Сегодня 18 января 2017 г., среда, 00:30USD 59.40 -0.2052EUR 63.28 0.0556
Статьи газеты «Мир новостей»

Дети-призраки

16 мая 2013
hits 1332
Дети-призраки

МОСКОВСКИЕ БЕСПРИЗОРНИКИ УШЛИ В ПОДПОЛЬЕ

Никто не знает, сколько беспризорных детей сейчас живет на улицах Москвы. Известно, что в 90-е годы маленьких бездомных было более 50 тысяч. Сегодня, по различным экспертным оценкам, их приблизительно от двух до семи тысяч. Точную цифру установить невозможно. Маленькие бродяги ушли в подполье, ютятся на теплотрассах, в канализационных люках, в строительных вагончиках, на чердаках и в коммуналках. Там, где их не достанут взрослые, так желающие им помочь.

По данным социологического исследования, проведенного Московским гуманитарным университетом по инициативе уполномоченного по правам ребенка Алексея Голованя и Детского фонда ООН, каждый пятый беспризорник “не знает, как определить деятельность социальных служб”. 16 процентов детей, на благо которых эти организации работают, признались, что в этой работе нет ничего, что бы им нравилось.

С одной стороны, в исследовании нет ничего нового. С другой - озвученные данные повергают в тихий затяжной шок. В смутные 90-е на улице оказывались дети-сироты - их было 19,6 процента от общего числа беспризорников, детей, чьи родители лишены родительских прав, насчитали 15,9 процента. В 2008 году (именно этот период охватывает социсследование) среди уличных детей процент “лишенных” вырос до 34,8.

Лишение родительских прав стало решением всех проблем для органов опеки и комиссии по делам несовершеннолетних. Логичным завершением дела. Осталось подшить документы и отчитаться о проделанной работе. Больше ничего ни государство, ни само общество предложить ребенку не может.

Один из интервьюируемых в ходе исследования, 16-летний подросток, рассказал, что, уже бродяжничая, встретил на рынке бывшую соседку по даче. Женщина разжалобилась, пригласила парня домой, покормила, предложила помыться и постирать одежду, надарила вещей своего сына и даже уложила спать. А на следующее утро мальчик с подарками снова пошел на улицу.

- Мы много копируем зарубежный опыт, и не всегда удачно, - рассуждает директор социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних “Красносельский” Олег Алехин. - А то, что скопировать нужно, пропускаем. Например, в Швеции, если ребенок вышел на улицу и протянул руку, отвечать перед законом будет и тот взрослый, кто положил в его руку 10 евро, и тот, кто прошел мимо. За неоказание помощи несовершеннолетнему. Детские законы в отношении взрослых должны быть жесткими. У нас это называют стукачеством, но я так не считаю. В Швеции, если за стеной заплакал ребенок, соседи вызовут полицию, а у нас убивать будут - никто и ухом не поведет.

Одна из воспитанниц реабилитационного центра “Красносельский” семь лет не выходила на улицу. У нее не было кровати, девочка спала под столом, из всей одежды - папины трусы. Семейка была проблемная - пьянки да драки, соседи вызывали милицию, милиция штрафовала родителей девочки за нарушение общественного порядка, но никто не обратил внимания, что в квартире под столом живет 13-летний подросток.

- Просчеты случаются, - признала заместитель руководителя Департамента социальной защиты населения Москвы Татьяна Потяева. - Есть у нас мама с четырьмя детьми, и все - мальчики. Живут в однокомнатной квартире площадью 16 квадратных метров. Мальчики, конечно, трудные, старшие подрались где-то, тут же вызвали сотрудников органов опеки, те быстро определили подростков на двухнедельную передержку в больницу, как всех беспризорных и изъятых из неблагополучных семей. А маму предупредить забыли. Она сутки искала своих сыновей. Мне говорят: “Мама трудная”. А я отвечаю: “А у трудных детей легких мам не бывает”.

Двухнедельная передержка в больнице тоже мера странная. Принимается она потому, что ребенка надо куда-то деть. А куда? Пока решается вопрос с документами - пусть полежит в стационаре, даже если не болен. Оказаться на больничной койке - стресс и для взрослого человека, осознающего свою болезнь. А что чувствует здоровый ребенок?

15-летний беспризорник Антон, проведший в 21-й больнице положенные две недели передержки, рассказал социологам, что его не выпускали даже в коридор. Палату запирали на ключ. Все анализы брали в палате, туда же приносили еду.

Подростку было скучно, грустно, его одолели апатия и полное равнодушие. Больше попадать в лапы социальных служб он не собирается.

Что уж говорить о милиции. Просить защиты у правоохранительных органов не приходит в голову даже благополучным детям. Девушка-подросток, позвонившая среди ночи в реабилитационный центр “Красносельский”, объяснила, что, обратись она в милицию, это приведет к тому, что ее поставят на учет. А в Москве на учете, по данным ГУВД, стоят уже 11 457 детей. Родителей вызовут в школу и навлекут позор на семью. Девочка звонила, потому что ее пытались изнасиловать. И даже под страхом насилия ребенок не набрал “02”.

Счастливая семья - это мама, папа и двое детей. Как в рекламе плавленого сыра. Именно о такой семье мечтает лучшая, по мнению социологов, половина беспризорников. Другая половина смотрит на жизнь реалистичнее и вообще семью иметь не желает. Но 92 процента уличных детей, по данным исследования, мечтают вернуться в свою родную семью. Даже если родители пьют и бьют.

- Ребенок - это жертва, - считает директор центра “Красносельский” Олег Алехин. - У него стоит диагноз ЗПР, а с ним просто никто не занимался. Ребенок как пластилин, лепи из него что хочешь, его можно сделать золотым, бриллиантовым, он будет петь и читать стихи, но если маме и папе на него наплевать - все пойдет насмарку... Нужно, чтобы ребенком занимались родители.

- Конечно, важно проводить национальные кампании против алкоголизма, - говорит представитель ЮНИСЕФ в России Бертран Бейнвель, - но еще важнее помогать семьям решать их проблемы. Необходимо уйти от системы, быстро и с готовностью лишающей детей собственных родителей, и внедрить систему, сохраняющую семью.

Олег Алехин видит спасение в ранней профилактике. А ранняя профилактика базируется на неравнодушии общества. А общество - равнодушно.

- За все существование в нашем центре телефона доверия нам ни разу не позвонил ни один директор школы, ни один классный руководитель, - возмущается директор центра “Красносельский”. - Звонят соседи, родители одноклассников, сами одноклассники, но никогда учителя. А ведь они видят, что ребенок плохо одет, голодный, уроки не сделаны, настроение постоянно плохое. Но они боятся об этом сообщать - а как же, пятно на школе! Мы дожидаемся, когда ребенок сбежит из дома или перестанет ходить в школу, и только тогда начинаем им заниматься. А на этот момент семью сохранить уже невозможно. Значит, главная задача - возврат ребенка в кровную семью - невыполнима. Органы опеки выходят с ходатайством о лишении родительских прав. А найти ребенку новую семью получается редко. Из 12 детей, взятых под опеку из нашего центра, восьмерых вернули. Все начинается замечательно, опекуны в течение двух недель навещают ребенка - зоопарк, подарки. Родители хотят понравиться, ребенок хочет жить в семье, где будут заботиться только о нем. Все согласны на опекунство, а через 7-12 месяцев начинаются возвраты. Уроки не учит, посуду не моет, дерзит, в общем, наследственность плохая. Как будто раньше этого не знали. А ребенок переживает. Знаете, вот человек держит собаку, обращается с ней плохо, не кормит, бьет, а потом отдает пса в хорошие руки, и новый хозяин в собаке души не чает. А та все равно о плохом хозяине тоскует...

У детей старше 13 лет шансов “уйти под опеку” и вовсе нет.

Они не нужны ни своим, ни чужим.

В детдоме будут одевать и кормить, но еду и одежду можно добыть самому, любви не дадут, а свободу отберут. Вот и идут на улицу - к таким же, как они сами. 40 процентов опрошенных в результате исследования детей в случае необходимости обратятся за помощью к друзьям - таким же беспризорникам, как и они. Больше они никому не верят. Минимальный процент беспризорников ходит на бесплатные обеды в церковь, некоторые кормятся в благотворительных организациях. Большинство выживает самостоятельно.

64 процента уличных детей попрошайничают, другие воруют, занимаются проституцией и перепродают краденое.

34,5 процента беспризорников сами покупают себе одежду в магазинах. 43,5 процента сказали, что “не голодают”. 63,2 процента опрошенных мечтают о богатстве как единственно возможном средстве к нормальной жизни. Семь процентов детей, помещенных в приюты, сказали, что им нравится учиться в школе, только они не смогли ответить, зачем им надо учиться.

Они уже выучились жить. А что еще надо?

Мы ждем от них горячего желания сидеть за партой, посещать кружок бальных танцев, не грубить взрослым, бросить курить, пить и нюхать клей. А они ничего от нас не хотят. Социологическое исследование показало, что беспризорники не ждут от общества никакой помощи. Да и чем мы можем помочь, мы даже не знаем, где их искать.

Надежда Арабкина











СТАТИСТИКА

43,5% детей, живущих на улице, не голодают;
15,5% беспризорников ночуют в метро;
каждый второй беспризорник принимает наркотики;
12,7% уличных детей постоянно живут на вокзалах

Городская круглосуточная приемная для детей и родителей при социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних “Красносельский”: 8-495-975-27-50
Городская круглосуточная мобильная служба (в экстренных случаях): 8-495-607-17-19
Специалисты центра готовы помочь любому ребенку, оказавшемуся в тяжелой жизненной ситуации.
Просмотров: 1332
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.