Сегодня 30 марта 2017 г., четверг, 19:45USD 56.37 -0.6462EUR 60.59 -0.9397
Статьи газеты «Мир новостей»

Праздник на проспекте Кадырова

16 мая 2013
hits 1290
Праздник на проспекте Кадырова

Игоря Верника перебивают заунывно-завораживающие напевы муэдзина, созывающего правоверных на вечернюю молитву. Шоумен понимающе кивает, гасит улыбку и отходит в угол сцены. Муэдзин смолкает. Праздник продолжается. День города Грозного стал самым масштабным и обсуждаемым событием прошлой недели. Подогревать интерес начали задолго до празднества. Разговорами о небывалых гонорарах приглашенных голливудских звезд, масштабности комплекса Грозный-сити, который затмит Москву-сити. В конце концов, упорными слухами о том, что Рамзан Кадыров не хочет афишировать, что День города совпадает с его собственным днем рождения.

НАРИСУЕМ - БУДЕМ ЖИТЬ

Мы тоже были частью программы. Наш номер назывался «Более ста журналистов из 15 стран мира освещают это мероприятие». По городу журналистов возили на двух больших автобусах, и местные жители приветственно махали нам руками, а может, не нам, а знакомому шоферу, но все равно было приятно.

Мы сидели в автобусе, как в большом аквариуме, и, прижимаясь носами к стеклу, смотрели, смотрели, смотрели. На чистые обочины, на особняки - куда там Рублевке, на цветущие газоны, на пустые, зачищенные к празднику улицы. «Рамзан - наша ...сть», - промелькнула надпись, выложенная на газоне. «Гордость? - додумала я. - А может, радость?»

- Где люди? - волновались операторы федеральных каналов, - нам нужна картинка!

И от безысходки брали интервью друг у друга. И «гнали» картинку в Москву. И на телеэкранах возникали какие-то Арабские Эмираты. Город-сад.

Я чувствовала себя так, словно приглашена в гости в новый дом, построенный богатыми дальними родственниками. Ну то есть достаточно близкой родней, чтобы ходить по красивым коврам и восхищаться недавно купленной мебелью, и не слишком своей, чтобы свободно передвигаться по дому и заглядывать в чулан, куда на попа поставлен старый продавленный диван.

Я была в Грозном в 2003 году. Восемь лет назад. В год, когда первым президентом Чечни стал Ахмад Кадыров. Весна. Май. В воздухе еще аромат войны. Разрушенные жилые дома с пустыми глазницами окон. Глаза ребенка, который целится в меня из автомата и обещает стать боевиком, когда вырастет, чтобы убивать русских.

Конкурс детского рисунка на асфальте. Дети разноцветными мелками возводят город будущего: Грозный без войны - фонтаны, высотки, памятники. Говорят, дети - провидцы.

Я же и представить не могла, что через восемь лет фонтанов будет так много! Цветные, с перепадом воды, каскадные, маленькие, большие, круглые, светящиеся... Какие хочешь, малыш, с пластмассовым автоматом, только не возьми в руки настоящий.

Разрушенные хрущевки восстановили и обшили сайдингом, другие - облицевали плиткой. И некоторые районы Грозного стали похожи на жилые кварталы благополучных европейских городов. По крайней мере, с виду.

Я смотрю на все это великолепие и почти физически ощущаю у себя за спиной незримого хозяина, польщенного моим изумлением и довольно восклицающего: «А?!»

Хозяин зримый смотрит на меня отовсюду. По всему городу развешаны портреты Рамзана Кадырова. Перед въездом в аэропорт гостеприимная улыбка: «Добро пожаловать!» Вкруг стадиона билборды с играющим в футбол президентом Чеченской Рес­публики. Чаще встречаются только портреты первого президента - Ахмада Кадырова. Иногда с цитатами про правду как оружие. Довольно часто - портреты Владимира Путина. Значительно реже - Дмитрия Медведева.

Мне объясняют, что это восточный культ личности, национальная особенность, милая слабость к тиражированию национальных героев. Интересны комбинации, в которых встречаются герои. Путин и Ахмад Кадыров - крупно. Рамзан Кадыров и Дмитрий Медведев - мельче. Ахмад Кадыров жмет руку Путину, Рамзан - Медведеву. Владимир Путин, Ахмад Кадыров и Рамзан Кадыров. Ахмад и Рамзан Кадыровы.

Портреты отца и сына украшают даже здания бани и хозмага.

Ночью загораются светящиеся буквы на домах: «Рамзан, спасибо за город!»

В Аргуне старшеклассники приветливо распахивали двери школы перед журналистами, а те толпой неслись в актовый зал, где нарядные дети поют и пляшут для гостей.

Со сцены льется «золотой голос России» - чеченской девушки Хадижи.

Я фотографировала учительниц в платках и в длинных юбках, а учительницы снимали меня - дома они покажут фотки родственникам и подивятся, а я покажу своим, и мы тоже поудивляемся и обсудим.

Журналисты облепляют директора школы, и та, волнуясь, но не сбиваясь, объясняет, что ее школа - лучшая в республике и 80 процентов выпускников поступают в университеты. Что зарплата учителя - 11-13 тысяч рублей. Что преподавание ведется на русском, а чеченский язык преподается отдельно, вроде как иностранный, но на самом деле как родной. «Учатся ли в школе русские дети?» - «Нет, не учатся».

НЕ ОСКУДЕЕТ РУКА ДАЮЩЕГО

- Во сколько обошлось строительство стадиона на 30,5 тысячи зрителей? - терзают журналисты директора спорткомплекса.

- Не знаю.

- Кто дал деньги на строительство?

- Не знаю.

Храм Архангела Михаила - единственный православный в Грозном. Священников во всей Чечне всего два.

Один из них - отец Григорий - выходит к нам. В храм не приглашает: мол, не достроен, пока нечего показывать. За церковной решеткой томится кто-то с оружием и в камуфляже. Мне объясняют, что охрана только в День города.

От православия переходим к исламу. Мечеть имени Ахмада Кадырова величава и красива. Турки строили.

Журналисток сначала пускают в мечеть, а потом выгоняют.

- Женщины вам платья принесут, переоденьтесь. И волосы под косынку.

Женщины приносят платье. Я облачаюсь в хламиду до пола. За маскарадом совсем забываю, что полчаса назад мне шепнули на ухо, что будет сюрприз, а конкретно - в мечеть приедет Рамзан. Мол, у него сейчас «фишка» такая - появляться на публике внезапно.

Все эти подробности возникают словно из воздуха и витают в нем, дополняясь и разрастаясь. «Кадыров ездит по городу инкогнито в разбитой «пятерке»!» - «Не в «пятерке», а в «копейке». - «Инкогнито, но все его машину знают».

Какие-то вскрики и топот.

Путаясь в хламиде, которую женщины пытаются уже стянуть с меня, видимо, полагая, что сейчас так и убегу, я несусь за толпой с камерами и фотоаппаратами.

Операторы ложатся друга на друга в три этажа. Захожу с тыла и вижу только крепкий затылок и элегантный синий костюм. И одновременно изо всех уст летит задыхающийся от бега вопрос, который волнует более ста журналистов из 15 стран мира с момента прилета в Грозный:

- Откуда деньги на все это?

И уже успевший стать цитатой ответ:

- Аллах дает!

Кадыров исчезает так же стремительно, как и появился.

- Простите, мой подопечный не расслышал, - обращается ко мне переводчица какого-то иностранного СМИ, с виду китайского, - что ответил президент на вопрос о том, кто дает деньги на восстановление Грозного: Путин или Медведев?

- Не было такого вопроса, - говорю я.

Лицо иностранного журналиста выражает недоумение, он что-то помечает в своем блокноте.

- И еще он не расслышал, что ответил президент на вопрос: «Почему он не справляет свой день рождения со своим народом?»

- Не было такого вопроса.

Китаец удивляется еще больше и опять что-то чиркает в записной книжке.

- Ну вот, я же ему говорила, а он не верит, - облегченно вздыхает переводчица.

* * *

К вечеру проспект Ахмада Кадырова, переходящий в проспект Владимира Путина, заполняется людьми. На огромном экране транслируется концерт с участием российских звезд кино и голливудских.

Вживую концерт смотрят только избранные.

Задником сцены являлся сам грандиозный Грозный-сити. И когда прожекторы осветили высотные здания и фейерверки каскадом брызнули с крыши 42-этажного небоскреба, затмив на мгновение циферблат часов, которые по величине уступают «лишь гигантским часам в Мекке», и голливудская актриса прошептала со сцены: «Happy birthday, mister president...» - сознание поплыло и отказалось верить в реальность происходящего.

- Если деньги есть, почему не веселиться? - говорит местный парень и смеется.

А на сцене виртуозно пилит по нервам скрипачка Ванесса Мэй.

И небо пересекают лучи дальнобойных прожекторов.

И mister president по-детски радуется в партере.

Заявление, что сегодня Чечня - самый спокойный регион на Северном Кавказе, дорого стоит.

Надежда Арабкина,
Грозный - Москва
"Мир новостей"


Просмотров: 1290
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость Как я не попала в “Артек”


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.