Сегодня 26 марта 2017 г., воскресенье, 18:14USD 57.42 -0.0981EUR 61.86 -0.2323
Статьи газеты «Мир новостей»

Африканские страсти

16 мая 2013
hits 1148
Африканские страсти

Россию с Африкой связывают внешнеполитические интересы. Так говорит наш президент. И еще о том, что мы должны осуществлять совместные бизнес-проекты. Потому что некоторые африканские страны нам очень близки. Россию и Африку давно уже связывает любовь. Так говорят русские женщины. Их проекты уже ходят в школу, выделяясь среди одноклассников удивительным цветом кожи, черными, круто закрученными от природы волосами и нездешними именами.

ЧЕРНЫЙ ЧАЙ

Жизнь не положила в Олину чашку сахара. Со студентом ветеринарной академии из Танзании она познакомилась в метро. Сработал закон физического притяжения. Двое детей с экзотической внешностью и именами, похожими на названия тропических цветов, родились один за другим. Дочь и сына Ольга не видела уже больше 10 лет. С тех пор как убежала из Танзании без копейки денег и маленьким Андреа на руках.

- Мы с мужем договорились, что старшие дети останутся с ним, а младшего я заберу, - рассказывает Оля. - Я не хочу делить детей, как эта, ну та, что с французом. Зачем?

Старшие дети не говорят по-русски, хотя прописаны в московской коммуналке. Тяжелая бюрократическая машина никак не поспевает за живыми людьми. Бумажки в Олиной жизни занимают очень важное место. За каждой бумагой стоит чиновник, такое впечатление, что каменный, потому что людские страсти его не волнуют. Ольга воюет с бумагами и камнями.

Андреа родился в Танзании и ему, соответственно, выдали танзанийское свидетельство о рождении. А в России документ не признают, требуют перевода, заверенного в Танзании. Ехать в Танзанию, чтобы перевести бумажку и поставить печать? Чиновникам кажется, что это раз плюнуть, ну подумаешь, мотанется, не устанет. Перевод документа нужен, чтобы получить материнский капитал. Потому что, вернувшись в Россию, Ольга родила еще двоих детей. Бюрократическая машина скрипнула и выпустила пар. А что делать, если трое детей от африканца, четвертый от белоруса, а пятый от таджика и двое старших живут в Африке?

...Молодой африканский специалист вернулся на родину с дипломом, белой как снег, который он впервые увидел в России, женой и двумя детьми. Коренная москвичка из благоустроенной квартиры попала в деревенский дом в африканском селении. “Только дома они строят не из дерева, а из камня”, - поясняет Ольга.

В Москве русская жена помогала выжить, поддерживала в учебе, адаптировала в чужом городе. Была нужна. В африканской деревне белую женщину держали в черном теле.

- Я устроилась на работу, он говорил: сиди дома - сидела дома, он говорил: иди зарабатывай, - с неохотой вспоминает Ольга. - Потом развернулся во всей своей африканской натуре, стал бить. Я просила: “Купи мне билет до Москвы, я уеду”. А он отвечал: “Иди в свое посольство, пусть они тебя на родину отправляют!” Билет он мне все-таки купил.

Перед отъездом в Танзанию Ольга разделила лицевой счет квартиры с отцом и сестрой. Трехкомнатная квартира на бумаге стала коммуналкой, где две комнаты принадлежали ей, а одна - отцу и причиталась сестре. Сестра забрала отца к себе, в другой город, как недееспособного, комнату переписала на себя и продала чужим людям. Оля оказалась в коммуналке с тремя детьми и семьей из трех человек за стенкой. Даже с соседями Оля ругается на бумагах - черным по белому написано: “Коридор мой”.

- Я думала, что они меня любили, а они мною пользовались, - говорит Оля о своих разнонациональных мужчинах.

Вроде и воспитаны в разных культурах, а все трое - и африканец, и белорус, и таджик - оказались на поверку подлецами. Каждого она любила, каждого жалела, каждого поддерживала и каждому родила. Чего еще?!

- Детям в Танзанию я не пишу. О чем писать? О том, что все плохо? - рассуждает Ольга. - К тому же по-русски они не умеют читать, а как им отец переведет - кто знает?

Сейчас Оля мечтает выбраться из коммуналки в отдельную квартиру - ворох бумаг. Предлагали, опять-таки на бумаге, временный коттедж на выселках для многодетных, в котором можно проживать до достижения детьми 18 лет (потом назад в коммуналку), да так и не показали, как он выглядит. Еще ворох бумаг. А тут еще узнала, что многодетным положена досрочная пенсия, - еще бумажная кипа. Ольга закалилась в бумажной войне. И даже если чиновник потребует справку о получении справки - у нее есть.

Ольга запальчиво рассказывает мне о том, что участковый штрафует за то, что она сдает вторую комнату, что чиновница из жилищной конторы не дает ответа, потом переводит дух: “Может, чаю?”

КОФЕ С МОЛОКОМ

- Папа - кофе. Мама - молоко. А я - кофе с молоком, - говорит 11-летний Питер-Петя.

Дитя любви нигерийского дипломата и простой русской женщины.

- Петя родился светленьким, как и все мулаты и африканцы, - рассказывает 54-летняя Елена. - Когда я сказала, что отец ребенка - африканец, акушерка засуетилась: “Надо скорее по посту передать, а то он через несколько часов темнеть начнет, надо нянечек предупредить, чтобы не испугались...” А лет в пять он в девочку влюбился, а она Пете говорила: “Не трогай меня, испачкаешь!”

Маленькая девочка не знала того, что постигла 42-летняя женщина, увидев 55-летнего африканца - гладкая, упругая кожа, белозубая улыбка. Ни пивного животика, ни среднерусского страдания на лице.

- Он всегда улыбался и пел, - вспоминает Елена. - Три года с ним были праздником. Ты не поверишь, но я та-ак влюбилась! 20 лет, что я прожила с мужем, тянулись очень долго, а когда я встретила отца Пети - все как один миг. Иногда я удивляюсь: неужели Пете уже 11? Муж пил, я терпела. Прощала, уговаривала лечиться. Выгоняла и пускала снова. А уж когда он бросился на меня с кулаками и топором дверь прорубил, решила: хватит! Собрала документы и подала на развод. А как мы развелись, он, представляете, закодировался, не пьет, нашел женщину хорошую, мне стал помогать.

После развода Елене предложили работу повара в посольстве Нигерии. Схватилась - деньги нужны. Научилась готовить биточки из круто замешанной манки, фасоль и фуфу (так они называют картошку). И полюбила. Не остановило даже то, что у африканского дипломата на родине остались две жены.

- Когда я забеременела, отец Пети сказал: “Подумай, нужно ли тебе это, я смогу помогать, только пока живу в России”.

Когда Пете исполнилось четыре с половиной месяца, в маленьком африканском государстве произошел большой политический переворот, дипломатов со стажем отправили в отставку. Петин отец вернулся на родину. И с тех пор они с Еленой не виделись ни разу.

- Мне гадалка сказала, что он не приедет больше никогда. Дорогу ему крепко зашили. У них же там колдуны, вуду... Нам не пробиться... Он звонит и поздравляет нас с Петей с днем рождения. Зовет - приезжайте в гости. А как я поеду? Билет стоит 700 долларов, у него, видно, тоже денег нет. Петя у него седьмой ребенок. Я потом узнала, что он был женат еще и на украинке - расписался с ней, хотя у него уже была жена в Нигерии. Мне эта женщина потом звонила, все расспрашивала, помогает ли он мне деньгами? Ее почему-то все время материальные вопросы интересовали.

- Мама, а если я женюсь на мулатке, у нас дети будут такие, как мы, или темнее? - пытает Петя. - А если на беленькой?

Официант в кафешке, где мы разговариваем с Еленой, нетерпеливо переминается: “Что будете заказывать?”

Мы переглядываемся:

- Кофе с молоком!

Надежда Арабкина


Просмотров: 1148
Поделиться
Следующая новость Уходящая натура


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.