Сегодня 25 марта 2017 г., суббота, 03:06USD 57.42 -0.0981EUR 61.86 -0.2323
Статьи газеты «Мир новостей»

Смерть под пытками

16 мая 2013
hits 1123
Смерть под пытками

Его убили не на войне. Федор Николаевич Гладков смог выжить в лесах Западной Белоруссии, где воевал с 1944 года. Не добила смерть жены. Со своей Софьей он прожил больше 50 лет, а схоронил полтора года назад. Не свели в могилу болезни. От прописанных врачами лекарств отказывался: мол, пока держусь. 81-летнего ветерана из Нижнего Новгорода забили до смерти в собственной квартире. Пинали ногами, переломали ребра. Мучили... Перед смертью старик смотрел телевизор. Убив ветерана, грабители выдернули шнур из розетки и вынесли старый "ящик". Больше в доме поживиться было нечем. И отморозки не побрезговали рубашками и чайным сервизом.

ДЕДА, РАССКАЖИ О ВОЙНЕ...

После смерти жены Федор Николаевич жил по-стариковски замкнуто, тихо. Утром просыпался, шел на рынок. Покупал продукты, молочко, кефир. Потом готовил себе нехитрый обед. После войны пришлось на кухне поваром служить два года, там и научился. Готовил по армейской привычке на один день. А к вечеру усаживался смотреть новости. Даже на праздник в честь Дня Победы в этом году не пошел, сказал, что никого не осталось из его друзей-ветеранов, поговорить не с кем.

Да и не любил он рассказывать о войне. Внуки - у него их четверо - раньше приставали: "Деда, расскажи!" А он подмигивал и отвечал: "Военная тайна". Зачем им, рожденным в мирное время, знать, как в начале войны остался за старшего в семье, где было еще шестеро детей. Как возил зерно на подводах из деревни в райцентр.

Как 17-летним мальчишкой оказался в белорусских болотах, потом в Литве. Как таскал на спине 30-килограммовый пулемет "Максим". Как потом всю жизнь ныли вечно промокшие ноги.

Война закончилась для Федора Гладкова в 1951-м. Он демобилизовался из внутренних войск НКВД и начал работать, как говорят здесь, в Нижнем Новгороде, "в литейке на ГАЗе" - на литейном производстве Горьковского автозавода. Сразу после войны женился. Воспитал троих детей, дождался появления правнучек.

Звание ветерана Гладкову присвоили чуть больше десяти лет назад. Надо было ходить, хлопотать - он не хотел. Потом уже дети настояли заняться бумажками, чтобы пенсия была больше. Выхлопотали повышенную - в шесть тысяч восемьсот рублей... Федор Николаевич сам вел свой бюджет, умом был крепок и в 81 год. Сын с женой давно предлагали ему съехаться, но он отказывался, говорил: "Заберете, если совсем немощным стану".

Крепкое военное поколение. Их ничем было не сломить.

Ни огнем, ни железом.

А на старости лет деды и бабки стали легкой добычей.

СОСЕДИ НИЧЕГО НЕ СЛЫШАЛИ

Последний раз родственники видели Федора Николаевича в воскресенье на крестинах младшей правнучки.

- Мы звонили дедушке каждый день, - рассказывает внучка Гладкова Людмила. - Во вторник вечером он сказал маме, что смотрит телевизор и собирается ложиться спать.

- Папа очень любил телевизор смотреть, - говорит младший сын Гладкова Александр. - Каждый вечер включал, - и закрывает лицо руками.

- А утром в среду дедушка не взял трубку, - продолжает Людмила, - мы подумали, что он ушел в магазин, звонили еще два раза - не отвечает. Тогда мама с папой решили сходить к нему.

В панельной пятиэтажке на улице с говорящим названием Старых производственников и правда доживают век старые производственники, бывшие работники автозавода. Многие в одиночестве, как и Федор Николаевич. В доме в последние два-три года участились грабежи. Вроде ходили какие-то люди, проводили "соцопрос", выясняли, сколько человек проживает в квартире. Возможно, Гладкова выслеживали.

Подъездная дверь на кодовом замке. Но попасть в дом несложно. Я вместе с соседом Гладкова поднимаюсь на пятый этаж, молодой парень перед моим носом захлопывает металлическую дверь - "Мы ничего не слышали!"

Убивали Федора Николаевича предположительно после девяти вечера. Когда все дома. В панельках стены, как картон. Но никто ничего не слышал. Соседи снизу сказали, что вроде как молотком стучали, - били головой об пол?

Федор Николаевич сам открыл дверь убийцам. Хотя обычно был осторожен, всегда спрашивал "кто?" Тем более и глазок, и цепочка на двери были. А тут открыл. Может, знакомые. Впрочем, обмануть старого человека несложно. Если вечером позвонят в дверь и скажут, что вы топите соседей, откроете? Скорее да. Федор Николаевич тоже открыл.

60-ЛЕТИЕ ПОБЕДЫ ГРАБИТЕЛИ НЕ ОЦЕНИЛИ

- Мы пришли, а дверь открыта - не на замке. Зашли в квартиру, а там все перевернуто, в соседней комнате я его и нашел, - говорит сын Гладкова Александр, - думаю, что отца пытали, ухо черное от побоев, три ребра сломано. Били ногами.

Накоплений Федор Николаевич дома не хранил, все, что оставалось от пенсии, клал на сберкнижку. Обыскать квартиру - дело нескольких минут. У российских пенсионеров сейфов нет, деньги хранят либо в серванте, либо в книжном шкафу или в постельном белье. Так что избивать, чтобы выяснить, где тайник, смысла нет.

Возможно, грабители пришли за военными наградами. За некоторые ордена и медали коллекционеры готовы выложить десятки тысяч долларов, не особо интересуясь, откуда награды.

У ветерана Гладкова было четыре медали. Две - "За победу над Германией" и медаль "30 лет Советской армии и флота" - он оставил в родном доме в деревне. Пока была жива супруга, Гладковы каждое лето уезжали в Нижегородскую область, поближе к земле. Потом сил не стало. А медали там и остались.

В городской квартире в картонной коробочке вместе с документами на все награды Федор Николаевич хранил медали в честь 50-летия и 60-летия Победы. Эту коробочку убийцы нашли, но медали не взяли - не ценятся на черном рынке. Раз знали это, знали и то, что и за две другие медали больших денег не получить.

Зачем пытали, зачем мучили?

Зачем убили старика, с которого и взять-то нечего? Страшно. Эта трагедия далеко не единственная.

В последнее время криминальная хроника под завязку забита сообщениями о жестоких убийствах ветеранов. Тех немногих, кто дожил до наших дней, нещадно истребляют.

В начале августа в Воронежской области односельчане убили 95-летнего фронтовика Ивана Заболотного... из-за полмешка сахара и 350 рублей. Ветеран отказался дать убийцам взаймы, сказал, что пенсию еще не разносили, денег попросту нет. Его задушили собственной рубашкой.

В Свердловской области в конце июля две женщины и мужчина напали на 87-летнюю Александру Кропотухину. Женщину, прошедшую войну, ударили по голове стулом, потом зарезали ножом. Сняли с руки обручальное кольцо и украли продукты. Больше у нее ничего не было.

2 мая этого же года в Алтайском крае 16-летний подросток нанес 82-летнему ветерану войны девять смертельных ножевых ранений. И забрал из квартиры 400 рублей - все стариковские деньги.

В Тверском суде на днях вынесли приговор двум убийцам. 1 мая прошлого года 29-летний Юрий Решетников и 32-летний Андрей Семенов пришли в дом 85-летнего инвалида войны Павла Артемьева и стали требовать деньги. Их у Артемьева не оказалось.

Тогда убийцы обыскали квартиру, нашли награды и охотничий нож. Наживу забрали, фронтовика застрелили из револьвера.

Наши ветераны думали, что война закончилась в мае 1945-го. Но нет, они до сих пор на войне. Пытки, нож в спину, выстрел в упор - то, чем благодарят их потомки. Тех, кто сражался за Родину, лишили даже такой малости, как умереть спокойно. Вы задумайтесь - речь уже идет не о достойной старости, а о спокойной (читай: естественной) смерти.

Как им выжить, если у защитников отечества нынче столько врагов. Черные риелторы, наркоманы, неонацисты, грабители.

Что мы можем им предложить - сидеть, трясясь от страха за закрытыми дверьми? Прятать награды?

Вооружаться?

Ведь если сегодня вечером в стариковской квартире по соседству выключат телевизор, мы даже не услышим...

Надежда Арабкина,
Нижний Новгород - Москва


Просмотров: 1123
Поделиться
Следующая новость «Не хочу делать аборт!»


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.