Сегодня 28 мая 2017 г., воскресенье, 07:49USD 56.75 +0.6859EUR 63.66 +0.6573
Статьи газеты «Мир новостей»

В России не пьют только в деревне Дураково

16 мая 2013
hits 994
В России не пьют только в деревне Дураково

От Бухлова до Дуракова - долетишь, не заметишь. Два населенных пункта разделяют километров 30 пути. Как раз хватает времени, чтобы понять: будешь бухать - попадешь в дураки. Может, в Бухловке живут только трезвые люди - не была, не знаю, но в деревне Дураково Калужской области обитают исключительно бывшие алкоголики и наркоманы. 15 лет назад московский бизнесмен организовал в Дуракове православную обитель по реабилитации от алкогольной и наркотической зависимости. И с тех пор сюда едут со всей России в надежде начать трезвую жизнь. От чего умнеют в Дуракове, решили узнать и репортеры “Мира новостей”.

- Вы спросите на станции: “Как до дома Морозова добраться?” Тут все знают, - объяснил мне по телефону основатель обители Михаил Морозов.

Так и гадали всю дорогу: что же является местной достопримечательностью, сам ли человек или его дом? Оказалось, и то и другое.

- Мимо его дома не проедете, - усмехались местные, указывая направление. - Только вы того, просто так к нему не зайдете. Выйдет охрана, спросит: “По какому делу?” И если захочет, то примет.

Белый замок в средневековом стиле и правда смотрится в калужской глуши грандиозно. Отрезвляет.

“Как доложить?” - учтиво интересуется обещанный охранник. И после доклада провожает нас в дом.

- Выискивать пришли, - не очень-то рад нам хозяин. - Езжайте смотрите, а мне тут с человеком побеседовать надо, - кивает он на полковника милиции.

* * *

Деревня Дураково, где живут на исправлении 27 алкоголиков и наркоманов, - в двух километрах от дома Морозова. Местных жителей почти не осталось, только дачники. Первое впечатление от обители - крепкое фермерское хозяйство. На клумбах - цветы. Возвышается колокольня, и вовсю идет строительство новой церкви.

Нас встречает молодой парень.

- Здравствуйте, меня зовут Олег, я героиновый наркоман, - сообщает он таким тоном, каким я обычно говорю: “Я Надежда, журналист газеты “Мир новостей”.

- Экскурсия, экскурсия! - громко оповещает он обитателей Дуракова. Видно, что водить экскурсии Олегу не впервой и нравится. Должность Олега - администратор. Маленький местный начальник. По образованию Олег юрист, окончил московскую Плешку.

- Я здесь уже почти два года, - рассказывает Олег, - первый раз меня сюда дядя насильно привез, буквально скрутил. И как только представилась возможность, я отсюда ушел. Когда я уходил, мне Михаил Федорович свой телефон на бумажке написал.

Потом, как в кино про наркоманов, в самый тяжелый момент Олег отыскал ту бумажку и набрал спасительный номер, чтобы вернуться в Дураково по доброй воле.

Мобильные телефоны в Дуракове под запретом. Мобильники, документы и деньги пациенты сдают на хранение в администрацию обители.
Хозяин обители Михаил Морозов


- А почему мобильными телефонами нельзя пользоваться, родственники же не смогут дозвониться? - спрашиваю я.

- Позвонить родным можно из офиса, через некоторое время им разрешается даже навещать пациентов, а мобильники забирают, ну если честно - чтоб водки или наркотиков не заказали. Ведь с наркотиками какая штука? Когда не принимаешь - каждый готов тебя бесплатно угостить, а когда ломка, хоть бы кто дал, - объясняет Олег.

Телевизор на всю деревню один. В трапезной. Но, по словам Олега, особо желающих его смотреть нет. Только если молодежь вечером включает, а те, кто постарше, спать идут.

Подъем в Дуракове ранний. Повара встают в половине шестого, остальных поднимают в семь.

В 7.25 - утренняя медитация. Чтение литературы духовного содержания и формирование правильного образа мыслей на день. Правильные мысли в Дуракове черпают из специального ежедневника (часть американской методы Общества анонимных алкоголиков).

Олег с воодушевлением зачитывает мне “мысли на сегодня”. Там что-то сугубо правильное про трезвость и радость бытия. Но меня не пробрало. Может, оттого что я не алкоголик или, как большинство россиян, не люблю американское “вы хотите об этом поговорить?”...

После того как мысли заполняют мозг, пациенты завтракают и отправляются на работу.

У каждого свой трудовой наряд. Кто свиней кормит, кто полы моет, кто сено косит.

“Наряжает” администратор Олег в зависимости от будничных потребностей хозяйства.

- Вот сегодня веники хотели вязать, да дождь пошел, - тоскует Олег по нарушенным планам. - А вновь прибывших ставим на колку дров.

В Дуракове считают, что это лучшее занятие, чтобы отвлечься от желания выпить или уколоться. К зиме в Дураково собираются провести газ. Хозяина обители тревожит, что пациентов занять будет нечем. А что может быть хуже для завязавшего алкоголика, чем зимняя скука?

- А хотите, мы вам свинок наших покажем?! - к “экскурсоводу” Олегу присоединяется алкоголик Юра из Владимирской области.

- Это Пумба, - указывает Юра на огромного хряка, - мама у него домашняя свинья, а папа - дикий кабан. А это - Вася. У нас и поросятки есть! И к коровам пойдемте!

С восторгом городских детей, впервые попавших в деревню, мы начинаем бегать от сарая к сараю. От коз - к овцам, от баранов - к курам.

- А этого бычка мы назвали Бутчик в честь главного героя фильма “Пуля”. Неужели не смотрели?! С Микки Рурком. Культовый фильм всех наркоманов. А это - корова Чашка, ее так назвали, потому что она родилась в праздник иконы Божией Матери “Неупиваемая чаша”.

Бутчика, Чашку и остальных коров да бычков пасет 40-летний москвич Олег, которого в Дуракове прозвали Тарзаном. Наверное, за кудрявые светлые волосы, собранные в хвостик, как у мужа Наташи Королевой.

Олег здесь всего два месяца. Пытается избавиться от героиновой зависимости. “Стаж” 15 лет. Героин помешал окончить медицинскую академию, героин развел с женой. В Москве Олег занимался установкой кухонь в квартирах, а в Дуракове пасет коров.
Алкоголик Юра все расскажет о свиньях и козах


Может, Дураково действительно волшебное зеркало, в котором каждый видит себя, истинного?

29-летний Рома в родном Сургуте играл в рок-группе “Щепка”, а в Дуракове работает в столярке, вытачивает заготовки для икон и деревянные кресты.

* * *

Бизнес, на доходы которого сейчас живут основатель обители и сама обитель, - тиражирование икон. И основное производство расположено не в Дуракове, а в Трубине, где живет Морозов. Судя по разговорам, часть пациентов работают в мастерских в Трубине. Правда, о бизнесе сам Михаил Морозов распространяется крайне неохотно. Сначала он и вовсе нам сказал, что никаких мастерских нет.

- Как же нет, Михаил Федорович, если вся округа знает, что вы иконами занимаетесь?! - искренне удивляюсь нелогичной скрытности.

- Ну есть, - неохотно соглашается Морозов.

- И вы успешный предприниматель, говорят...

- Кто сказал?! Имя?!

- В администрации Калужской области сообщили.

- А... Ну да. Успешный. Просто когда я сюда переселился из Москвы, мне мой друг посоветовал найти дело здесь. Чем я только не занимался! Портмоне шил, столярка у меня была, потом иконы стал делать.

- А почему именно иконы?

- Лики божии нравятся! - почти обижается Морозов на расспросы.

- А обитель как возникла?

- Да все параллельно развивалось. Сначала я двух местных в московский реабилитационный центр положил на свои деньги, а потом потянулись люди.

- А почему именно алкоголикам стали помогать?

- Потому что пьют в стране много, а пьют, потому что Бога забыли.

* * *

Наркомана Рому из Сургута пока успешным не назовешь. Адрес обители он узнал из Интернета.

- Набрал в поиске “православие, наркотики”, обитель и выскочила, - рассказывает Роман.

Но когда приехал, смог пробыть здесь только сутки, собрал вещи и рванул на станцию в Обнинск. Доехал и вернулся. Некуда бежать.

Рома рассказывает, что он по образованию историк, окончил филологический факультет, хочет всерьез заниматься музыкой.

- Да что ж это такое, - срываюсь я на причитания, - все как на подбор: молодые, красивые, с высшим образованием и... героиновые наркоманы! А мои ровесницы плачут - женихов нет. Война, говорят, виновата, мол, всех мужиков истребили. А они - ширяются!

Остальные - пьют.

У окошка сидит мужичок и тянет самокрутку.

- Что за табак у вас? - интересуемся.

- Табак обычный, - отвечает мужичок, - от бычков собранный.

- Дядь Женя, ну что ты все... - стыдится за него администратор Олег, - лучше б побрился или уж бороду отпустил, а то ни то ни се.
Наркоман Саша стал конюхом


- Год здесь живу, - говорит дядя Женя. - Семья без кормильца осталась, жена 18 тысяч получает, ребенку 17 лет, деньги нужны, а я вот здесь...

- А жена не ругает, что вы здесь живете, вместо того чтобы деньги зарабатывать?

- Да нет, дома ж я пью, приезжала она ко мне. Мне торпеду вшивали, сказали: “Выпьешь - умрешь”. А я выпил и не умер. И снова понеслось.

- Дядь Женя, кончай свои речи, - тяготится Олег. - Вы лучше нам расскажите, что там в мире-то происходит?

- Обама приезжал.

- Да ну? И как? Вот это я понимаю, разговор, - радуется Олег смене темы, - а то кодировался - не кодировался. Пойдемте, мы вам конюшню покажем.

Сверяясь с волшебным дураковским зеркалом - Саша в Москве был агентом по недвижимости, а в Дуракове стал конюхом. И, кажется, нашел себя.

- Я уже восемь месяцев не принимаю наркотики, - рассказывает Саша, - у меня такого долгого перерыва еще не было.

Я думаю, что его лошади лечат.

Лошади не свиньи. Животные благородные. Умные. Саша каждую лошадь ласкает, приголубливает. Они доверчиво прижимаются к нему мордами. Глаза счастливые.

- Хотите коня Ильи Муромца посмотреть? - спрашивает Саша, - вот он, советский тяжеловоз Фрукт! Ему всего два года, а он почти тонну весит. А это - Тюбик, его Назарбаев покойному патриарху подарил, а патриарх отдал на содержание Михаилу Федоровичу.

На лужайке пасется беременная от пони ослица Дуся. Скоро в Дуракове родится лошак.

Тому, что в Дуракове живет еще и верблюд, я почти не удивляюсь. Тем более что верблюдица Сельта тоже пораженка. В Московском цирке собирались делать номер с ее участием, но что-то не сложилось, и живет теперь артистка Сельта в Дуракове, как обычная скотина.

- Олег, а какой процент пациентов, прошедших через обитель...

- Входит в колею трезвости? - заканчивает мой вопрос администратор. - Процентов 3-7.

- Если вас здесь 27 человек, то реально шансы есть...

- У одного, - говорит Олег-Тарзан.

- Значит, из вас троих - считаю и алкоголика Юру - начать трезвую жизнь сможет...

Что-то тяжелое повисает в воздухе. Все думают об одном и том же. Один? Или никто?

Дольше всех в Дуракове жил алкоголик Валерий Михайлович. 13 лет держался со срывами. А последний раз ушел в загул и помер через полторы недели.
Бывший зэк дядя Вова с Кузей


Наверное, поэтому о завтрашнем дне в Дуракове не загадывают. День прожили - и слава богу. Более-менее четкие планы есть только у рок-музыканта Ромы, он хочет переехать в Москву и создать новый музыкальный коллектив.

- Мне 29 лет, - сокрушается Роман, - а я, по сути, никто.

* * *

Вечерами обитатели Дуракова собираются “на группу” - беседы по американской методике Общества анонимных алкоголиков, только с православным уклоном.

Специалисты этот метод оценивают неоднозначно, говорят, что западный опыт в нашей восточной культуре приживается плохо. Но сам Морозов верит только этой системе, потому что она ему в свое время помогла.

- Я уже 18 лет не пью ни капли, - рассказывает хозяин обители.

- А когда пили, то пропадали, бедствовали? - спрашиваю я, клоня к позитивному опыту: вот, мол, человек отказался от бутылки, занялся делом. Сам богатеет, страждущим помогает.

- Да нет, все у меня было, квартира обставлена не хуже, чем у других, а может, и лучше. Видео-шмидео, две машины, - отвечает Морозов. - Не в этом же дело.

Морозов тоже отразился в дураковском зеркале. Кем был в Москве? Фотограф, бизнесмен? Не слыхали... А в Дуракове - первый человек на деревне. Хозяин-барин. Для алкоголиков и наркоманов - непререкаемый авторитет, положительный пример, последняя надежда на исцеление. Бывшая наркоманка Аня смотрит преданно: “Хочу посвятить свою жизнь служению в обители”. Местного мальчонку вырастил как собственного сына.

А у местных жителей уже зубы от скрежета поистерлись - “все карман набивает да дороги своими “лендроверами”-тракторами раскатывает”. Может, завидует народ, а может, натуру чует.

* * *

- Вы только посмотрите, - с восторгом восклицает напоследок администратор Олег, - какая картина! Два героиновых наркомана запрягают лошадь! Чудо! Рай на земле!

От умилительного зрелища, как бывший зэк дядя Вова поит молоком котенка Кузю, и вовсе можно разрыдаться. А я злюсь. Потому что если так пить будем, то скоро полстраны в Дуракове жить будет.

Хотя... Сам хозяин обители перенаселения не боится. Не так уж много алкоголиков, желающих исцелиться. Да и порядки у него строгие: запил - иди восвояси!

Надежда Арабкина,
деревня Дураково - Москва.
Фото Т. Павловой


Просмотров: 994
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.