Сегодня 26 марта 2017 г., воскресенье, 20:15USD 57.42 -0.0981EUR 61.86 -0.2323
Статьи газеты «Мир новостей»

Уходящая натура

16 мая 2013
hits 913
Уходящая натура

ИСТОРИЯ ЧЕТВЕРТАЯ: КУДА НЕСЕТ УГРЮМ-РЕКА?

Окончание. Начало читайте в № 17 (799) и в № 18 (800)

После первого показа многосерийного фильма “Угрюм-река” письма на Свердловскую киностудию шли пачками: “Просим не показывать следующую серию в такое-то время, потому что наша бригада на заводе из первой смены перешла во вторую и мы не увидим продолжение!” А под письмом - десятки подписей, в том числе председателя профкома... Письма и критические, но в основном восторженные летели со всей страны. Еще бы! Такой накал страстей не сравнится ни с одним современным мексиканским “мылом”. Несчастной Анфисе сопереживали все советские женщины... Старый, еще черно-белый фильм сейчас перекатали на DVD-диски - потому что есть спрос, потому что люди хотят смотреть настоящее кино. Режиссер “Угрюм-реки” Ярополк Леонидович Лапшин третий год живет с женой в московском Доме ветеранов кино.

- Когда Ярополк Леонидович снимал “Угрюм-реку”, - вспоминает жена и редактор фильмов Лапшина Лариса Николаевна Козлова, - ко мне подошел главный бухгалтер, чистый человек, совершенно далекий от кино, и говорит: “Лариса Николаевна, ну как Ярополк Леонидович мог пригласить на главную роль Чурсину?! Она же высокая, худая... разве мало красивых артисток?!” Я ему говорю: “Вы потом фильм увидите - все будет в порядке”.

Людмилу Чурсину Ярополк Лапшин считает “своей” актрисой.

- Все готово для съемок, а Люды Чурсиной нет. Появляется - уставшая. Оказывается, она несколько дней снималась в Одессе, потом полетела на запись в Москву. Не спала, не ела. Я ее спрашиваю: “Людочка, что же вы себя до такой степени запрягаете?” А она отвечает: “Мне сейчас 32 года, и меня приглашают, а через несколько лет я к вам подойду и спрошу: “Ярополк Леонидович, нет ли у вас какого-нибудь эпизодика для меня?” А вы на меня посмотрите и скажете: “А зачем ты мне старая ... нужна?!” Во время съемок картины “Приваловские миллионы” Люда попала в госпиталь. А я нашел декорации подходящие, мы их переделали под себя. А Чурсина - в больнице. Мы с директором картины едем в госпиталь, идем к начальнику, начальник, конечно, генерал, мы ему: “Отдайте нам Чурсину на съемки!” Он отвечает: “Вы, очевидно, люди не совсем нормальные, человек лежит на обследовании, может, у нее серьезное заболевание, а вы говорите: “Дайте на съемки!” А у нас со студией договоренность на два дня, мы начинаем его упрашивать. Тогда он вызывает майора медицинской службы и поручает ему ехать с нами и следить, чтобы Люда снималась четыре часа и не больше. Начали съемки, подходит ко мне директор картины: “Ну как, успеваешь?” Я отвечаю: “Смеешься?” А майор сидит смотрит. Тогда директор подходит к нему, что-то говорит и уводит из павильона. Ассистентка мне передает: “Директор сказал: “Снимай! А я его отвлеку, покажу студию”. Проходит четыре часа. Я спрашиваю: “Люда, можешь дальше?” - “Могу!” Снимаем. Успеваем. А под конец дня видим, как директор выводит еле стоящего на ногах майора...

...До выхода на экран “Угрюм-реки” Людмила Чурсина была малоизвестна. И платили ей, как актрисе низкой категории, по минимуму. Ярополк Лапшин хлопотал о повышении, но отказали. Параллельно Чурсина снималась еще в двух фильмах - “Виринея” и “Журавушка”. По совокупности за три фильма ей сразу присвоили звание народной артистки СССР, миновав “заслуженную”.

- Свердловская киностудия была хоть и крупная, но все же провинциальная, - рассказывает Лариса Николаевна. - Чтобы найти хороший сценарий, надо было ехать в Москву или в Ленинград. И вот однажды в “Новом мире” мы прочли документальные записки разведчицы, которая во время войны девчонкой пошла на курсы радистов. А потом ее заслали в тыл, ей придумали легенду - она едет к дедушке. И получилась картина “Назначаешься внучкой”. И нужно было найти актера на роль старика, деда. Ярополк Леонидович решил пригласить Бориса Федоровича Андреева. На тот момент ему не было и шестидесяти, но его уже почти не снимали. На нем написано, что он - русский. Его невозможно было представить, например, Шерлоком Холмсом. А кинематограф уже стал смотреть на Запад. Появилось понятие “фестивальная картина”, то есть такая, что будет интересна и иностранному зрителю. Почему-то считалось, что если будет похоже на Запад, то будет пользоваться спросом на Западе. И Андреева перестали брать - как однозначно русского. Были сделаны первые пробы, Ярополк Леонидович повез утверждать актерский состав в объединение “Экран”. Собралась редакция, и Андреева “зарезали”. Предложили сменить на Глузского. Но Ярополк Леонидович видел в этой роли только Андреева. И сказал: “Хорошо. Меняйте актера. И меня меняйте”. И Андреев стал сниматься. Актер с таким бурным прошлым - мы даже побаивались, навели справки, нас напугали.

И вот день съемок, отправили за Андреевым машину. А он не выходит. В номер - его нет! Оказалось, что он пешком дошел до студии, сел за декорацией и готовился к роли. А тут у него 60-летие. Вдруг уедет в Москву праздновать? Но он остался и юбилей отмечал на съемочной площадке. И вот еще такая деталь - раньше актеры в театре переписывали собственной рукой все свои реплики, чтобы прочувствовать роль. Это идет еще из традиций дореволюционного русского театра. И Андреев переписал всю свою роль от руки. Ни капризов, ни претензий. Да и не было тогда капризных актеров. Я помню, как Евстигнеев входил в автобус, который вез пассажиров к самолету, в задрипанном пальтишке, вставал лицом к стеклу, чтобы никто не обращал на него внимания. А в самолете садился в кресло, наклонял голову и засыпал. Когда он снимался у нас, у него была только одна просьба, чтобы рядом со съемочной площадкой стояла раскладушка. Отыграв свое, он ложился на раскладушку и засыпал. “Евстигнеев - на площадку!” Он вскакивал и шел.

...Смена кадра. На столике появляются фарфоровые чашки, в вазочки насыпаются шоколадные конфеты. И вот мы уже не в Доме ветеранов кино, а в гостиной известного режиссера:

- Вы смотрели картину “Продлись, продлись, очарованье”? Это история о любви двух пожилых людей. Ию Саввину я сразу увидел в роли главной героини, еще читая сценарий, а вот главного героя никак не мог найти. Мой помощник передал сценарий Саввиной, и она попросила меня встретиться с ней в фойе МХАТа, чтобы обговорить детали. Я пришел. Мы стали разговаривать, а мимо проходили актеры, я все вглядывался - кто? Великий Смоктуновский? Но он не подходил мне по характеру... И вот вижу - идет Ефремов. Моложе, чем мой герой, но лицо уже усталое. И я подумал: “А что если его?” И отправил к Ефремову помощника со сценарием. На другой день я встретился с Олегом Николаевичем: “Я прочитал сценарий, и он мне понравился, я мог бы сыграть эту роль, но не буду. Я ведь и художественный руководитель театра, и директор, и даже прораб, могу ли я выехать в Свердловск? Конечно, нет. Я просто сорву вам съемки”.

...Дуэт Саввиной и Ефремова все же состоялся. Съемки перенесли в Подмосковье. Снимали во второй половине дня, в выходные.

...Ярополк Лапшин уверен, что мог бы снимать и дальше. Ведь снимает же португальский режиссер, которому уже перевалило за сотню лет. Но время. Что стало со временем? Почему оно стало не то?..

Надежда Арабкина


Просмотров: 913
Поделиться
Следующая новость Уходящая натура


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.