Сегодня 30 мая 2017 г., вторник, 04:36USD 56.71 -0.0454EUR 63.36 -0.3005
Статьи газеты «Мир новостей»

К лесным пожарам россия опять не готова

16 мая 2013
hits 827
К лесным пожарам россия опять не готова

Аномальная жара была далеко не единственной причиной прошлогодних лесных и торфяных пожаров. И если капризы природы человеку неподвластны, то изменить все остальное вполне в наших силах. Прошел год. Что власти сделали для того, чтобы огненный ад не повторился?

ЛЮДИ И ДЕНЬГИ

Лес горит не только у нас, и не только у нас это приводит к катастрофическим последствиям. Например, в Канаде буквально на днях лесной пожар перекинулся на семитысячный городок Слейв Лейк, который в результате выгорел чуть ли не наполовину. Казалось бы, идеальное доказательство бессилия человека против стихии и прекрасное оправдание для наших лесных чиновников: вот, мол, богатая страна, на два порядка больше нашего тратит на лесную отрасль, а все равно ничего поделать не может. В действительности пример Слейв Лейка говорит совсем об обратном.

“Это место, северная часть провинции Альберты, очень похоже на Россию тем, что там, как и у нас, очень мало людей в лесу, - объясняет руководитель лесного отдела “Гринпис” Алексей Ярошенко. - В Канаде хорошие законы и правильно организованная пожарная служба, но, если нет людей, все равно ничего не получается”.

Люди нужны для того, чтобы выявлять пламя в зародыше, потому что, если лесной пожар набрал полную силу, справиться с ним почти невозможно. А значит, одно из главных условий того, чтобы лес не горел, - это его регулярное патрулирование. Кроме того, лесник работает с населением: мешает жечь костры в лесу и палить траву, наблюдает за любимыми местами отдыха местных жителей. Но в российской лесной отрасли сейчас острый дефицит людей. Во многих участковых лесничествах не заняты должности помощника лесника, а в самых отдаленных районах приходится по одному человеку на несколько лесных участков.

“Финансирование лесного хозяйства за последние шесть лет сократилось в четыре раза, кадры - в пять раз, как тут можно говорить об охране лесов?” - только и ответил корреспонденту “МН” декан лесного факультета Московского государственного университета леса Владимир Липаткин. Дальше комментировать тему подготовки к пожарному сезону профессор не стал: в МГУЛ лесную отрасль традиционно почти не критикуют, а хорошего сказать нечего. Даже в Федеральном агентстве лесного хозяйства признают, что ситуация непростая.

“Люди неохотно идут работать, - говорит руководитель пресс-службы Рослесхоза Владимир Дмитриев. - Работа тяжелая, ответственность большая, а денег немного”.

Немного - это от 3,6 тысячи рублей в месяц. Именно столько платят в одном из лесничеств Республики Марий Эл. В общем, неудивительно, что, несмотря на увеличение с прошлого года штатов в лесничествах, людей в лесах больше не становится.

ДЕЛО ТЕХНИКИ

Впрочем, даже те лесники, что есть, могли бы работать куда эффективнее, если бы им было на чем ездить.

“У нас только у каждого третьего лесника есть возможность полноценно патрулировать участок. У остальных либо машины неисправны, либо топлива не хватает, - говорит Алексей Ярошенко. - Почти все автомобили в лесном хозяйстве куплены еще до принятия в 2006 году нового Лесного кодекса, который резко уменьшил финансирование отрасли”.

Впрочем, сейчас все силы брошены на закупку другой техники, предназначенной не для профилактики пожаров, а для тушения. Тоже нужное дело - год назад лесные пожары в Рязанской области тушили даже оранжевыми городскими поливалками из Москвы и Тулы. Пожарные машины тоже мобилизовали в городах. А вот специальной лесной пожарной техники повышенной проходимости катастрофически не хватало.

Между тем такие специальные машины существуют: малый лесопатрульный комплекс на базе УАЗа или “Соболя” и большой лесопатрульный комплекс на базе “Урала” или полноприводного грузовика ГАЗ. Комплекс оборудован цистерной с водой, пожарным насосом и набором необходимого инвентаря: бензопил, лопат, ранцевых огнетушителей. Только вот в лесничествах эти чудеса техники есть далеко не всегда.

“За прошедшее после прошлогодних пожаров время за счет федерального бюджета было закуплено около 1,5 тысячи единиц техники, - рассказывает Владимир Дмитриев. - В основном это пожарные машины, тяжелые трактора, болотоходы. Плюс еще около 500 единиц купили регионы”.

Большую часть этой техники покупали для 150 вновь созданных специализированных организаций по тушению лесных пожаров. Большинство этих организаций сформированы из с трудом доживших до наших дней советских пожарно-химических станций и звеньев авиалесоохраны. За минувший год в законодательство наконец-то внесли поправки, позволяющие финансировать такие организации напрямую из бюджета и привлекать их к тушению пожаров вне конкурса.

ГЕНЕРАЛЬНАЯ УБОРКА

В лесу всегда есть чему гореть. Но мертвая древесина, как известно, суше, чем живая, и горит куда лучше. После прошлого лета в лесах европейской части России образовался изрядный запас топлива. И не только за счет пожаров. Если считать по погибшим деревьям, то гораздо больше вреда причинили прошлогодние ураганы. Сильнее всего от них пострадали Вологодская, Ярославская, Ленинградская, Новгородская и Костромская области, а также Карелия. По данным Рослесхоза, разбирать надо 370 тысяч га завалов.

Огонь прошелся по 2,1 млн га леса, но далеко не везде это был страшный верховой пожар, после которого не остается ничего живого. А вот оценки того, сколько же в действительности гектаров выгорело полностью, очень различаются. По подсчетам Гринписа, безвозвратные потери в европейской части страны составили около 0,5 млн га леса, по данным Рослесхоза, только 170 тысяч га. Удивляться тут нечему - лесная статистика в нашей стране очень запутанная еще со времен Российской империи.

Так или иначе, даже в главном лесном ведомстве страны признают, что с разбором завалов дело плохо. Почти за год удалось расчистить лишь одну десятую часть погибших лесов.

“Есть трехлетняя программа по ликвидации последствий стихийных бедствий, - говорит Владимир Дмитриев. - В Подмосковье уже разобрано 10% завалов, и еще 20% мы планируем расчистить до конца года”.

Но ведь горелый лес и бурелом - это как-никак древесина. Неужели нельзя продать ее на корню, чтобы новый хозяин сам и разбирал завалы? В Гринписе считают, что можно, а помешали этому исключительно бюрократические проволочки.

“Из-за многочисленных обследований и проверок, которых требует наше ущербное лесное законодательство, Рослесхоз упустил осень, - констатирует Алексей Ярошенко. - Зимой завалы обычно не разбирают, уж очень это травмоопасно. А когда снег сошел, древесина начала гнить и годится уже разве что на дрова”.

Справедливости ради надо заметить, что на все выгоревшие и поваленные гектары леса претендентов, скорее всего, не нашлось бы. На некоторые из тех конкурсов по расчистке лесов, что Рослесхоз все-таки провел, вообще никто не заявился. Но в Гринписе уверены: если бы погибший лес начали продавать еще осенью, то как минимум четверть прошлогодних завалов была бы уже ликвидирована, причем без нагрузки на бюджет.

Радикальным средством по борьбе с ежегодными пожарами должна была стать заливка осушенных торфяников. Об этом чиновники разного уровня очень много говорили в конце прошлого лета. Собственно, речь идет даже не о заливке, а о том, чтобы перекрыть старые дренажные каналы, с помощью которых торфяники в свое время и осушали. После этого пожароопасные участки сами пропитаются водой. Работы в этом направлении сейчас ведутся, но эффект более чем скромный.
“В Подмосковье затоплено около 6 тыс. га торфяников, - приводит пример Алексей Ярошенко. - А всего их - 180-200 тыс. га. Причем две трети из них заливать водой нельзя в принципе, поскольку на них расположены дачи и сельскохозяйственные угодья”.

Так что панацеи не получится, и за осушенными торфяниками по-прежнему придется следить.

ПОЖАРЫ, КОТОРЫХ НЕТ

“Желающих помогать очень много, - говорит Вилен Лупачик, в Гринписе он курирует огнеборцев-волонтеров. - Но наша главная задача - не тушить пожары самим, а заставить МЧС делать это. Мы выезжаем в основном на одной-двух машинах, находим очаги торфяных пожаров и сообщаем в МЧС. Правда, в 9 из 10 случаев так никто и не приезжает. Тогда ставим помпу и долго, несколько часов подряд заливаем очаг водой”.

Добровольные пожарные из Гринписа уже несколько недель патрулируют Подмосковье и прилегающие регионы. Выискивают перезимовавшие торфяные пожары и новые очаги, образовавшиеся благодаря палам сухой травы. Положение серьезное - торфяные пожары уже вовсю полыхают в Гусь-Хрустальном районе Владимирской области.

“МЧС усиленно делает вид, что ничего не происходит, большинство выявленных очагов фиксируют как потушенные в день обнаружения, - возмущается Алексей Ярошенко. - Это абсолютное повторение прошлогодней истории. Например, пожар, уничтоживший поселок Моховое в Луховицком районе, эмчеэсники до этого вот так на бумаге раз 30 “затушили”. В прошлом году за это никого так всерьез и не наказали. Вот они и продолжают в том же духе”.

Чтобы окончательно в этом убедиться, достаточно сравнить онлайн-карту лесных пожаров на сайте МЧС и аналогичную карту России с сайта Fire Information for Resource Management System, где пожары фиксируются автоматически со спутников. На отечественной карте точек значительно меньше и статистика лучше. Как говорится, почувствуйте разницу.

Странное дело. Разобрать все завалы, обновить всю технику и доукомплектовать штат лесников меньше чем за год практически нереально. А вот избавиться от страусиной позиции и перестать прятаться от реальности - задача вполне по силам. Увы, этого не произошло.

Никита Аронов


Просмотров: 827
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость VIP-браконьеры неподсудны


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.