы в автобусе до отца Анатолия. Только под вечер мне удается встретить человека, готового рассматривать предложение администрации всерьез, - учительницу начальных классов Светлану Евсегнееву.
- Когда школы переведут на подушевое финансирование, мы, оставаясь городом, просто не выживем, - считает она. - Я понимаю, что у бабушек, которым помирать скоро, амбиции. У меня амбиций уже нет, надо думать, что для людей будет лучше. К нам на Стрелецкую слободу газ 10 лет провести не могут. Газ, говорят, сейчас идет на село. А нам предлагают за свой счет делать.
У Евсегнеевых недавно отремонтированный дом, уютно и аккуратно, и все располагает к приземленному взгляду на вещи. Но даже приземленный взгляд не дает однозначного ответа.
- А с другой стороны, людей понять можно, - рассуждает учительница. - Посмотрите на другие деревни: школы закрыты, автобусов почти нет. Это смерть. Вдруг и у нас так будет?
Все-таки странная у нас страна. На поддержку сел какие-никакие деньги находят, а малые города предоставлены сами себе. Только как развивать село без таких вот маленьких городов? Куда крестьянину поехать повидать людей, сделать покупки, посмотреть кино, отметить праздник? Ведь без городов только и останется развлечений что водка и телевизор.
Иной циник может спросить: а чего они, собственно, в своем Чекалине кочевряжатся? Заводов у них нет, малого бизнеса - пара магазинов, так пусть посмотрят правде в глаза и честно назовутся селом. А с другой стороны, что вся наша Россия, как не большой Лихвинский уезд. Уже и промышленности почти не осталось, только энергию гоним кому-то за тридевять земель. Уже из достопримечательностей одни грибы да виды, да покосившиеся старинные дома, да герои давно прошедшей войны. А мы все упрямимся и метим в мировые державы. Что это у нас: пустые амбиции или все-таки надежда?


Никита Аронов,
фото автора

Просмотров: 2517
Поделиться
Солнце при деле Далее в рубрике Солнце при деле


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.